Простые вещи с юристом Алексеем Елаевым

  • Архив

    «   Март 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30 31    

Упечь пожизненно?

Чем больше я смотрю на инициативы парламентариев или ещё кого, кто думает, что право и закон — это одно и то же, тем больше я поражаюсь их не то что кровожадности, какому-то отсутствию инстинкта самосохранения, что ли.

Предложили ввести пожизненное лишение свободы за нападение на врачей. Дескать, нападают, надо что-то делать, так как простые наказания уже никого не отталкивают. До того, известная сенатор Мизулина предложила до конца дней лишать свободы «педагогов-растлителей» (это тех, кто добровольно, не надо путать с изнасилованием). Какие следующие предложения будут? За что ещё вы предлагаете сразу отправлять за Полярный круг?

Что ни день — кто-нибудь да предлагает кого-нибудь сажать пожизненно. Боюсь, что если бы не Конституция — и расстреливать бы предлагали по поводу и без повода. Чтобы уж совсем с глаз долой — из сердца вон.

Только вот стали забывать о хотя бы какой-нибудь соразмерности наказания содеянному и «лестнице наказаний» — когда самые тяжкие наказания назначаются только в тех случаях, когда иным способом ничего предотвратить нельзя. Чтобы было понятно, что ещё можно остановиться. В Конституции России прямо написано, что смертная казнь — это за преступления против жизни. Но нам говорят, что пожизненное лишение свободы (в существующих условиях невыхода на свободу — смертная казнь в рассрочку) — это уже на альтернатива смертной казни, а просто такое наказание, потому даже право на присяжных при его назначении применяется не всегда.

В отечественном уголовном кодексе есть несколько преступлений, не связанных с совершёнными убийствами, за совершение которых предусмотрено пожизненное лишение свободы (пересказываю составы своими словами):
— повторное изнасилование или насильственные действия сексуального характера с потерпевшим, заведомо не достигшим четырнадцатилетнего возраста (ч. 5 ст. 131 и ч. 5 ст. 132),
— добровольное половое сношение с лицом возраста от 12 до 14 лет лицом, ранее судимым за совершение преступления против несовершеннолетних (ч. 6 ст. 134);
— организация или руководство совершением хотя бы одного из некоторых составов террористической деятельности (ч. 4 ст. 205.1, не все из составов подразумевают, что кто-то погиб);
— прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности (статья 205.3, достаточно просто пройти обучение);
— создание террористического сообщества (ч. 1 ст. 205.4, достаточно создать);
— организация деятельности террористической организации (ч. 1 ст. 205.5, достаточно организовать);
— создание или организация деятельности преступного сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии (ч. 4 ст. 210);
— угон воздушного судна, сопряжённый с совершением террористического акта или террористической деятельностью (ч. 4 ст. 211);
— производство или сбыт наркотиков в особо крупном размере (ч. 4 ст. 228.1);
— контрабанда наркотиков или психотропных средств организованной группой, в особо крупном размере или с применением насилия к пограничнику или таможеннику (ч. 4 ст. 229.1);
— «Совершение вне пределов территории Российской Федерации взрыва, поджога или иных действий, подвергающих опасности жизнь, здоровье, свободу или неприкосновенность граждан Российской Федерации в целях нарушения мирного сосуществования государств и народов либо направленных против интересов Российской Федерации, а также угроза совершения указанных действий» (ч. 1 ст. 381).

Почему я перечислил все эти составы? Не потому, что я тем или иным образом поддерживаю тех, кто их совершает, это далеко не так, существует множество гадких и мерзких преступлений, совершающие которые должны отправиться в тюрьму далеко и надолго. Но есть преступления ещё более чудовищные и ещё более тяжкие, которые эти лица совершить не успели, хотя вполне могут, но останавливают себя, опасаясь самого тяжкого наказания.
В одном из советских фильмов группа расхитителей чего-то социалистического собирается, после чего её руководитель «поздравляет» участников с тем, что они наворовали аккурат на расстрел, так что группе терять уже нечего. После чего они откуда-то достают оружие и начинают стрелять-убивать, чтобы заметать следы, да и вообще чего уж терять-то?

Вот также и здесь — слишком рано проведена та грань, за которой — колония особого режима для пожизненных заключённых. Соответственно — и это доказано советской практикой — там, где раньше человек не убивал жертву, ему будет проще её убить, там, где раньше люди не занимались убийствами — с большой вероятностью они будут ими заниматься. Ведь терять-то уже нечего, зачем оставлять следы или оставаться на полпути? Особенно страшно это для преступлений террористической направленности и против несовершеннолетних.

А общественной дискуссии по поводу того, что хватит уже превращать Уголовный кодекс в законы царя Драконта, особо и нет. Наоборот — все только и кричат со всех сторон, как бы чего ужесточить и отправить людей на пожизненное (откуда никто ещё не вернулся) за первое, другое, третье. Зачем вы это делаете? Вам не жалко жертв преступников, которые неизбежно будут заметать следы или испытывать судьбу до последнего, раз уж нечего терять? Или вам просто хочется лишний раз показать, что вы на стороне готовых разорвать малейшего нарушителя?

Криминология — это наука, наука о преступниках и предупреждении совершения преступлений. И ей необходимо заниматься всерьёз, а не по-любительски, чтобы, не дай бог, неправильно «предупреждённое» преступление не порождало новых, гораздо более тяжких.

Источник

Про 62 трупа и косвенный умысел

Что-то неуловимое в моей "юридической душе" препятствует признанию трагедии в Иркутске, где в результате употребления "жидкости для принятия ванн" погибло уже 62 человека, простым несчастным случаем или же нарушением правил производства товаров.
Конечно, можно долго и упорно говорить о том, что умысел сознательно производивших отравленную дрянь из метилового спирта, во флаконах, напоминающих всем известную "чекушку", с этикеткой, напоминающей водочную и с надписью "Спирт этиловый 83%", был направлен исключительно на производство ядовитой жидкости для принятия ванн, а потому не мог учитывать то, что эту штуку кто-то выпьет. Ну да, они же мелким шрифтом написали внизу этикетки "Опасно принимать внутрь", а также "истинное" предназначение жидкости - якобы для принятия ванн, со столь родным и знакомым всем названием "Боярышник".

А потом продавать сие в продовольственных ларьках. Ну да, обычно же человек вечером зайдёт в ларёк, купит хлеба, да заодно и концентрата для принятия ванн, чистоплотные мы сильно, нам надо ванны постоянно принимать.



Вот выше картинка. Формально всё "юридическое начётничество" соблюдено - буквы РСТ (если бы это был продовольственный товар - стояло бы ЕАС), ТУ, по которому произведено (у нас же все по номеру ТУ сразу же в интернете смотрят, что ж там такое намешано, естественно!), коричневая этикетка с разведёнными мостами, даже срок годности и надпись об опасности употребления внутрь (она везде есть, пусть и другого содержания - и на сигаретах и на настоящем алкоголе, все же знают, что опасно употреблять внутрь). Ну сразу же видно - жидкость для принятия ванн! Вот так приходишь в ларёк и спрашиваешь - что у вас на 100 рублей есть - а вам говорят: "Зачем вам пить вечером - вы лучше ванну примите, дорогой мой человек!"

Хотя - обычно в таком случае посетителям ларька говорят: "Вот, новое поступило, разводить один к двум, пока никто не жаловался". А 100 рублей или 200 для большинства населения нашей страны - это разница как для многих читателей данного блога 1000 рублей или 2000. Вы тоже, когда вам привезённый из-за границы подпольно виски продают за тысячу вместо двух, считаете, что вам несказанно повезло. Так и тут: это такая "налоговая схема" для бедных - спирта столько же, платить сурово меньше. Разбавленный спирт - вообще очень популярный напиток среди миллионов россиян, так как даже 200-рублёвая "социальная" водка - продукт дорогой, элитный. Конечно, можно, подобно Невзорову, говорить про естественный отбор, но дело не в естественном отборе, а в нищете.

Так вот - могли ли обычные "потребители" данного пойла полагать, что перед ними жидкость для принятия ванн? Может, и могли, но только как "прикрытие" истинной цели продажи питьевого спирта под видом непродовольственного товара. Когда в ларьке у меня на остановке продавщица что-то такое продаёт из под полы - я не думаю, что кому-то из покупателей этого дела вообще есть какое-то дело до надписей на бутыльке, хоть лосьон, хоть средство от запотевания ног. Читатели данного блога тоже части пишут "крестьянское (фермерское) хозяйство", а имеют ввиду "ответвление холдинга для уклонения от уплаты налогов при помощи использования ЕСХН" и ничего - все всё на самом деле понимают.
Теперь к производителям этой ядовитой дряни. Знали ли они с разумной достоверности о том, что производят не средство для принятия ванн? Разумеется. Это видно и по этикетке и по манере продаж и по тому, что никому в голову не могло придти принимать с этим ванну. Надпись на этикетке в данном случае лишь способ сокрытия совершения преступления - уклонения от уплаты акцизов и продажи немаркированной алкогольной продукции. К слову, простой ввод в гугл словосочетания "уклонение от уплаты акцизов" даёт нам подобную "схему" одной из первых. Тут оперативно-разыскные и следственные мероприятия в помощь.

Вот если бы они действительно хотели производить и продавать жидкость для принятия ванн, а не подакцизное пойло, тогда можно было бы рассуждать о том, есть ли тут статья 238 УК РФ или нет. В действиях продавщицы, теоретически, она ещё и может быть - попросил человек пойла, а ты ему - жидкость для принятия ванн, да ещё нахвалила, берут, дескать, и не возвращаются с претензиями.

А вот в действиях изготовителей этой дряни мне "простой" статьи 238 УК РФ не видится. Ведь они сознательно знали, что льют в то, что будут пить люди, жидкости, от которых обычно люди умирают. О том, что метиловый спирт ядовит и вызывает летальный приём даже при приёме небольших доз, общеизвестно. "Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень?". С какой целью лили? Потому что им было явно плевать на потребителей данного зелья. "Подохнут - так подохнут, естественный отбор". Лей, Вася, лей! Что 50 трупов, что 60 - какая разница, юристы потом скажут, что мы жидкость для ванн лили, этикетка-то есть!
А если бы не было этикетки? На что бы это повлияло, кроме фразы в приговоре "продолжая свой преступный умысел, желая скрыть свои преступные действия организовали нанесение на потребительскую упаковку информации о составе и употреблении товара, заведомо не соответствующей содержащейся в ней жидкости"?
Произвёл заведомый (заведомый!) яд, продал для питья, плевал на последствия и что? Будешь говорить, что это статья 238 УК РФ? Не уверен.
Часть 3 статьи 25 УК РФ: "преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично."
Какие тут последствия? Смерть двух или более лиц. Точнее - 62 человек. Относились ли к ним безразлично? Очевидно. Есть ли причинно-следственная связь между производством для питья заведомого яда и гибелью 62 человек? Есть.
Так какое же это "производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности", пусть даже и "повлекшее по неосторожности гибель двух или более лиц".
Нет тут неосторожности. Тут хороший, качественный, косвенный умысел на убийство двух или более лиц. А потому уголовное дело надо возбуждать по части 2 статьи 105 УК РФ. Чтобы те, кто организовал и реализовал "схему" продажи заведомого яда для питья, на поверке в колонии для пожизненных, стоя в позе журавля, всякий раз говорили "убил шестьдесят два человека".
Но посмотрим, что будет. С "большим удовольствием" будем наблюдать, как продавщицы пойдут в свидетели, так как выяснится, что они "действительно" рекомендовали принять ванну, производители просто "перепутали" два крана на производстве, а организаторы действительно думали, что у них бизнес по производству отдушек. В итоге - часть 1 статьи 238 УК РФ, 300 тысяч рублей штрафа, а 62 трупа - это так, побочные явления чьего-то зарабатывания на домик в Ницце и "Ленд Крузер". "Естественный отбор", чего уж там!

Оригинал публикации

Эпидемия разгильдяйства: ВИЧ снова на пороге

Ваш покорный слуга родился и живёт в Калининграде. Раньше, когда я где-то говорил, что я из Калининграда, первым делом мне отвечали: «Знаем, это у вас сплошной СПИД на улицах». Приходилось на это отвечать достаточно банальные вещи. Что область у нас маленькая, сто на сто пятьдесят километров, со всех сторон закрытая границами и находящаяся неподалёку от европейских стран.

Что ещё в девяностые годы приводило к реализации здесь западных программ по выявлению и профилактике ВИЧ-инфекции, соответствующему просвещению в школах и вузах (в том числе — на уроках ОБЖ), открытию центров и прочему. Что, естественно, способствовало высокой выявляемости уже распространявшейся по стране немыслимыми темпами инфекции.

В Калининграде ещё в девяностые годы каждый школьник знал. как передаётся и как не передаётся ВИЧ-инфекция, как правильно предохраняться, что можно и что нельзя делать для избежания заражения. Введение проверки на ВИЧ всех и вся, от призывников до пенсионеров и прочие показатели привели к тому, что регион с первых мест в стране по числу инфицированных на душу населения скатился вниз по таблице. Но привели не только за счёт того, что упали показатели в регионе (на сентябрь 2016 года — чуть больше 5 тысяч инфицированных), но и за счёт расширения контроля за распространением инфекции в стране.
Самое страшное и непонятное в распространении инфекции в Екатеринбурге — увеличение числа инфицированных половым путём, которые составляют более половины выявляемых случае. То есть, культура полового просвещения по предупреждению ВИЧ-инфекции и заболеваний, передающихся половым путём, утрачена напрочь.

В-принципе, оно и понятно: борьба с «секспросветом» 10 лет назад наиболее активно началась именно в Екатеринбурге. Вспомним публикации 2006 года о вреде демонстрации школьникам презервативов, борьбе с программами по просвещению и запрете работы с соответствуюшими организациями. То, что молодёжь и без разнообразных программ найдёт в себе силы распознать свои половые желания, казалось очевидным с самого начала. Но то, что она же будет делать это со всем набором суеверий и неграмотности, тоже никаких сомнений не вызывало.
Но только недавно и в Калининграде я обратил внимание на практически полное отсутствие разъяснительной работы по ВИЧ и иным заболеваниям. Бывая в школах или детских поликлиниках, заметил отсутствие соответствующих плакатов, а о проведении каких-нибудь массовых молодёжных или просветительских акций и слыхом не слыхивал.
Что — если за эти 10 лет выросло целое поколение, для которого ВИЧ, гепатит С и ЗППП — вещи совершенно непонятные, полные мифов и загадок? Тогда стоит удивляться не эпидемиям, а тому, что только сейчас выявили и начали бить в набат.

Оригинал публикации (на правах первоисточника).

Сколько стоит человеческая жизнь?

Вопрос, о том, сколько стоит человеческая жизнь, только на первый взгляд кажется достаточно циничным. "Как так?! - ответите вы мне, - человеческая жизнь бесценна! Её нельзя покупать или продавать!". И будете правы.

Действительно - купля или продажа человека вполне охватывается статьёй Уголовного кодекса, карающими за работорговлю или сутенёрство. В соответствии с российским законодательством даже человеческие органы и препараты из них не могут быть объектами купли-продажи. Но это - не повод снимать вопрос о стоимости жизни с повестки дня. Ведь когда речь идёт не о купле или продаже, а о выплате "восстановительной стоимости", мелочиться или впадать в патетический бред не стоит.

В каких случаях может ставиться вопрос об определении денежной стоимости человеческой жизни? Мне представляется это в следующих вопросах:
- определение размера гражданского иска потерпевшего, подлежащего удовлетворению в уголовном деле (вне зависимости от назначения уголовного наказания и умышленности/неумышленности самого преступления) или определение размера "полной компенсации ущерба" при прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию;
- определение размера возмещения вреда причинителем вреда (несчастные случаи на производстве, техногенные катастрофы и иные казусы, в которых уголовные дела не возбуждаются);
- определение размера компенсаций родственникам жертв, погибших от террористических актов; родственникам военнослужащих, погибших при исполнении служебного долга;
- определение размера компенсаций при причинении нелетального вреда здоровью.

Страница в "Википедии", посвящённая экономическим расчётам стоимости человеческой жизни, приводит статистику, в соответствии с которой в России обычная стоимость жизни составляет всего 1 - 1,5 миллиона рублей. То есть - не больше средней зарплаты по стране за 3-5 лет. Но мы все прекрасно знаем, что суды крайне редко взыскивают подобные суммы в пользу потерпевших в уголовном деле, так как даже это кажется чрезмерным. Американские суммы в миллионах долларов США и вовсе кажутся нам чем-то нереальным, а родственникам военнослужащих, получивших взамен погибшего отца и мужа 5 миллионов рублей компенсации, чуть ли не завидовать принято.

В Древней Руси вира, подлежащая выплате в случае убийства в соответствии с Русской Правдой, была значительной и составляла 40 гривен, что ставило любого виновного в причинении смерти в крайне разорительное положение. Может - оно и правильно?
Понятно, что максимальная сумма возмещения должна зависеть от имущественного положения, чтобы не было возможности для богача, виновного в гибели бедняка, откупиться квартирой (как это обычно делается), на которую он в ином случае не заработал бы никогда.
Минимальная сумма не должна быть крайне низкой. Она в любом случае должна быть разоряющей или близкой к таковой для причинителя вреда. Так как её размер должен не только финансово восполнять человека для его родных и компенсировать моральный вред, связанный с причинением смерти, но и быть размером, препятствующим развитию халатного поведения у состоятельных организаций. Не хочешь вкладывать деньги в развитие индивидуальных средств защиты или замену скользкого кафеля на полу? Выплаты, сопоставимые с размером выручки организации за определённый период, в случае, если кто-нибудь от этого погибнет, покажут остальным участникам рынка, что к своим обязанностям стоит подходить серьёзнее.
Хочешь пьяным порассекать по городу? Даже если отделаешься условным сроком, предстоит расстаться с имуществом, чтобы компенсировать родственникам сбитого тобой человека их безутешное горе. А если нет родственников - компенсируешь в специально созданный фонд, чтобы никто не ушёл не только от уголовной, но и от гражданско-правовой ответственности.

Про гибель государственных служащих я и не говорю. Понятно, что в их должностные обязанности входит возможность быть убитым врагом или преступником, но значительнейшая сумма выплат родственникам погибшего полицейского или военного должна всякий раз думать о том, стоит ли жертвовать его жизнью или же можно найти иной, более дешёвый способ, справиться со сложившейся ситуацией, либо тем или иным способом улучшить его экипировку.
При компенсации тяжкого и иного вреда здоровью я и не говорю - если ты выбил человеку глаз или отнял руку, его жизнь никогда не будет прежней, а потому подлежит достаточной компенсации, а не обычно присуждаемым 100 - 200 тысяч рублей, которых много, чтобы пропить, но мало, чтобы что-то купить.
Уважаемые читатели блога. А как вы думаете - сколько должна стоить человеческая жизнь, чтобы положения Конституции России о том, что человек является высшей ценностью, были не "нормой-декларацией", а действительно работающей правовой нормой?

Что такое выборы?

Мы так привыкли к тому, как именно выглядят выборы, что порой представляем себе, что что-то схожее существовало испокон веку: списки, бюллетени с несколькими кандидатами, кабинки, урны, комиссия с тем или иным уровнем непредвзятости, снующие вокруг этого кандидаты и наблюдатели.

Давайте подумаем по-другому, обратившись к литературе тех времён, когда свободных, да и всяких вообще, выборов в нашей стране не существовало. То есть, к словарю Брокгауза и Ефрона 1890 года издания.

«Слово выборы употребляется в качестве юридического термина для обозначения того акта, посредством которого известное общественное или политическое соединение выделяет из своей среды одного или нескольких своих членов, в качестве представителей интересов данной общественной группы или целой нации, или же в качестве лиц, удовлетворяющих условиям, требуемым для занятия выборных должностей или выполнения определенных общественных функций. Являясь одним из способов учреждения власти или перенесения каких-либо прав на избранное лицо, выборное начало может существовать совместно с другими известными условиями возникновения правомочий, каковы: рождение, конкурс, жребий, очередь и назначение от правительства».

Понятно, то есть выборы в действительности (как их видели в довыборную эпоху) — не конкурс, не жребий, не очередь и не разновидность назначения от правительства. Это такой способ выделения из своей среды того или иного человека для представления интересов указанной общественной группы или выполнения тех или иных общественных функций.

А всё остальное — это так, цветочки или красивые бантики. Можно тайно, можно открыто, можно с кабинками, можно по интернету — никакого особенного значения «на долгую перспективу» это не имеет. Даже наоборот — порой гораздо сложнее пройти открытый этап выдвижения в своей среде, чем процесс тайного голосования, при котором с избирателями кандидат общается листовками, да записью в бюллетене.

Может быть, именно поэтому в нашей стране косвенное открытое голосование на выборах Съезда советов в 1936 году было заменено на прямое тайное, но на безальтернативной основе: своим-то в глаза смотреть сложнее, а тут — 99,6% (ну-ну, попробуй под надзором парткома зайди в кабинку и кого-нибудь вычеркни) избирателей что-то такое себе навыбирали, а сейчас из избираемых тогда никого и не помнят. Почему не помнят? Потому что не были они действительными представителями соответствующих сообществ избирателей, а просто «отбывали урок».

Вообще, очень часто избирательные кампании, при всей их внешней демократичности, не похожи на выборы в Эфроно-Брогаузовской трактовке. Потому что нет уверенности, что люди идут кандидатами именно с целью представлять соответствующую часть населения, быть рупором соответствующей общины или политической прослойки. Есть просто красивые слова «я один и вас» (и где мы тебя видели?), «я стабилен и надёжен» (в желании иметь зарплату и ничего не делать?), «я люблю отчизну» (а кто её не любит, покажите мне его?), но нет действительной борьбы за право быть представителем соответствующих избирателей.

А кто такой депутат? Вальяжный мужчина с флажным значком, сидящий в кабинете? Не уверен. «В России так называется лицо, отряжаемое учреждением или сословием для присутствования при производстве какого-либо дела или каких-либо действий в видах ограждения интересов этого учреждения или сословия, или лиц, к нему принадлежащих.»

То есть, советское словосочетание «депутат — слуга народа» — не такие уж и пустые слова. Потому как его основная цель — ограждение интересов лиц, его направивших. А если направил народ — то, соответственно, защита его интересов, а не чьих бы то ни было других.

Представьте себе, что вам нужно выбрать себе адвоката для представления ваших интересов в органах власти. На что вы обратите внимание? На понимание им сути рассматриваемого дела, его познания, характеристики, опыт прошлых дел, его обещания вам по ведению дел, стоимость его услуг, что тоже немаловажно. Потом заключите с ним контракт и отправите в соответствующий орган. Почему же мы иным способом оцениваем наших представителей в парламенте? Ведь это не абы кто, а именно те, кому мы доверяем от своего имени вершить судьбу нашу и наших семей путём голосования или не голосования за проекты, рассматривающие всё общество. И, в отличие от адвоката, мы не можем отказаться от их услуг досрочно, а должны ждать окончания срока избрания, чтобы затем избрать новых.

Так что выборы — это такая специфическая процедура, посредством которых мы, как жители соответствующей местности, направляем в коллегиальные органы ходоков, представляющих и защищающих наши интересы. Потому выборы могут быть без кабинок, без бюллетеней и даже без избирательных комиссий. Но их не будет без людей, понимающих свои интересы и готовых их отстаивать. То есть — без избирателей.

Оригинал

ВОСКРЕСНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ 14.02.2016

Встреча тысячелетия
Встреча папы Римского Франциска и патриарха Московского Кирилла на Кубе была названа «встречей тысячелетия». Понятно, что это именование – пропагандистский ход, так как Московского патриархата во время великой схизмы в 1054 году не существовало, как и, собственно, Москвы. В XI веке раскололись Римская и Константинопольская церкви, первоиерархи которых сняли друг с друга анафемы и встретились ещё в 1964 году. Но для относительно молодой в сравнении с двумя тысячелетиями истории христианства Русской церкви это событие громадной значимости: может быть, верующие вместо различий (сводящихся в действительности, лишь к Filioque в Символе веры) начнут искать в христианских конфессиях сходства. А, найдя их, пытаться лучше понимать друг друга.

«Ночь длинных ковшей»
Это название – не сатирическое и не от оппозиции. Именно так, по аналогии с событиями в Германии июня 1934 года окрестила произошедшее газета «Московские новости». И, вроде бы, история не терпит аналогий, но внесудебная расправа над бывшими союзниками по гитлеровской партии и внесудебное уничтожение собственности союзников бывшего московского мэра схожи лишь одним – отсутствием каких-либо судебных решений в своей основе.
В ночь с 8 на 9 февраля 2016 года московские власти с применением сотен единиц тяжёлой техники снесли десятки торговых павильонов, находящихся у станций столичной подземки. Павильоны сносились вопреки судебным решениям федеральных судов и выданным федеральными органами исполнительной власти свидетельствам о праве собственности на объекты недвижимого имущества. Вразумительного юридического объяснения подобного рода действий со стороны московской мэрии не получено. Ну, не считать же таковым разъяснения о том, что все документы о собственности на ларьки – «ничего не стоящие бумажки, полученные жульническим путём».
Интернет-дискуссия развернулась шикарная: что лучше – беззаконие, но во имя «красивого вида вокруг станций метро» или по закону, но «с этим убожеством». О том, что право собственности священно и гарантировано Конституцией России, а самовольность постройки может быть признана только судом, стараются и не вспоминать. «Стало красиво» и всё тут, хотя красота – понятие относительное, в отличие от закона. На кладбище тоже красиво, только вот жизни нет, да и рабочее место только у сторожа.
Дозвол или не дозвол?
Транспортная война – идёт или не идёт? Посмотришь телеканалы – так там всё, что угодно, кроме касающегося миллионов людей и вполне разрешённого с точки зрения правил ВТО. Это нам кажется, что грузовик – такая же машина: куда захотел – туда поехал. На самом деле к нему прикручено такое количество правовых норм, региональных, федеральных и международных, что непонятно, как эта система вообще умудряется доставлять какие-либо товары из точки А в точку Б. А из Европы в Россию иным способом, кроме автопоездов, товары доставляются редко: спрос неоднороден, да и железная дорога – не самое надёжное средство перевозки скоропортящихся товаров. Польша, Украина, кто дальше? Или этого тоже вполне достаточно, чтобы понять, как именно от дружеских отношений между государствами зависят цены на прилавках. Понятно, что для узкого круга избранных, как раз и участвующих в принятии решений о разных войнах, нужный деликатес можно и самолётом доставить, но худой мир всё же лучше доброй ссоры. По крайней мере, дешевле.
Государственная водка как элитный напиток
Такое впечатление, будто лица, принимающие решения в сфере алкогольного рынка в России, полагают, что за пределами автоматизированной системы учёта алкоголя водки не существует вовсе. Дескать, повысим цены, уменьшим количество мест легальной торговли – и население резко станет меньше пить. На прошедшей неделе появилось два блещущих новизной предложения: повысить минимальную розничную цену на алкоголь и убрать алкоголь из магазинов, находящихся в жилых домах. Ну, оно конечно, с точки зрения статистики будет неплохо: легальные обороты упадут в разы (вместе с акцизами). Потом появилось, вроде бы, «либеральное» предложение: разрешить продажу водки, где только можно, но саму продажу передать в руки государства. Дескать, для пополнения казны, любые методы хороши.
Правда, куда денутся самогон, «незамерзайка» и разбавленный спирт из тех подпольных точек, которые и сейчас не утруждают себя всеми этими бюрократическими заманухами и при этом неплохо живут? Которым не страшна даже уголовная ответственность? Ведь даже водка по 185 рублей за поллитровку – это напиток не самых низов общества. Посмотрите на объявления на столбах – за 500-800 рублей можно достать пятилитровую пластиковую посудину с чем-то непонятным, но чрезвычайно популярным в народе. Не будет доступной водки – увеличится спрос на то, от употребления чего умудряются погибать целыми семьями и населёнными пунктами.
Видели ли эти «лоббисты» вскрытый труп со следами отравления дешёвым алкогольным суррогатом? И кто ответит за увеличение количества этих трупов из-за столь мудрой алкогольной политики? Ведь хронический алкоголизм – это социальная болезнь, а не просто следствие доступности «зелёного змия».

Узаконенный бандитизм

Оригинал.

"Пространная редакция «Русской правды» в пункте 51 ограничивает право кредитора на взыскание процентов по договору займа:

«51. О мѣсячнѣмь рѣзѣ. А мѣсячныи рѣзъ, оже за мало, то имати ему; заидуть ли ся куны до того же года, то дадять ему куны въ треть, а мѣсячныи рѣзъ погренути.
Перевод: «51. О месячном проценте. А месячный процент брать ему <кредитору>, если <договорились> о малом <сроке>; если же деньги не будут выплачены в срок, то дают ему деньги в треть, а от месячного процента отказаться.»

В комментарии Ю.М. Свердлова указывается, что «третный рез» — это 50% от суммы долга. То есть — в любом случае с должника нельзя было взыскать более полутора изначально данных ему сумм, а если не платит добровольно — то при судебном взыскании он платил дополнительно 3 гривны штрафа.


То есть — вокруг двенадцатый век: работорговля, половцы всяческие, регулярный голод и неурожай, кровная месть ещё в некоторых редакциях Русской правды упоминается, но — ставка ссудного процента (и особенно — штрафного процента!) существенно ограничена средневековым судебником. Почему? Да чтобы не убивали друг друга и не раздевали совсем уже до полнейшей нищеты, правящему князю (пользовавшемуся этим судебником) как-то не с руки было творить что-то уж откровенно беспредельное.

С тех пор прошло девятьсот лет, современная Россия возвращается к «духовности и истокам», но в части ростовщического процента на совершенно легальной основе процветает доведение до нищеты и самоубийств заёмщика как самой слабой стороны договора. Речь идёт, понятно, о проблеме «микрокредитования».


Не одна и не две истории — взял 10 тысяч купить жене кольцо, остался должен 110, а долги всё растут и растут в геометрической прогрессии, домой приходят крепкие ребята с битами, и кольцо им уже не нужно, а отдавай квартиру с машиной. Звонки, угрозы, полнейший беспредел. И всё — в соответствии с договором. Проценты за «кредит» — 800 годовых, неустойка — тоже немаленькая.

И не говорите мне про право суда снизить неустойку — даже если суд не взыщет её с вас, от ростовщического процента по кредиту никто не застрахован и суд её снизить не вправе: написали 2% в день — будете платить как миленький, причём, согласно прописанной в ГК очерёдности платежей, прежде чем заплатить основной долг надо сначала заплатить все проценты за пользование им.

Вот и получается: адекватные ставки кредитов, качественная судебная защита, вежливые сотрудники банков — это для богатых, основной же массе населения — «деньги до зарплаты», несусветные проценты, свиные хари коллекторов. И всё это — на абсолютно законном основании. Цивилисты (юристы, занимающиеся гражданским правом) любят прикрываться «свободой договора», но альтернатива этой свободы — не банковский процент, а не купленное вовремя лекарство или голодные дети. Дают всем, так как даже если будет возвращено не более одной седьмой — барышник останется в прибылях. Остальным же — пожизненная кабала, от которой не спасает даже смерть (во множестве случаев коллекторы заставляют брать кредиты и родственников умерших заёмщиков, чтобы расплатиться по их долгам).


Так что новости про подожжённую детскую кроватку — это норма жизни тех слоёв населения, о которых мы предпочитаем не вспоминать. Так работают сборщики долгов по всей стране. Методами даже не бандитов (там, говорят, хоть какие-то представления о порядочности существуют) — нелюдей каких-то. Фильм Ким Ки Дука «Пьета» — это не только про социальные низы Южной Кореи, это про Россию тоже.

«Свобода договора» — это свобода между равными. А не может быть равенства там, где с одной стороны богатство и власть, а с другой — нищета. Необходимо законодательно ограничить ставку ссудного процента и всех штрафов, которые можно взыскать с заёмщика по «микрозаймам» — и не 880 процентами годовых, а чем-нибудь более вменяемым. Иначе узаконенный бандитизм коллекторов продолжится.

ВОСКРЕСНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ 07.02.2016

Последний съезд – он трудный самый
Партийная система просыпается от многолетней спячки и готовится к главному смотру пятилетки – сентябрьским думским выборам. Все партии – от самых маленьких до крупнейшей – проводят съезды, собрания, конференции, иные способы пересчёта партийного актива и укрепления рядов. Не осталась в стороне и «Единая Россия» как крупнейшая партия страны. Прошедший в субботу съезд что-то в очередной раз усилил, углубил и обозначил, кого-то куда-то избрал (к вящей радости сетевых комментаторов – когда у организации четыре руководящих органа численностью в несколько сотен человек, всегда найдётся кого обсудить). В общем, нормальное отчётно-выборное мероприятие, актуальное для членов партии, ничего особо переломного, но упоминания в прессе собраны хорошие и в большом количестве. Ждём съезды семи десятков остальных партий. Главное – всерьёз не воспринимать отчётные доклады их лидеров и итоговые резолюции, это ритуал, отточенный ещё при большевиках.
По какому курсу считать доллары
Если брал в долларах – то и рассчитываться нужно в долларах, ну – или в рублях, но по курсу доллара. Потому как деньги – это разновидность имущества. Взял три килограмма гвоздей – и верни те же гвозди, дороги они или дёшевы. С одной стороны, это логично: вещь она и есть вещь, а валюты разных государств имеют разную ценность во времени и пространстве. Например, с 1915 года рубль, с учётом всех деноминаций рубля, только номинально обесценился по отношению к доллару США примерно в пятьдесят квадриллионов раз. То есть – там пятёрка, а потом шестнадцать нулей, а доллар как ходил в обороте, так и ходит. Потому на рубль процентные ставки будут по умолчанию выше.
Но отечественный законодатель, судя по всему, в каких-то случаях это помнит, а в каких-то забывает. Например, приняли федеральный закон, по которому долги жителей Крыма перед украинскими банками должны быть пересчитаны по курсу валют на начало 14-го года, а потом без каких-либо процентов выплачены специально для того созданной госкорпорации. Правда, забыли предупредить сами украинские банки, ведь на них-то российские законы – а, тем более, российские госкорпорации - не распространяются, потому они резко стали должны в двух местах – в России по новым правилам, и на Украине – по старым.
Но отечественным валютным заёмщикам и прочим товарищам, исчислившим свои обязательства не в рублях, а в долларах, в сумрачной надежде, что совсем скоро бумажками с портретом Франклина будут оклеивать нужники, как обещали на первых каналах, не позавидуешь. Статья 451 Гражданского кодекса РФ (существенное изменение обстоятельств) на рост или падение курсов валют не распространяется. Всякое отступление судов от этого правила вызывает всеобщее обсуждение, надежду на будущее, а после естественной отмены вышестоящим судом – предложение сделать «как в Крыму», в очередной раз простив всем и всё. Валютным ипотечникам простить долги можно и даже нужно (ведь российским банкам эта валюта доставалась за рубли или по цене рублей), – одновременно навсегда запретив в России выдавать валютные кредиты физическим лицам, ведь зарплата-то у большинства в рублях, а не в валюте, так что нечего тут играть в разнообразное «хеджирование» и «комплайенс» на общей кухне.
При том, что валютные кредиты – это для богатых, бедным же доступно «микрокредитование» со ставками в 500 процентов годовых и плоскогубцами «коллекторов» вместо судебных приставов. Те же «рэкет» и «счётчик», только прикрытые от полиции ловко состряпанными бумагами и разномастными адвокатами, ссылающимися на «свободу договора», как будто она есть у человека, доведённого до края нищетой и невозможностью собрать детей школу, а потому вынужденного обращаться к ростовщикам. Вот, о ком надо думать в первую очередь, а таких людей - миллионы.
Про цены и вредные товары
Очередное гениальное предложение от гениальных мыслителей из отечественных чиновников. Причём – даже не предложение или очередная «инициатива» непонятного депутата, желающего на собственной дурости получить пару халявных упоминаний в прессе, а «перечень поручений по итогам заседания Правительства Российской Федерации», подлежащих воплощению в жизнь.
Оказывается, почему население покупает дешёвые, высококалорийные и не всегда полезные товары? Вы думаете, от бедности? От того, что считает каждую копейку и стремится поменьше потратить на еду? Да нет, что вы! Это от того, что эти товары дёшево стоят! Вот если бы они стоили дорого, то население бы покупало меньше этих товаров, а больше дорогих, вкусных и полезных.
Так что поступило гениальное предложение – ввести акцизы на «вредные» товары. Акциз – это такой налог, зачисляющийся в федеральный бюджет. Товары для бедных станут дороже, бедные станут их реже покупать и будут меньше страдать разными болезнями. Сначала обложат акцизами сахар и пальмовое масло (самое дешёвое из растительных масел, используемое в производстве товаров для бедных), потом примутся и за всё остальное.
«Как сделать, чтобы иметь хлеб? <…> Покупать сам я никогда бы не решился. Чтобы важный господин, при шпаге, пошёл к булочнику купить кусок хлеба — как это можно! Наконец я вспомнил, какой выход придумала одна принцесса; когда ей доложили, что у крестьян нет хлеба, она ответила: «Пускай едят бриоши», и я стал покупать бриоши. Но сколько сложностей, чтобы устроить это! Выйдя один из дому с этим намерением, я иногда обегал весь город, проходя по крайней мере мимо тридцати кондитерских, прежде чем зайти в какую-нибудь из них». Жан-Жак Руссо написал об этом в «Исповеди» в 1776 году, но такое впечатление, будто написано это не про французскую предреволюционную аристократию, а про совершенно иные времена.
Какие ещё могут быть предложения? Повысить цены на общественный транспорт, чтобы бедные ходили пешком, развивая мускулы. Периодически отключать отопление (не забывая брать за него деньги), чтобы люди закалялись. Может – сразу дустом попробовать (предварительно взяв с населения деньги за дуст при помощи создания специально отобранной системы «Маяковский»), чего мелочиться-то?
Ещё один транспортный коллапс
Оказывается, в Калининграде с десяток внутригородских мостов-путепроводов. Почти все они были построены ещё во времена «немецко-фашистских захватчиков», но даже тогда никто и подумать не мог, что они простоят столько лет без ремонта, продолжая выполнять свою функцию во всё увеличивающемся транспортном потоке. Так что калининградцам предстоит очередной транспортный коллапс – прекращение движения по мосту на улице Суворова. Альтернативное движение есть, но не вызывает особой радости у автомобилистов: или разбитая дорога вдоль портовых набережных или же качественный крюк по улице Киевской. Ну – что делать – хоть когда-то надо было и самим что-нибудь отремонтировать, благо деньги в городском бюджете пока есть. При этом мало кто смотрит на то, над чем пролегают все эти путепроводы – во всех городских низинах пролегает шикарная внутригородская сеть железных дорог, ещё 80 лет назад имевшая несколько десятков внутригородских станций и доходившая до сегодняшнего Гурьевска, по которой за считанные минуты можно было бы добираться из одной части города в другую.
Но предложенный проект очередного городского генплана продолжает делать акцент на автобусы, ходящие из одного конца города в другой в страшных пробках, а до того, что ещё сто лет назад казалось очевидным местным жителям (и с успехом применяется в соседнем Гданьске!), судя по всему, ещё лет сто никто не додумается. Ведь за 20 минут добраться из Чкаловска до Шпандина – это же не по-нашему, да?

ВОСКРЕСНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ. 31.01.2016

Прошедшая неделя вызвала сплошное дежавю. Такое чувство, будто всё творящееся было вычитано в мемуарах Е. Т. Гайдара (в томах, посвящённых экономическому краху СССР), а также учебниках по экономической истории последних лет существования советского государства.
Аналогия первая. Банковская
22 января 1991 года указом президента СССР Михаила Горбачёва были «заморожены» вклады в Сбербанке: советским гражданам разрешили снимать со счетов не более 500 рублей в месяц. Параллельно запрещалось хождение крупнономинальных купюр образца 1961 года. По тем временам – примерно четыре среднемесячных зарплаты, так что всё делалось, вроде бы, против «богатых» и для борьбы с нетрудовыми доходами. Остатки советских вкладов люди не могут получить до сих пор. (Ограничения по вкладам были сняты 22 марта 1991 года ещё одним указом М. С. Горбачёва. – Прим. РЗ)
Наше время: 29 января 2016 года заместитель министра финансов России Алексей Моисеев заявил, что депозиты физлиц объемом свыше 100 млн руб. «могли бы быть принудительно конвертированы в капитал проблемных банков для их финансового оздоровления, в рамках использования нового для российских банков механизма bail-in».
Перевожу на русский язык: у кого есть очень большие вклады – сматывайтесь! Так как (теперь вполне может быть) отнимут и ухом не поведут, 25 лет назад уже получилось.
Аналогия вторая. Высокотехнологичная
В 1989 году приказом Министра обороны СССР была создана войсковая часть 10003, основной задачей которой было изучение «паранормальных явлений». В 1990 году только на «философское» направление в/ч 10003 было выделено около 5 миллионов советских рублей. При Госкомитете СССР по науке и технике при непосредственном участии в/ч 10003 было создано МНТЦ «Вент», которое занималось, в частности, изучением несуществующих в природе «торсионных полей». В 1997 году в/ч 10003 получило статус управления, командиру части полковнику Савину было присвоено звание «генерал-лейтенант». Деятельность в/ч 10003 подверглась резкой критике со стороны Эдуарда Круглякова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. В конце 2003 года в/ч 10003 была ликвидирована, общее количество потраченных впустую денег до сих пор засекречено.
В 2007 году специальным федеральным законом была создана государственная корпорация ОАО «Роснано», первоначальный взнос в уставный капитал составил 130 миллиардов рублей. В декабре 2011 года как СП «Роснано» и Thunder Sky Group был создан завод «Лиотех» — крупнейшее предприятие по производству литий-ионных аккумуляторов. Общий объём инвестиций составил 14,8 млрд. рублей, но завод так и не вышел на проектную мощность. В 2013 году китайский партнёр покинул проект. В декабре 2015 года решением арбитражного суда с предприятия были взысканы 498,8 млн. рублей в пользу министерства экономического развития Новосибирской области. Эти деньги были предоставлены заводу в качестве господдержки из бюджета субъекта РФ. На минувшей неделе в отношении завода была введена первая стадия банкротства – наблюдение, но в «Роснано» считают, что заводу необходимо выделять дополнительные деньги из казны.
Как сочетаются эти две новости?
Когда начальник не разбирается в деталях и хочет, чтобы к нему на службу пришёл волшебник, скорее всего всё будет иначе – вместо волшебника придёт разбазаривающий деньги сказочник.
Аналогия третья. Торговая
29 января 2016 года Правительство России утвердило программу поддержки лёгкой промышленности в 2016 году, направленную на «модернизацию, увеличение объёма производства, а также стимулирование спроса на отечественную продукцию». Минпромторг России намерен создать специальный отраслевой банк для предприятий лёгкой промышленности в 2016 году. Его функции будет выполнять Россельхозбанк. Об этом в интервью «Российской газете» сообщил заместитель министра промышленности и торговли России Виктор Евтухов. По словам Евтухова, предоставлением льготного федерального лизинга по ставке 3,5% для проектов импортозамещения и технического обновления предприятий легпрома займётся «Росагролизинг». Правда, о том, для кого именно будет установлена лизинговая ставка в три раза ниже ставки рефинансирования, а также как заставить население покупать имеющую риск быть произведённой продукцию лёгкой промышленности, не сообщается.
В Белоруссии изменение порядка сертификации товаров с 1 января 2016 года практически «убило» всю малую торговлю одеждой и обувью в стране. Однако, крупные государственные концерны по производству того, что раньше потребитель не брал, и государственные универмаги по продаже примерно того же самого, заявляют о том, что готовы обеспечить потребителей всем необходимым, для чего им выделена дополнительная государственная поддержка.
Открутим время на 24 года назад: 29 января 1992 года указом Президента России Бориса Ельцина «О свободе торговли» была разрешена свободная торговля «в любых удобных для этого местах». Страна покрылась густыми сетями палаток, ларьков, простых бабушек с шалями в руках и мужичков с носками на газетках. В один день была убрана всяческая сверхзарегулированность отечественной торговли: тысячи и тысячи людей из разорённых предприятий нашли себя в этом нелёгком ремесле на конкурентном рынке. А там потихоньку и лёгкая промышленность стала производить именно то, что стало нужно потребителям, а не Госплану СССР.
В общем, размышление простое: хотите развивать производство потребительских товаров в стране – поддерживайте не производителя, а продавца и потребителя, а о том, где раздобыть производителя и как замотивировать его производить нужные товары, они позаботятся сами, только не спугните.
Аналогия четвёртая. Молодёжная
Сегодня, 31 января, около обеда, имитаторы бурной деятельности из числа стремительно желающих попасть на работу в органы государственной власти уже не подростков, но ещё не взрослых, проведёт заранее анонсированный «флешмоб» (модное слово) на тему «Поставь лайк Калининграду» - в зависимости от того, сколько человек придёт к Дому советов, планируется то ли галочку из тел молодых страждущих, то ли ещё какой-то символ. В общем, будет что вписать в отчёт по акциям, разместить пару фотографий в Фейсбуке, позвать прессу и так далее, а там, глядишь, и грант из областного бюджета привалит, а то и в депутатские списки включат…
Не включат.
«Молодые да активные», судя по всему, забыли, что днём в последнее воскресенье января в Калининградской области проходят Марш жизни и траурный митинг в посёлке Янтарный в память об убитых в Пальмникене в январе 1945 года тысячах евреев – узников нацистских концлагерей в Восточной Пруссии. И «вся область» в этот день находится там, отдавая дань памяти жертвам Холокоста.
Вывод: чтобы действительно принимать участие в общественной жизни, особенно в период, когда нефтяные деньги закончились, надо хоть как-то представлять, что такое общество, а также что такое жизнь.
Вот и все размышления, увидимся на этом же месте через неделю.

По какому закону в Литве судят Юрия Меля?

Начавшийся в Вильнюсе судебный процесс по январским событиям 1991 года вызывает больше вопросов, чем ответов. Спешно найденные обвиняемые, непонятная процедура – такое чувство, будто молодому Литовскому государству срочно требуются недостающие страницы в учебнике истории. Причём – требуются именно тогда, когда за давностью лет эти «страницы» нужны только узкому кругу ограниченных людей.
В марте 1990 года Верховный Совет Литовской Советской Социалистической Республики по руководством заслуженного деятеля искусств Литовской ССР Витаутаса Ландсбергиса (понятно, что сейчас он – ветеран антисоветского движения, как же без этого) «вдруг» объявил ЛитССР (современной Литовской Республики тогда ещё не было, была одна из союзных в составе СССР, это важно) независимым государством. Ну, объявил и объявил – в те годы «парада суверенитетов» все объявляли себя всем и сразу, чуть ли не отдельные колхозы валюту печатали, а РСФСР (Россия нынешняя) объявила о государственном суверенитете от СССР ещё в июне 1990 года, опередив многие республики бывшего СССР в своём стремлении к самостоятельности.
В общем, всё это в вялотекущем порядке продолжалось около года, пока в самом начале января 91-го в Вильнюсе не начались массовые беспорядки, для усмирения которых по приказу Президента СССР? лауреата Нобелевской премии мира Михаила Горбачёва (или ещё каких-то лиц в руководстве СССР – сейчас они всячески катят бочку друг на друга) были использованы части спецподразделений и Вооружённых Сил СССР.
Кто в кого стрелял, спорят до сих пор, оно и понятно: в республике с населением, имеющим значительный опыт участия в террористических актах против советской власти, от кого угодно можно было ожидать чего угодно, да и армия тогда не была особо обученной к разгону массовых беспорядков. Но, в итоге, 15 человек погибли и несколько сотен получили ранения.
Калининградец Юрий Мель в 1991 году не был героем, не был даже полковником. Не доказано, что он вообще кого-то лично убил или покалечил, но он был командиром одного из танковых взводов, вошедших в Вильнюс. Офицером, то есть. Целым старшим лейтенантом. Тем, кто хотя бы примерно понимает советскую армию, не стоит лишний раз объяснять, что старший лейтенант (да и капитан, равно как и майор с подполковником) не мог в те годы принимать сколь-либо серьёзные решения в рамках поставленных задач такого уровня. Танковый взвод в составе танковой бригады – это четыре танка Т-72, в одном из которых на командирском месте и сидит наш бравый офицер. Понятно, что особо не повоюешь.
О чём спорят юристы? Да о любых похожих переходных явлениях: по какому закону судить участников событий в январе 1991 года в Вильнюсе. Литва считает, что к тому моменту уже несколько месяцев, как была «независимой», СССР (который распался 24 года назад) считал, что Литва стала независимой только несколькими месяцами позднее – с одобрения соответствующих действий Госсоветом СССР. Так как в СССР уголовное законодательство относилось к ведению республик, то современная Литва полагает, что нарушители тогдашнего спокойствия независимости республики, должны отвечать по её уголовному кодексу.
А Россия оказалась меж двух огней: «суверенная» Российская Федерация к январю 1991 года уже успела заключить с «суверенной» Литвой международный договор о дружбе и сотрудничестве, а Верховный Совет России уже тогда осудил действия союзных властей по насильственному захвату власти в республике, так как после событий в Тбилиси годом ранее бесперспективность решения очевидных проблем внутри Союза силовыми методами была очевидной. Но, по понятным причинам, участников этих событий по запросам Литвы Россия не выдаёт: Конституция не велит граждан РФ выдавать по запросам иностранных государств, тем более – политически мотивированным.
И снова вернёмся к Юрию Мелю. С тех пор он успел дослужиться до полковника, выйти на пенсию, заболеть сахарным диабетом, и, скорее всего, и не вспоминал бы о событиях января 1991 года, если бы про них ему не напомнили методом задержания на границе в марте 2014 года и помещения в вильнюсский следственный изолятор.
Почему на границе? Потому что до того сами литовские власти выдали ему шенгенскую мультивизу и неоднократно пускали к себе. Видимо, берегли до поры до времени: ну не может «процесс века», на котором заочно обвиняют даже маршала Язова, обойтись без - хотя бы в отставке - но полковника. А, с учётом сахарного диабета и двадцатилетней длительности подготовки документов для процесса, не факт, что Юрий Мель, задержи его литовские «товарищи» раньше, дожил бы в СИЗО до приговора, каким бы мягким он ни оказался.
Теперь про уголовный закон. Понятно, что, вопреки принципам действия уголовного законодательства во времени, пространстве и по кругу лиц, про действовавший в те годы Уголовный кодекс Литовской ССР 1961 года никто и не вспоминает. Так как доказать, что Юрий Мель совершил убийство или измену Родине (которой он присягал), невозможно.
Участником вооружённого конфликта между Литвой и СССР, с соответствующим распространением на произошедшее Женевских конвенций, власти нашего соседа его также не признают (так как придётся тогда признавать его права как военнослужащего, участвовавшего в военном конфликте, а литовских участников с другой стороны – также комбатантами, которые заведомо знают, на что идут, сражаясь против танков. И их нельзя судить за обычное ведение боевых действий.
В итоге за участие в событиях 1991 года Юрия Меля собираются судить как за... военные преступления и преступления против человечества. Судить по Уголовному кодексу Литвы, вступившему в силу в 2003 году. Что можно сказать? Если нельзя и очень хочется, то можно.
Максимальное наказание по этим статьям – 25 лет или пожизненное лишение свободы (в 1991 году максимальным наказанием по УК ЛитССР было 15 лет).
Так по какому закону судят Юрия Меля? По закону сильного, по праву господства победителей над побеждёнными. Ведь действительно – те, кто в марте 1990 года провозгласил независимость современной Литвы, в итоге победили.
Могут дать 20 лет, могут – 15, могут – год условно, а могут, после двухлетней отсидки в СИЗО с неоднократными отказами в освобождении под залог, и гуманизм проявить. Но сразу их ему не дадут: как и всякий «процесс века», этот суд должен длиться долго и упорно, с выворачиванием разномастного нижнего белья и прочим глумлением победителей над побеждёнными. И чем хуже выглядит Юрий Мель на скамье подсудимых – тем лучше от этого обвинителю. Правосудие торжествует, враг повержен, молодой государственности спустя 25 лет после её провозглашения ничего не угрожает.
Только вот соответствует ли это принципам гуманности? Не стоит ли двум государствам – России и Литве – забыть про прошлые обиды и двигаться дальше? Или будем играть в имитацию правосудия, предназначенного не для учебников истории, а совершенно для других целей?

Оригинал колонки опубликован первоначально здесь (klops.ru).

ВОСКРЕСНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ 24.01.2016

Курсовые разницы
Сложно отрицать, что главная новость этой, да и прошлых, недель – экономический кризис в стране. Причём – кризис исключительно национальный, связанный с тем, что экономика полным образом зависит от цен на углеводороды. Повысится нефть – СМИ спешат объявить про «резкое укрепление курса рубля», понизится – те же журналисты вспоминают про взаимоотношения тигра и козла в одном из зоопарков или схожие новостезаменители. Так что всё по Войновичу: «Дела в колхозе шли плохо. Не сказать, что совсем плохо, можно даже сказать - хорошо, но с каждым годом все хуже и хуже». О том же, куда именно делись 3,5 триллиона долларов, полученных отечественной экономикой от продажи нефти за последние годы, стараются и не вспоминать.
Поступило интересное «предложение» от петербургского политолога Григория Голосова: провести деноминацию 1:100, чтобы доллар стал стоить меньше деноминированного рубля (про пропорциональное сокращение нулей в зарплатах и пенсиях можно умолчать), немножко погордиться крепостью национальной валюты, а потом начать всё сначала. Главное – успеть сделать это быстро, пока на прилавках ещё есть колбаса по 220 рублей, чтобы и нынешнему поколению можно было поностальгировать по колбасе по два двадцать и водке по рупь девяносто.


Алкогольные размышления
На неделе были две взаимоисключающие новости в части алкогольного рынка. Сначала вполне логично предложили увеличить число мест, где можно продавать крепкие, креплёные и слегка разбавленные изделия (например, убрать «сухие зоны» вокруг стоматологических поликлиник, университетов или – что вообще смешно звучит – рынков и вокзалов). Так как, вдруг оказалась, эта не до конца логичная ограничительная мера лишь приводила к продаже в запрещённых местах изделий и вовсе непонятных, к тому же - сочленённая с непонятным определением этих самых мест – приводила лишь к закрытию торговых объектов и сокращению персонала.
Потом же – было предложено ввести государственную монополию на производство и торговлю спиртным. С уже совершенно честным объяснением забирать всю прибыть от торговли в доход государства. То есть – то, что частному бизнесу нельзя, государственному стало резко можно, лишь бы побольше денег принести в казну. Так что зачем нам всяческие виски, текила и водка ста сортов? Сделать один сорт – «какую дадут» и продавать его за сколько пожелают. Но – на каждом углу и даже в ларьках. Да и как именно выглядит государственная торговля, большинство из нас немного помнит. Чего стараться, если альтернатив нет? Так что запоминаем, кто из друзей гонит самогон. Как этим абсурдом в очередной раз накроет, будем друг к другу в гости ходить, чтобы не забыть, как качественный товар пахнет. Тем более, что с изменением курса валют, виски снова из питьевого напитка может превратиться в подарочный.

Как не надо работать с общественностью
Регулярно просматриваю папку спама в почтовом ящике Фейсбука на предмет обнаружения новых мошенничеств, свежих вирусов и сообщений о том, что дядюшка в Нигерии отправился к праотцам и оставил мне пару миллиардов долларов наследства. И вот, среди всего этого «богатства», прямо таки целое приглашение на ближайший вторник в 11 утра в калининградскую мэрию на обсуждение проекта нового генерального плана города на ближайшие двадцать лет.
Отправленное с аккаунта без информации и фотографии в приложенном текстовом файле непонятного формата и потенциально содержащимся вирусом. Где разум, где логика? Видно, в том, чтобы потом сказать что-нибудь в следующем духе: «Мы же всех позвали, чего это они не пришли, такие заносчивые и гордые?». Ну, или образец эффективной работы эффективных муниципальных менеджеров среднего звена. Не факт, что я бы вообще пришёл, но теперь стало интересно: что ж это такое там обсуждать собрались, что нельзя было нажать в том же Фейсбуке три кнопочки и создать мероприятие, куда при помощи ещё двух кнопочек пригласить всех желающих? Может – план строительства новых катальных горок по два миллиона рублей каждая?
Туристическая достопримечательность недели
Оказывается, в калининградском Доме искусств (при советской власти называвшемся кинотеатр «Октябрь») сохранилось крупное мозаичное панно работы Юрия Смирнягина в стилистике стандартного социалистического реализма. Лозунг «Вся власть Советам», Ленин, Дзержинский и прочие почитаемые советской властью деятели, всё это героически показывает величие революции. Как и всякая мозаика, переживёт и нас и наших внуков. Панно, ныне представляющее лишь культурную ценность как образец пропагандистского искусства, все эти годы было закрыто занавеской и было обнаружено калининградскими журналистами лишь… благодаря бдительным сотрудницам Дома искусств, всячески препятствовавшим фотографировать то, что за занавеской. В общем, в любой другой развитой стране рядом установили бы стендики с указанием, сколько каждый из вождей людей положил и что такое Советы, и продавали бы билетики, магнитики и открытки. Надеюсь, что и у нас так будет: в Гусеве, скажем, свою фреску на тему первых переселенцев, находящуюся в актовом зале местного колледжа, всячески холят и лелеют.

ВОСКРЕСНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ 17.01.2016

Про нефть и кофе
Главная новость недели – цена на нефть. Долларовая стоимость барреля нефти сравнялась с рублёвой стоимостью стаканчика кофе в автомате. Тут тридцать и там тридцать. Сравнялись, посмотрели друг на друга и пошли каждый своей дорогой.
Если остальному прогрессивному человечеству, промышляющему изготовлением товаров из сырья и обменом этих товаров друг на друга, эта новость радостная – чем дешевле материалы и отопление, тем дешевле стоимость остальных товаров, то для России, последние пятнадцать лет живущей за счёт углеводородов, эта новость ничего хорошего не предвещает. Но, по крайней мере, теперь и у нашего поколения тридцатилетних есть эпоха, подобно брежневским временам наших родителей, бывшая «золотым веком». Потом современный аналог Гайдара 90-х напишет про её экономический анализ толстенную монографию (впрочем – также не прочтённую потомками).
Может, через 30 лет вышедшие на пенсию сегодняшние чиновники (из того большинства, кто ничего не прикопал на чёрный день) будут выходить на демонстрации 4 ноября с ностальгическими сине-белыми флагами «Газпрома» (с запрещённым лозунгом о национальном достоянии) своей юности. Пока же всё постепенно возвращается в начало 2000-х – долларовый эквивалент зарплат, надежды и ожидания населения. Пора снова реанимировать изучение иностранных языков, получение и обмен новыми знаниями, а также прочие навыки, которыми после тучного пятнадцатилетия владеет меньшинство населения. Общее ощущение – растерянность от невозможности морального принятия изменений в обществе и смены отпуска в Париже на чтение Виктора Гюго на приусадебном участке.
Для юристов наступает период активной работы: сокращаемые органы государственной власти пытаются демонстрировать свою важность и нужность. Так что нужно быть начеку: ударить по бизнесу может с любой стороны. Политикам же раздолье: критикуй сложившееся и выплывешь, особенно перед выборами в федеральный парламент. Только вот критикой делу не поможешь, нужны предельно конкретные предложения, позволяющие сохранить рабочие места и минимизировать потери наименее обеспеченных слоёв общества.
Пионерский мир
Небольшое по мировым меркам, но крупнейшее по региональным внешнеполитическое событие, которое должно быть внесено в историю Калининградской области – переговоры Владислава Суркова и Виктории Нуланд по текущим взаимоотношениям России и США в резиденции в Пионерском. Без шуток. Это, может, Москва или Санкт-Петербург с Сочи привыкли принимать столь судьбоносные события как должное, но Калининград просто бурлил.
Ведь последний раз что-то схожее здесь проходило более 200 лет назад и именуется Тильзитским миром. Так что, надеюсь, завеса тайны будет приподнята и рано или поздно нам расскажут какие-нибудь подробности визита заместителя госсекретаря США, чтобы было о чём рассказывать туристам и гостям города.

Извинение недели
Извинение недели – взаимоотношения главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова и депутата горсовета Красноярска Константина Сенченко. Кто кого оскорбил, а кто кем оскорбился, а также кто и в каком порядке извинялся – мнения расходятся.
Новость была настолько обсуждаема, что заслонила в социальных сетях снятие санкций с Ирана, падение доходов федерального бюджета и прочие не менее значимые события. Что там произошло и как бы я отреагировал в схожей ситуации, сказать сложно: уж больно аргументы у сторон специфические.
Мандельштам недели
15 января исполнилось 125 лет со дня рождения Осипа Мандельштама. Юбилей празднуется с фантастическим размахом: специальный выпуск журнала «Родина», полоса в «Российской газете», передачи по Первому каналу.
Юбилей автора знаменитых строк «Петербург, я ещё не хочу умирать», проведшего последние годы в сталинских лагерях и погибшего в 1938 году на Дальстрое, планируют отмечать весь год. Может, хотя бы что-нибудь из гения да прочитают, а на ТВ хотя бы во время трансляции посвящённых ему передач не будет идти похабщина, уже хорошо.
Напоследок – мандельштамовские строки ноября 1933 года:
«Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
И слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища
И сияют его голенища.
А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, дарит за указом указ:
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина,
И широкая грудь осетина.»

Самосуд в белом халате

Итак, наконец-то по факту смерти мужчины в приёмном покое в Белгородской области возбудили уголовное дело. Правда, почему-то, по статье 109 УК РФ — «Причинение смерти по неосторожности». На окружающих действует примирительно. Дескать, есть статья об убийстве, но убивать он не хотел, а хотел лишь «наказать обидчика дамы», а пациент возьми да и скончайся от побоев.

В итоге — максимальное наказание по части 1 статьи 109 УК РФ составляет 2 года лишения свободы, расследование будет осуществлять дознаватель, в течение 20 дней направит в суд, а тот в порядке главы 40 УПК РФ больше, чем год и четыре месяца, назначить не может. Так как преступление небольшой тяжести совершено впервые, то реальное наказание назначить будет нельзя, будет условный срок. Получается — из всех последствий лишь судимость за совершение преступления небольшой тяжести и несколько походов отмечаться в уголовно-исполнительную инспекцию. То есть — данный товарищ будет продолжать «заступаться за честь дам» в том же самом приёмном покое, ведь «все мы знаем, какие маленькие зарплаты у работников здравоохранения, кто тут будет ещё работать».

А в обсуждениях новости — сплошное околоюридическое мракобесие. И необходимую оборону пытаются товарищу приписать (ага, по отношению к спокойному «обидчику»), и аффект (красивое слово, авось кто и поверит), и защиту чести и достоинства, чуть ли не кавказские обычаи к уголовному праву применяют.

Но уголовное право для того и создавалось, чтобы люди не избивали и не убивали друг друга. Как бы тебя или окружающих тебя людей ни оскорбляли — руки распускать нельзя, это закон. Иначе бы правового государства не было. Потому что есть человек, как высшая ценность, и есть всё остальное.

Для желающих пораспускать руки (а то, что «врач» умышленно распустил руки по отношению к спокойному пациенту никто не оспаривает) существует множество статей Уголовного кодекса — от 116-й (побои) до 111-ой (причинение тяжкого вреда здоровью). Различаются они достаточно просто: на какой вред руками намахал — такую статью и получишь. Третий курс юридического факультета, на выходе сдаётся экзаменом. Студенты подробно изучают разграничение статей, особенно если в итоге получается труп.

И именно для целей, когда один гражданин хочет побить (не убить, а именно побить) другого гражданина, а в результате получается труп, предусмотрена часть 4 статьи 111 УК РФ — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. С нормальной и ощутимой санкцией — до пятнадцати лет лишения свободы.

А причинение смерти по неосторожности (да и то — часть 2 статьи 109, так как связана с осуществлением профессиональных обязанностей) в данном случае было бы, если бы этот «народный мститель» в белом халате по пьянке ему не тот укол поставил.

Потому что понятно, что «народные мстители», возомнившие себя заменителями правосудия и желающие налаживать «правопорядок» при помощи кулаков, должны сидеть в тюрьме. И не важно, какого цвета на них халат или иная одежда.

Дополнение от редакции:
12 января 2016 года
Следственный комитет России сообщил о переквалификации деяния врача.
В БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ДЕЙСТВИЯ БЫВШЕГО ВРАЧА ГОРОДСКОЙ БОЛЬНИЦЫ ПЕРЕКВАЛИФИЦИРОВАНЫ НА БОЛЕЕ ТЯЖКУЮ СТАТЬЮ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.
Автор блога Алексей Елаев предугадал действия СК РФ (далее - цитата из сообщения Следственного комитета России):
"Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Белгородской области 32-летнему бывшему врачу городской больницы № 2 областного центра Илье Зелендинову предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст.111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

По версии следствия, 29 декабря 2015 года Зелендинов, осознавая, что находившийся в приемном покое пациент никакого сопротивления ему не оказывает, нанес ему удар правой рукой в область головы и один удар левой рукой в область туловища. В результате 55-летний мужчина упал на бетонный пол, покрытый линолеумом, ударившись при этом затылочной частью головы о его поверхность.
Имея высшее медицинское образование и опыт работы врачом, Зелендинов достоверно знал о возможных последствиях в виде причинения тяжкого вреда здоровью при нанесении ударов потерпевшему в жизненно важный орган голову, однако относился к этому безразлично.
По предварительным данным, потерпевший скончался от отека головного мозга, развившегося вследствие черепно-мозговой травмы.
В настоящее время следователем перед судом возбуждено ходатайство об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу".

ВОСКРЕСНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ 10.01.2016

Недобрый доктор из Белгорода
«Эй ты, встал, иди сюда!» Нет, это не Южный Бронкс, это – приёмный покой одной из белгородских больниц. Буянил потерпевший, не буянил или просто что-то не то сказал медсестре – мы достоверно не узнаем никогда. Но то, что с ним и его сопровождающим сделали перед Новогодними праздниками в месте, где должны поддерживать в людях жизнь, благодаря видеокамерам стало свидетельством не только миллионов зрителей Интернета, но и материалов соответствующего уголовного дела. Ну, это естественно: если одного пациента ударить так, что он упадёт и погибнет, а другого бить головой о кафельную плитку, подобного рода поведение не должно остаться вне внимания правоохранительных органов.
Теперь юристы достаточно активно спорят о том, чем же является поведение врача Зелендинова. После скандала в соцсетях было возбуждено уголовное дело. По части 1 статьи 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»), что грозит любителю избивать пациентов максимум двумя годами лишения свободы условно. Однако, возникает ряд вопросов о том, почему это не часть 4 статьи 111 («Причинение тяжких телесных повреждений, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»), по которой можно отправиться в места не столь отдалённые уже на пятнадцать лет. Надеюсь, что правоохранительные органы ещё раз внимательно посмотрят видеозапись и поймут, что условным сроком тут ну никак не пахнет (конечно, если результаты вскрытия не покажут, что больной на тот момент уже год как был мёртв – юридическая практика знает многое).
Поражает даже не случившееся в приёмном покое – что представляет собой отечественное бюджетное здравоохранение лучше никому не говорить, чтобы лишний раз не расстраивать. Поражает реакция блогосферы, вовсю рассуждающей о том, что отдельно взятые врачи (если они культурные и работают в приёмном покое) имеют право убивать отдельно взятых пациентов (если, они, например, выпивши или кричат) за плохое поведение в приёмном покое. Но это немного не соответствует принципам современного общества. Если нельзя избивать людей, то нельзя избивать всех, вне зависимости от их социального статуса. Убивать – тем более.
«Туда пятьсот – сюда пятьсот»
Точнее – не пятьсот, как поётся в известной песне Владимира Высоцкого. А всего 276 километров – именно такое расстояние от Оренбурга до Орска. Но, как и во времена Емельяна Пугачёва, описанные в пушкинской «Капитанской дочке» (трасса та же самая!) буран на этой трассе приходит не только неожиданно для гидрометеослужб, у которых сейчас гораздо больше оборудования, чем у ямщика с тучками на горизонте, но и для МЧС. В результате бурана на трассе, случившегося 2-го января, помощь к людям, сообщившим о себе по мобильным телефонам, пришла только через 15 часов. Ближайший крупный населённый пункт – в 30 километрах. Пассажиры застрявших машин, привычно для данной местности, жгли всё, что у них было, чтобы согреться. Один человек погиб, сержант полиции получил обморожения, спасая людей.
Как это ни странно, но каких-либо юридических безапелляционностей говорить не хочется – живя в области размером 100 на 150 километров, где любой снегопад – это уже событие, сложно представить себе метель, куда невозможно добраться несколько часов (что я вполне допускаю). Но основной вопрос к самим «застрявшим» людям – если в вашем регионе происходят подобные природные явления, то как вы прогнозируете возможность выезда на трассу? Возите ли с собой приборы и материалы, необходимые для того, чтобы дождаться помощи, заведомо зная, что это процесс непростой? Может – для отдалённых местностей такую «аптечку застрявшего» следует в зимнее время предусмотреть правилами дорожного движения. И имеются ли предупреждения ГИБДД для автовладельцев, что на трассу лучше не выезжать, были ли соблюдены нормативы по расчистке трассы? Как и в предыдущей новости, на этот вопрос также ответит Следственный комитет.
Двое на мосту
В прокат вышел новый фильм про юридическую профессию – «Шпионский мост», снятый по книге адвоката Джеймса Донована «Двое на мосту». Американская версия советского фильма «Мёртвый сезон». Про обмен советского разведчика Рудольфа Абеля на американского лётчика Френсиса Пауэрса. Если не знать исторический сюжет, то всё слезливо до безобразия – как простой адвокат, специалист по страховым спорам, сначала случайно оказался защитником Рудольфа Абеля, а затем в Восточном Берлине (больше похожем на Мордор, в котором людей расстреливают прямо под окнами проезжающей электрички) по «дружеской просьбе» ЦРУ вёл переговоры с СССР при противодействии властей ГДР. Не надо забывать, что Пауэрса в СССР пытают даже после суда, а с Абелем в США, естественно, обращаются чинно и благородно.
Конечно, если не знать, что адвокат Абеля офицер Джеймс Донован с 1943 года служил советником в Агентстве в Управлении стратегических служб США, ведавшим разведкой и контрразведкой, и, по воспоминаниям дочери Абеля, пытался перевербовать советского разведчика даже перед непосредственной выдачей его Советскому Союзу, то действительно можно поверить в происходящее. Фактически же это повод к перепроверке «реальных событий», на которых основываются фильмы про холодную войну. Из имеющейся в продаже книги можно узнать обо всём, кроме сотрудничества Донована с ЦРУ, за которое он в 1962 году награждён Заслуженной медалью разведки, полагающейся лишь штатным сотрудникам ЦРУ.

Откуда берутся юристы?

В отношении любого чиновника или политика, что в России, что в остальной части прогрессивного человечества, принято подчеркивать, что он является юристом. Отчего-то считается хорошим, если президент или глава правительства представляются не только как достойные люди или профессионалы-управленцы, но и как юристы. Мы переживаем время правления президентов-юристов Владимира Путина и Дмитрия Медведева. Причем в отношении президента Медведева это подчеркивалось еще активнее, отчего-то давая надежды на лучшее всему либеральному сектору политического спектра.

До того был президент-юрист Михаил Горбачев (которому, к слову, юрфак МГУ вспоминали гораздо реже, видимо, понимая, что комбайнер-орденоносец меньше учился, чем занимался комсомольской работой). Да и сами государственные деятели, как крупные, так и помельче, при вынесении и обсуждении любого решения любят подчеркивать, что являются не абы кем, а юристами, что моментально повышает значимость произносимого. «Павел Петрович, что за ересь вы предлагаете принять в качестве поправок в закон о пчеловодстве? — Это не ересь, это написали юристы, да и сам я являюсь юристом, так что знаю, о чем говорю». И всё — все вопросы сразу снимаются. Даже написанное в 55 томах полного собрания сочинений Ленина порой любят объяснять получением вождем мирового пролетариата в 1891 году диплома кандидата прав Петербургского университета. Пусть он получил его и экстерном, но в СПбГУ до сих пор висит картина «В.И. Ульянов на экзамене в университете», на которой воплощены все апокрифы о гениальности будущего предсовнаркома и восхищении принимавших у него экзамен маститых профессоров.

Как хорошо было бы, если бы юристы вылуплялись из яиц. Эдакий «сферический юрист в вакууме». Выбрал нужную породу, задал необходимые характеристики, подождал немного — и вот, маленький юристик готов, с портфельчиком и пытливым взглядом. Использовал, где нужно, — и сдал на переработку. А когда припечет — заказал другого, с новыми свойствами. Красота, да и только. Только вот в жизни бывает совершенно иначе: юристы, на поверку, оказываются не только «священниками светского общества», но и обычными людьми со свойственными им достоинствами и недостатками.

Кстати, сравнение юристов со священниками не пустой звук. Профессии появились примерно в одно и то же время и из одного источника — храмового жреца или шамана, общающегося при помощи магических обрядов с неведомыми божествами и сообщающими всем их волю. Или же пытающегося на основе тех или иных ранее состоявшихся пророчеств предугадать волю божества, чтобы предвидеть дальнейшее поведение соответствующего народа. Более того, во многих современных народах, где право и религия до сих пор выступают в единстве, эти профессии порой до сих пор не разделены. А в тех народах, где разделены, юристы используют в работе рудименты древних культов — устанавливают изваяния языческой богини Фемиды, по-особому одеваются и употребляют в речи непонятные термины, зачастую латинские или древнегреческие. Но к этим причудам почему-то относятся не как к маскараду, а как к части профессии, подобно белому халату и латыни врача — третьей профессии, берущей начало от тех же шаманов.

Юристы в современном обществе во многом похожи на раввинов в еврейской диаспоре — странным образом одетые, говорят о чем-то своем, знают закон и неведомым образом его толкуют. Даже подготовка (особенно в США) во многом схожая: сидит множество людей и по ранее описанным случаям пытается выявить какие-то закономерности того, как надо поступать в другом случае, чтобы, с одной стороны, не нарушить какую-нибудь страшную заповедь, а с другой — вести себя в этом мире относительно свободно, на эти самые заповеди не отвлекаясь. И если работа раввина может быть оценена разве что в загробном мире, то в отношении того, что сказал или сделал юрист, претензии могут быть предъявлены в мире этом. И если не моментально, то долгосрочные последствия неправильно содеянного рано или поздно могут привести к скамье подсудимых, необратимым социальным последствиям или банкротству.

Писать про профессию, к которой имеешь честь принадлежать, — задача одновременно простая и очень сложная. С одной стороны, вроде бы все знаешь: что и откуда берется, какие есть «входные билеты» и кому они нужны, а с другой — все происходящее кажется настолько естественным, что сложно посмотреть на ситуацию со стороны. К тому же юридическое ремесло относится к числу тех занятий, где оценить юриста могут только другие юристы. Можно назвать это корпорацией, можно — передачей традиций.

Итак, откуда берутся юристы? Казалось бы, жил себе человек, учился в школе, а потом прошло какое-то время, и он уже не Коля или Петя, а юрист Иванов, пусть он даже и в суде ни разу не был. Или наоборот — вроде бы человек бьется за народное благо, защищает «права человека» и иным образом светится в судах и на всяких конференциях, но юристом его никто не называет, для этих случаев предусмотрено другое понятие — «правозащитник».

Обычно юриста от неюриста отличают по «первичным» и «вторичным» признакам — наличию диплома с соответствующей записью и соответствующей трудовой деятельности. И первый, и второй признаки, с одной стороны, достаточно простые, а с другой же — вызывают самые ожесточенные споры как в юридическом сообществе, так и за его пределами. Не секрет, что «профессиональные заключенные» УК и УПК порой знают наизусть, писать жалобы по разным органам они научились профессионально, да и правозащитники порой любят говорить, что знают свое дело получше иного юриста. Да и вообще любой человек, освоивший применение любого закона или инструкции, зачастую говорит, что юрист ему только мешает. Ходит тут, что-то советует, работать спокойно не дает, а то и вовсе говорит, что какие-то вещи делать нельзя ни в коем случае. Ужас, прямо-таки.

До 2014 года все было более-менее просто: в дипломах выпускников высших учебных заведений так и писали — «присвоена квалификация юрист», и с момента получения диплома человек приобретал это самонаименование, подобно тому, как в дипломе инженера было написано «инженер», а у военных писали «офицер с высшим военным образованием». Правда, и тут случались исключения. Например, вузы, перешедшие на Болонскую систему (а их сейчас большинство), уже лет пятнадцать как выдают дипломы с надписью «присвоена степень бакалавра юриспруденции», к которым поначалу не знали, как относиться, а потом привыкли. Ну и — рудимент советской системы — разнообразные техникумы и колледжи иногда выдают дипломы с надписью «юрист», но относящиеся к среднему профессиональному образованию. Причем — как оказалось — выдают до сих пор и даже обучают. По двум специальностям — «социальное обучение» и «правоохранительная деятельность». При советской власти это были работники собесов, прапорщики милиции и секретари судебных заседаний — простое ремесло, не требующее глубоких познаний, но и сейчас они иногда востребованы.

Теперь же стало еще веселее — бакалавры, магистры — Англия, XVI век, прямо. Зато примерно понятно, как сопоставлять с такими же товарищами за рубежом. Ну и наконец-то отделили специализацию от получения «общего высшего» образования. Правда, допустив в юридическую магистратуру и тех, у кого юридическое образование первого уровня отсутствует как класс, как если бы человеку, не изучавшему анатомию или гистологию, разрешили за годик-другой освоить сразу гнойную хирургию, при этом после освоения гнойной хирургии без получения нового сертификата специалиста допустив работать педиатром.

То есть примерно понятно: по результатам государственной аттестации одни юристы (комиссия) вроде как должны оценивать других юристов (экзаменуемых) на то, позволяет их уровень подготовки называть себя юристами или нет. К тому же, только очень солидные вузы, вроде МГУ или СПбГУ, могут похвастаться несдачей (и порой — массовой несдачей) их студентами выпускных государственных экзаменов. Если подобным будут заниматься вузы второго и третьего эшелона, к ним просто никто не пойдет платить деньги за диплом.

Юридическое образование, с одной стороны, очень простое в организации: в стандарте, помимо столов, ручек, преподавателей и библиотеки, указан разве что криминалистический кабинет, причем можно обойтись договором аренды оного. Да и популярность его гораздо выше, чем многие другие специальности. Ведь, если профессия престижна, многие захотят в нее устремиться. И, по закону больших чисел, сотни тысяч устремляются в почти тысячу юридических образовательных учреждений по всей стране, сотни тысяч получают дипломы, а потом уже жизнь из них отсеивает абсолютное большинство тех, кто решил посвятить себя другой профессии или получал диплом только потому, что это образование, если подходить к нему поверхностно, достаточно простое в получении.

При этом факт получения президентами Путиным и Медведевым систематического юридического образования не оспаривается никем. Более того, Дмитрий Медведев даже успел защитить кандидатскую диссертацию и получить премию Правительства России за написание учебника по гражданскому праву. Значит, они действительно обучены всему того, чему должны учить на юрфаке.

И правда, чему учат на юрфаке? Как это ни странно, но традиционно на юрфаке не учат практическим дисциплинам. Все эти залы судебных заседаний, крики «протестую», заполнение бумажек по заранее утвержденным формулярам — этого очень мало, если не сказать, что нет совсем. На правильном юрфаке учат главному — возможности почувствовать и потрогать то самое «право». Вообще, главный шок для приходящих в юриспруденцию — это то, что закон и право не всегда совпадают. Если совсем грубо, то право — это то, как люди регулируют взаимоотношения друг с другом, а закон — это мнение законодателя о том, как они должны это делать. Потому и изучают великое множество вроде бы не относящихся к «собрал три бумажки — отнес в суд — получил исполнительный лист» вещей и дисциплин: историю права в России, за рубежом, основные правовые учения, теорию и философию этого дела, логику и прочее подобное. Потом переходят к отраслевым дисциплинам — и тут тоже у неофитов возникает шок. Оказывается, уголовное право и Уголовный кодекс — это разные вещи, право административное к КоАПу имеет достаточно отдаленное отношение. Да и вообще — что нормы, действующие в одних отраслях, неприменимы к другим. А потом, когда студент начинает разбираться, какие разрозненные правовые нормы и к чему относятся, умеет их отличать между собой и каждой норме находить предназначенное ей место в праве, уже начинается специализация — углубленное изучение какой-то отдельной отрасли или какого-то отдельного направления, поиск закономерностей и различий. Чрезвычайно творческий процесс, неизменный на протяжении столетий во многих странах мира. Профессора передают свои знания и наработки дальше, и эта преемственность сохраняется веками.

Получается, от юриста, особенно от юриста-политика, общество и ожидает некого знания вселенских законов правильного человеческого существования и понимания того, как они должны быть сформулированы, а также умения их воплотить в законах государства. Юрист не может сказать: «Эх, знаю я, как нам надо жить, только вот не знаю, как правильно описать это в новой Конституции». Он должен сесть и сделать. В итоге, как правило, все по Григорию Горину: ждешь Мессию, а приходит урядник.

Откуда берется «юридическая практика»? Как это ни странно, зачастую — не из теории, а из точно такой же практики, лишь корректируясь теорией в правильную сторону. И сущность традиций здесь не менее важна, чем в передаче теории: каким именно образом составляются те или иные процессуальные документы, что и где в них пишется, на каком месте и каким шрифтом — всех этих мелочей нельзя предусмотреть ни в учебниках, ни в законах, и всему этому учатся только на практике. И, знаю на собственном опыте, написанию несложных юридических текстов по давно заведенным формулам (исковых заявлений о взыскании дебиторки, претензий, заполнять бланки и пр.) можно научить любого человека, и порой даже главное — чтобы этот человек не был юристом, чтобы не рефлексировал по поводу того, что именно приходится заполнять, не пытался сам «разрешить дело» за юриста. Только вот для того, чтобы работать юридическим клерком, почему-то все равно требуется юридический диплом. Традиция, видно, очень сильная, да и все юристы в своей биографии проходят этот этап — кто-то раньше, кто-то позже, лучше его проходить во время учебы на юрфаке, чтобы потом не тратить годы после окончания. Так же, как теория без практики — лишь философствование, так и практика без теории — езда по заранее заданным рельсам без возможности посмотреть по сторонам. И где-то на стыке этих двух вещей и получается юрист, каким его привыкли видеть. А портфель и галстук — это спецодежда, никуда этого не уйти.

В итоге в голове юриста (если он действительно является таковым) теория права всегда борется с практикой жизни, и когда-то побеждает первое, когда-то второе. И не факт, что первое может быть лучше: посмотрите на взятые из воздуха законопроекты, авторы которых зачастую действительно верят в то, что хотят облагодетельствовать человечество или избавить Родину от предателей.

Так уж получилось, что весь бакалавриат на юрфаке является академическим (то есть теоретическим, неприкладным), а потому, особенно во множестве платных вузов и заочных программ, открываемых для зарабатывания денег, практически не воспринимается студентами в вышеописанной идиллической форме. По исследованиям Европейского университета в Санкт-Петербурге, только 10% студентов всех юридических программ страны являются студентами дневных и бюджетных отделений, откуда получаются 90% оставшихся дипломов, порой лучше не задумываться. Количество выпускаемых людей с дипломами юристов в России в семь раз выше на душу населения, чем в США, которых традиционно считают «страной юристов». Так что зачастую и попадают в юридическую практику люди, которые сами себя считают юристами, в дипломе которых написано, что они юристы, но фактически они таковыми не являются. Причем зачастую при помощи подобных кандидатов наук создаются целые юридические факультеты, являющиеся лишь симулякрами центров по подготовке законоведов.

И хорошо, если они сами знают про имеющуюся пропасть в развитии, а потому не претендуют на право определять, что есть право (такой уж оксюморон). А если нет? Ведь если документ внешне похож на написанный юристом и написал его человек, у которого есть соответствующий диплом, кто определит, что он бредовый и не соответствует ничему? А вот тут значительную роль может сыграть только репутация того или иного юриста: кого-то слушают больше, кого-то меньше, да и это помогает не всегда. Такое бывает и в законотворчестве, когда принимают неправовые законы (бывает и такое), такое бывает и в обычной практике, когда пишущий документ или принимающий решение забывает о том, что такое право, путая его с законом, или же считает правом то, что таковым не может являться ни при каких обстоятельствах, — волю заказчика или собственный интерес.

В общем, много можно говорить и писать о том, что государственный образовательный стандарт по специальности «юриспруденция» и тарифно-квалификационный справочник к должности «юрисконсульт» не совпадают. И о том, что зачастую общество ждет от юристов того, что в этом обществе не существует. Ну, или о том, что законы часто пишут люди, не владеющие какими-либо познаниями в теории права или знаниями отношений людей друг с другом. И о том, что зачастую те же самые «понятия» гораздо ближе к праву, чем кодексы и законы.

И все же, откуда берутся юристы? А кто их знает — от сырости, видно, заводятся, вопреки ремесленникам от юриспруденции и практической привычке все подгонять под заранее заданный ответ или тем, кто использует диплом для каких-либо других целей. И тихо-тихо, но верно, передают свои традиции и навыки из поколения в поколение.

Источник.

Новый закон развязал руки мошенникам и беглым банкирам

Сегодня вступил в силу один из самых постыдных и паскудных законов, причём почему-то под радостное улюлюканье юристов — закон о банкротстве физлиц. Дельцы с дипломами юристов уже потирают руки в предвкушении новых вознаграждений и гонораров на слезах и крови обманутых.
Вот уже начинаются разнообразные семинары, тренинги, обучающие мероприятия, как лучше и быстрее банкротить граждан, как отбиваться от назойливых кредиторов. При этом забывают, что кредиторы — это не только банки, это ещё и простые граждане, которых могли облапошить ушлые мошенники, это пострадавшие от преступлений, которым преступники должны выплачивать вред, это беглые бывшие банкиры, которые обязаны выплачивать ущерб от своих действий. В общем, хватает тех, для кого банкротство — не пятно на репутации и не крах, а один из инструментов для того, чтобы продолжать свои деяния.
Но что остальные-то радуются? Вы думаете, это чтобы ипотеку не платить? Враньё — вас выкинут из заложенной квартиры так же, как и раньше. Разве что надо будет немного подождать. Или чтобы не платить кредит по взятому в долг айфончику? Если у вас нет денег на мобильник — откуда у вас деньги на оплату услуг арбитражного управляющего и судебные процессы? К тому же надо задолжать не меньше чем полмиллиона рублей. Но радуются, не понимая, что радоваться будет тот, кто "кинул" их.
Пример? Пожалуйста. Вы выступили поручителем по долгу "уважаемого человека". К вам пришли за всей суммой (при том, что денег вы в глаза не видели), вы к уважаемому — а тот банкрот. И взятки гладки.
Закон "кому я должен — всем прощаю" — так его надо называть. Он рассчитан, прежде всего, на ловких хапуг и прочих ловкачей, берущих в долг "на месяц" у пенсионерки гробовые, чтобы не отдать никогда. Или же на крупных должников по налогам, штрафам и компенсациям. Ведь до сегодняшнего дня как было? Задолжал десятки миллионов рублей — и всё, сиди и выплачивай всю оставшуюся жизнь. Дискомфортно, конечно: ни за границу не поедешь, ни "прикопанные" денежки на себя не переведёшь, ни квартиру с машиной на себя не купишь, ни бизнес на себя не оформишь — отсюда и разводы с жёнами, и прочее. Но была какая-то гарантия хотя бы части выплат — мало ли, наследство от кого-то из тех, на кого оформлял бизнес, перепадёт или ещё что, пенсия та же рано или поздно настанет. Была страховка от собственного жульнического поведения: когда понимаешь, что что-то навсегда — гораздо сложнее обманывать и хитрить.
А тут — всё, можно не платить. Объявил себя банкротом, прошёл дорогую для бедных, но дешёвую для богатых процедуру — и начинай обещать всё с чистого листа. А что же до того, что "банкрот — это пятно на репутации", так в России даже фальшивые диссертации и неоднократные судимости не являются пятном на репутации, а "банкрот" быстро станет синонимом "успешного человека".

Про право на выбор

Вот и подходит к концу очередной избирательный цикл — в это воскресенье состоится голосование на выборах губернатора Калининградской области, к которым, казалось, весь регион готовился уже долгие годы, и хоть на короткое время предвыборная страда сменится работой
По крайней мере — мы сможем однозначно определять, что деятельность значительного числа местных политиков связана не с выборами, а с чем-нибудь другим.

Лейтмотивом избирательной кампании стало то, что все ее участники наконец-то признали ее плебисцитарный характер (то есть референдумный, основанный не на выборе, а на голосовании о доверии конкретному должностному лицу). Может — сказывается усталость, при которой проще говорить правду не только самим себе, но и друг другу, а может — понимание безопасности этого признания для общего политического процесса. Назовешь кошку кошкой — и на душе спокойно, и тем, кто ее изучал, думая, что это черепаха, приятно.

Население же либо безмолвствует, либо считает все уже заранее произошедшим, а потому особо не обсуждает даже то, что вроде бы и не грех пообсуждать и по поводу чего как будто специально создаются информационные поводы. Один кандидат обещает построить то ли лаосский то ли тайский социализм, другой — надел непонятные медали и развесил по всему городу на плакатах, пятый и вовсе не появляется на территории области — и ничего страшного. Как будто про царей в фильме «Корона Российской империи, или Снова неуловимые». В некоторых районах население даже на вопрос, какие выборы и когда будут, не может ответить ничего вразумительного. Несмотря на то что вопрос задается аккурат под плакатом «Выборы губернатора 13 сентября». Ну — значит хоть так, хотя бы негативного отношения не зафиксировано.
Избиратели живут в своем мире, кандидаты борются в своем, параллельном. И в этом параллельном мире на должность губернатора может претендовать соискатель, умудрившийся занять по одномандатному округу то ли третье, то ли четвертое место, а кандидат — фаворит гонки должен не только ездить и встречаться с избирателями по самым глухим углам региона, но и участвовать в сборе подписей в поддержку выдвижения остальных кандидатов, без того не могущих даже выдвинуться.

И — что самое интересное — эти параллельные миры не пересекаются, а если и пересекаются, то по непонятно сложившимся правилам. Оттого и явка на всех голосованиях в регионе если и достигает каких-нибудь приличных результатов, то только путем неимоверных усилий собирания земель и людей со стороны всех — начиная от избирательных комиссий, которым вроде как положено заниматься только организацией выдвижения и голосования, и заканчивая кандидатами, особенно на муниципальных выборах, где сколько избирателей за руку приведешь — столько за тебя и проголосует. Мировой тренд, как это ни странно: в эпоху «лайков» в социальных сетях и постоянного изменения предпочтений потребителей организовывать голосование при помощи бюллетеней, кабинок и многомесячных процедур — это все равно что удивляться, почему это симфонии Малера привлекают абсолютное меньшинство меломанов.
Но и вокруг исполнения симфоний Малера могут кипеть те или иные страсти: какой оркестр, какие дирижеры, где кто сфальшивил или пропустил фрагменты нотного текста, отдельные ценители сидят с партитурами во время исполнения и выверяют каждую ноту, а потом тем или иным образом расхваливают именно своего дирижера или же требуют вместо него и оркестра привлечь пару портовых грузчиков с матерными частушками. В общем, зрелище для истинных ценителей, как и современные выборы, с законом о проведении толщиной сантиметра в два и гигантской кучей подзаконных актов, в которых даже эксперты могут голову сломать. Но после выборов почему-то именно основные массы избирателей должны определить на основании показаний разнонаправленных специалистов, были выборы честными или не очень. Хотя, с другой стороны, осадочек все равно остается.

Честно говоря, порой кажется, что для привлечения избирателей на участки на них необходимо совершать что-то такое, чего нет в нормальной жизни, но чего избиратель очень хочет. Я не говорю про то, что там надо поставить столы и кормить-поить всех пришедших, хотя этот способ может быть достаточно эффективным. Но молодежь почему-то не прельщается проводимыми для нее концертами, приглашения на которые выдают на избирательных участках, пожилое же поколение все равно ходит, потому что дома сидеть скучно, а так хоть какое-то общение и чувство сопричастности. В советские времена на участках продавали дефицитные товары. Так и помню: придешь с родителями в свою же школу — они там что-то получат бумажное, в урну не читая засунут (выборы в ту пору безальтернативными были — можно было разве что зачеркнуть фамилию, но то ручка нужна, да и зачем это делать?). А затем — в школьную столовую: что там из дефицита в продажу «выбросили»? Очередь и все такое, но зато товар есть. Даже игрушки иногда попадались.

Теперь же былой «дефицит» в каждом магазине, а увеселения (вроде выступлений ансамбля народной песни) и без того по телевизору круглыми сутками. Может — санкционными товарами народ приманивать? Комамбером и польскими сосисками втихаря приторговывать? Так ведь все равно денег на их покупку у населения особо и нет.

А ведь как боролись-то за всеобщее, равное и прямое избирательное право при тайном голосовании!.. Какие митинги были лет некогда бывали, шествия, манифестации. Как диссиденты сорок-пятьдесят лет назад попадали за эти требования в тюрьмы и психиатрические больницы. Как не верили люди в 1989 году, обнаружив в бюллетенях, помимо кандидата от КПСС, еще кого-нибудь — и как эти «кто-нибудь» избирались не только в районные и областные Советы, но и делегатами Съезда народных депутатов СССР, причем зачастую только потому, что привыкшие массово ходить на выборы избиратели в один день решили «повернуть тумблер» и посмотреть, как оно может быть иначе…

И что теперь? Победили, добились, но возвращаемся к цензовому избирательному праву. Ценз не имущественный и не образовательный, а наличие лени. Избиратель — это тот, кому не лень встать с дивана и дойти до избирательного участка. И понятие «активное избирательное право» обретает истинный смысл — при активном избирательном праве избиратель проявляет активность. Трюизм, конечно, но как иначе? То, что легко доступно, не только не ценится, но и легко отдается. А потом оказывается, что зря, но бывает уже поздно.

Выборы — как концерт и спектакль. И чем более «звездные» артисты — тем выше явка. На президентских — увидеть в списке фамилию гаранта Конституции — явка максимальная, на муниципальных, где поет и пляшет местная политическая самодеятельность, пониже. Политтехнолог как массовик-затейник — что бы еще такого затеять, чтобы хоть кто-нибудь поактивничал? Начать ходить по квартирам или устроить побоище? Все средства хороши, лишь бы растормошить массового избирателя, даже единый день голосования организовали — чтобы не надо было несколько раз в году все эти симфонии насвистывать и зарплату оркестру выплачивать, а хоть какая-то кучность получалась с выдачей бюллетеней — в 2016-м вообще сразу 6 штук обещают выдавать на участках, чтобы жизнь медом не казалась.

Все восклицания о том, что избирательное право и процедура выборов должны быть какими-нибудь другими, разбиваются о глухую стену непонимания как избирателей, так и кандидатов. Ну, и действительно — зачем кандидатам конкурентные выборы, если на неконкурентных все понятнее и хоть как-то перспективу инвестиций в депутатский значок просчитать можно? Избиратели же молчат, а иногда и просто говорят: «Все они хороши», стараясь поставить крестик напротив фамилии того, кто, по их ожиданиям, уже «наворовался», будто и нет у них чаяний на то, что хоть кто-то выполнит обильно раздаваемые обещания, а воровать и вовсе не будет.

Кстати, так же выбирают и управляющие организации в жилых многоквартирных домах — новая еще непонятно, как именно будет воровать, а к старой вроде как привыкли. В итоге и новая боится участвовать в гонке, и старая не стремится нравится жильцам дома.

К чему это я? Да все к тому же — выборы действительно являются большой ценностью современного демократического общества. Может быть — даже основной его ценностью, поскольку без них современное демократическое общество перестает быть демократическим. Но то, какими являются выборы, зависит от всех нас, и зависит не только в период избирательной кампании или момент голосования, но и во время всего избирательного цикла. И действительно впору согласиться с Уинстоном Черчиллем, сказавшим, что плохих депутатов избирают хорошие люди, которые не пришли на выборы.

Вторая: мировая, но забытая

В эти дни исполняется 70 лет со дня окончания Второй Мировой войны. 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» представителями союзных государств, в том числе СССР, находившихся в состоянии войны с Японией и участвовавших в военных действиях, был подписан Акт о капитуляции Японии. 3 сентября того же – 1945 года – Президиум Верховного Совета СССР объявил этот день также Днём Победы – Днём победы над Японией. И даже пару лет этот праздник успел побыть государственным и нерабочим днём, но потом указ отменили, а теперь он и вовсе забыт в большой веренице памятных дат и дней воинской славы.

Этот праздник находится в абсолютной тени Дня победы над Германией 9 мая. Не проводятся парады, не выпускаются юбилейные медали, даже правительственная «Российская газета» если и посвятила этому публикации, то под заголовком «В Китае празднуют День победы», до того посвящая чуть ли не развороты годовщинам атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки с соответствующей критикой в адрес былых союзников в войне против Японии. Забыли. Даже упоминание о событиях Великой Отечественной войны как о событиях войны Второй Мировой уже воспринимается чуть ли не как святотатство.

Есть культ 9 мая с соответствующим его выражением, а есть всё остальное. Повоевали, закончили кровавый период с 22 июня 1941 года по 9 мая 45-го и всё. И неважно, что война (только уже на Дальнем Востоке) длилась ещё долгие месяцы, с соответствующими жертвами, сражениями, отправкой с запада СССР на восток дивизий и военной техники. Что даже танк Т-34, стоящий в Калининграде на постаменте возле арбитражного суда, успел поучаствовать не только в штурме Кёнигсберга в апреле сорок пятого, но и в боях с японской армией в августе того же года (проделав по железным дорогам страны интересный путь туда и обратно). Не помним. И про парад союзников (СССР, США, Великобритании и Франции) в честь победы во Второй Мировой войне, состоявшийся 7 сентября 1945 года в Берлине у Бранденбургских ворот тоже не помним.

А чего помнить? Ведь тогда придётся вспомнить и о многом другом, о чём вспоминать не принято и напоминают только сухие строчки Федерального закона «О ветеранах», перечисляющие основные боевые действия, которые вела советская армия за последние десятилетия.

Вторая Мировая война, как известно, длилась с 1 сентября 1939 года по 3 сентября 1945-го. В Законе о ветеранах в этот период помимо Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года по 9 (11) мая 1945 указаны следующие войны:
Война с Финляндией: с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года;
Война с Японией: с 9 августа 1945 года по 3 сентября 1945 года;
Боевые действия на реке Халхин-Гол с 11 мая по 16 сентября 1939 года;
Боевые действия при воссоединении СССР, Западной Украины и Западной Белоруссии: с 17 по 28 сентября 1939 года;
Боевые действия в Китае: с июля 1937 года по сентябрь 1944 года; июль - сентябрь 1945 года.
Кто из читателей этого текста помнит о том, какие именно боевые действия Советский Союз вёл в Китае с июля 1937 года? А про освобождение Кореи (и про капитана Красной армии Ким Ир Сена)? Как отмечалось в этом году 75-летие окончания войны с Финляндией? А с кем Советский Союз вёл боевые действия при «воссоединении СССР, Западной Украины и Западной Белоруссии», если в воссоединении вроде как участвовали только СССР, Западная Украина и Западная Белоруссия?

Да и Маршал Советского Союза Георгий Жуков из четырёх звёзд Героя Советского Союза за Великую Отечественную войну получил только вторую и третью. Первой он был удостоен в 1939 году за Халкин-Гол, а четвёртой – в 1956 году «за подавление венгерского фашистского мятежа». Но кто про это помнит – ведь даже на ордене Жукова портрет полководца размещён со всеми 4 звездами, хоть маршал на нём и одет в форму, отменённую за 10 лет до венгерских событий. И понятно, что в Венгрии он уже никогда не сможет быть национальным героем, какими бы большими ни были его заслуги в Великой Отечественной.

С другой стороны, и про Отечественную войну 1812 году помнят только «грозу двенадцатого года», а про битву под Прейсиш-Эйлау (нынешний Багратионовск Калининградской области) в 1807 году и взятие Парижа в 1814-м – как-то не особо.

И войны без изучения и памяти получаются вполне пропагандистскими и однобокими – взявшимися неоткуда и ушедшими в никуда. Вроде всё тихо-тихо – и началось. А потом – победа, салюты и шампанское, и закончилось. А то, что к ветеранами Великой Отечественной являются, в том числе, «принимавшие участие в боевых операциях по ликвидации националистического подполья на территориях Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии и Эстонии в период с 1 января 1944 года по 31 декабря 1951 года» - то почему подполье действовало целых 6 лет после войны и откуда оно взялось – знать и не полагается вовсе. Впрочем, как и то, почему это Республика Польша имеет какие-то вопросы к содеянному СССР в 1939-1940 годах на территориях Западной Украины и Западной Белоруссии.

И незнание собственной истории, незнание или игнорирование истории войн, которые наша страна вела в тридцатые-сороковые годы в итоге приводит к появлению «черно-белого» и исключительно пропагандистского мира. Существуют некие условные «мы», которые всегда хорошие и всегда совершают правильные поступки и совершенно противные и неприятные «они», которые являются образом всего самого плохого и бесчеловечного, но которых «мы» побеждаем малой кровью, могучим ударом и в едином порыве, после чего «они» должны нам быть вовек благодарными. Но такого не бывает, каждый знает, что чёрное и белое – это крайности, а обычный мир полон серого, которое меняет цвет в зависимости от угла зрения.

Например, почему парад в честь победы над Японией в 1945 году был проведён в Харбине? Кто такие русские Харбина, почему это был своеобразный аксёновский «остров Крым» на Дальнем Востоке и куда все русские оттуда потом делись? И столкновение двух миров – чудом сохранившихся остатков дореволюционного «русского мира» и советской армии, освобождавшей Китай от японских войск, ещё ждёт своих исследований, результаты которых будут не менее интересными, чем самые изысканные фантазии писателя Аксёнова. Почему в польских костёлах висят мемориальные таблички в честь польских военных с надписями «Вильнюс» и датами после 1945-го года? Сколько россиян отличат Армию Крайову от Армии Людовой и поймут сущность этого водораздела и его влияние на современные взаимоотношения России и Польши? Почему Япония не напала на Советский Союз в декабре 1941 года и какое влияние на это оказали США и события на Тихом океане? И почему Советский Союз всё-таки объявил войну Японии? Ведь это – просто темы для выпускных сочинений, не имеющие какого-либо однозначного ответа и интересные сами по себе.

Вторая Мировая война не может быть оценена событиями на одном фронте, пусть самом многочисленном и самом решающем – это война не только между государствами, но и между людьми, между культурами и системами. Потому окончание Второй Мировой войны, состоявшееся в сентябре 1945 года, формирование существующей системы мирового правопорядка на основе Организации Объединённых Наций, а также хрупкость этой системы – важность всех этих вопросов и осознание важности невозможно без качественного и придирчивого изучения «матчасти», то есть исторических первоисточников и неидеологизированных исследований. Тогда только можно будет понять взаимосвязь между государствами, влияние конкретных событий на судьбы людей и целых народов.

Но попытки превратить войну в которой погибли десятки миллионов человек, в историю только побед и славных походов, написанных журналистами больше напоминающими житийную литературу описаний подвигов отдельных героев и отсутствие сомнений в правильности действий всех «наших» и ущербности содеянного «чужими», могут привести лишь к тому, что сущность и ужас войны могут быть забыты. И война превратится не в кровавый и чудовищный способ достижения мира, а в возможность зарабатывать чины, звания и награды.

В сентябре 1945 года победивший агрессоров мир ненадолго, но вздохнул свободно. Запомним эту свободу и попробуем передать её дальше.

Про Конституционный суд и решения ЕСПЧ

То, что кажется совершенно обычным для любого студента-юриста сегодня просто всколыхнуло разнообразную прогрессивную общественность: оказывается, Европейский суд по правам человека не может нарушить своим решением Конституцию России. Для того, чтобы подтвердить этот незыблемый постулат российского права, пришлось принимать отдельное постановление Конституционного Суда страны.


В моей ленте новостей даже очень далёкие от конституционного права люди вовсю цитируют «для сведения судей Конституционного Суда» часть 4 статьи 15 Основного закона: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».


Почему из данного пункта любители делают вывод о том, что теперь органы власти России обязаны выполнять на территории страны все решения Европейского суда по правам человека, пусть даже там написано что-нибудь совершенно невразумительное и неадекватное — абсолютно непонятно. Почему — попробую коротко описать.


Понятно, что в праве существует много отраслей. При этом не стоит забывать о том, что международное право, хоть и относится отдельными авторами к самостоятельной системе права, на самом деле при конкретном применении всё равно преломляется о государственный суверенитет конкретного государства, которое его применяет посредством действий своих органов или делегирования другим органам (международным или иностранным) осуществлять те или иные действия на своей территории или в своей юрисдикции. Это — неотъемлемая часть государства, именуемая государственным суверенитетом, то есть — верховенством собственных установлений на своей территории.


Но государственный суверенитет не абсолютен: государства неизбежно взаимодействуют, осуществляют те или иные торговые и гуманитарные проекты, для чего договариваются и даже (это абсолютно нормально) позволяют другим государствам или международным организациям осуществлять те или иные действия в интересах этого государства. Например, могут договориться о выдаче преступников или же, скажем, о том, что определённый орган будет по жалобам граждан определять, насколько сильно то или иное государство защищает права и свободы человека и гражданина (со стороны порой бывает виднее, чем внутри себя).


Но и принцип pacta sunt servanda ("договоры должны соблюдаться") не является абсолютным, в противном случае государства бы переставали быть государствами, а стали государственно-подобными образованиями, подобно субъектам федерации. Тем более — в отношении не самих договоров, а решений тех или иных органов, созданных в соответствии с договорами (вопрос о юридической силе решений тех или иных международных институций, будь то суды, трибуналы, комиссии или ассамблеи является достаточно дискуссионным как в международном, так и в конституционном праве). Насколько сильно ограничен суверенитет государства решением людей, не относящихся к этому государству и не являющихся органами этого государства, в отношении прав «казнить и миловать» саму страну, можно спорить бесконечно. Концепций десятки, и все они пытаются провести грань — где мы ограниченность нашего суверенитета признаём, а где — закрываем ставни на засов и всех страждущих отправляем куда подальше. Кроме того — в каждой стране эти правила свои. В США, например, приоритет норм международного права не признают вовсе, при этом наказывая граждан третьих стран за нарушение собственных законов о санкциях, а у Науру даже апелляционный суд по отношению к своему находится в Австралии. Всё достаточно индивидуально и немного не соответствует формальному «суверенному равенству государств», провозглашённому в принципах jus cogens.


Какой критерий исключения из принципа pacta sunt servanda предполагает конституционное право России? Он прописан тут же, в 15-ой статье Конституции, в части первой: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».


То есть, если рассматривать в совокупности части 1 и 4 статьи 15 Конституции, всё становится на свои места: международные договоры выше законов, но ниже Конституции. Соответственно — даже если что-то предусмотрено международным договором. но не предусмотрено Конституцией России, ни один государственный орган и ни одно должностное лицо, относящиеся к Российской Федерации, не вправе такой договор исполнить. Иностранные государства и должностные лица — вправе, отечественные — нет. Подобного рода принципа я придерживался при доказательстве невозможности выдачи армянской стороне рядового Пермякова (http://echo.msk.ru/blog/elaev/1476124-echo/) подобного рода принцип надо соблюдать и при применении на территории России решений иностранных судов и арбитражей.


К слову, такой же подход к решениям международных судов на территории ЕС принят высшими судебными органами Германии, Италии, Австрии, Великобритании.


Естественно, необходимо создать ту или иную судебную процедуру проверки соответствия международных договоров и прочих правовых актов Конституции России, чтобы чиновники не могли произвольно отказывать в применении на территории страны норм международного права (или — произвольно их применять при явном несоответствии Конституции), при этом необходимо наделить правом на такое обращение в конституционный суд возможно большее число субъектов конституционного процесса.


В противном случае возможна ситуация, когда на основании хитро прописанных международных соглашений Россия и вовсе утратит существенную часть суверенитета и территории и не будет иметь никакой возможности этот суверенитет восстановить при помощи механизма, установленного в самой конституции. Все мы понимаем, что при тех или иных условиях можно практически бездумно подписать и ратифицировать практически любой международный договор, но при этом стороны, подписывающие его, либо принимающие те или иные решения, всегда понимают, что органы власти государства, его подписавшего, не являются неограниченными собственниками территории и населения, что есть более высокий документ, чем сам договор и закон. которым его ратифицируют, а потому государство может отказаться от исполнения договора, если он противоречит этому документу.


Конечно, отказаться не без вреда для себя (так как по международному праву всё равно будут требовать, в данном случае надо соотносить вред от применения или неприменения тех или иных норм на своей территории), но этот вред необходимо соотносить с интересами существования государства для защиты и процветания собственного (а не чужого) народа, как бы пафосно это ни звучало.

Про убийственный законопроект

Скажу прямо - я вынужден написать эту колонку. Вынужден потому, что практически никто в Калининградской области публично не заявляет о том, что грозит малому и среднему бизнесу в случае принятия поправок в Закон "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" (более известный как "Закон о торговле";), подготовленных депутатом Яровой и Ко якобы в целях защиты бизнеса.


Он не защищает малый и средний бизнес, а имеет все шансы убить его. По крайней мере, у нас в регионе. И сделать это цинично, жёстко и целенаправленно. Причём - под личиной "защиты прав товаропроизводителей" и прочих красивых заверений. Более того - на эти заверения "ведутся" не только федеральные СМИ, но и отдельные законодательные собрания регионов - в карточке законопроекта находятся положительные заключения в том числе и от сельскохозяйственных регионов. Составленные, судя по всему, по принципу коллективного "одобрям-с", без глубокого чтения и анализа происходящего.


Начну, как водится, издалека. Комиссионная торговля товарами, полученных от дистрибьюторов и сельхозпроизводителей, описана ещё в "Сказках тысячи и одной ночи". Синдбад-мореход, привозя из-за моря пряности или ткани, сдаёт их багдадским торговцам в присутствии свидетелей "на реализацию", а потом, по прошествии времени, собирает с них выручку (за вычетом вознаграждения торговцев) и нераспроданные остатки.


Что продаёт торговец (неважно - торговая сеть, супермаркет или бабушка с семечками)? На самом деле, не товар, а удобство покупателя. Он обустраивает торговые площади, нанимает приветливый персонал (или сам ходит с лотком), пытается донести до покупателя товар наиболее удобным способом, а покупатель уже выбирает - или согласиться с предложением торговца или же, скажем, взять товар в каком-нибудь другом месте, будь то обратившись к другому торговцу или изготовив товар самостоятельно. Не верите? Ну и не надо. Но когда государство ограничивает места продажи алкоголя или сигарет, оно исходит именно из того, что покупателю будет несподручно или неудобно приобретать товар в определённом месте, а потому он откажется от покупки.


Раскрою страшную (ну, для тех, кто не в курсе) тайну розничной торговли. О том, откуда берётся товар. Понятно, что он берётся от производителей или дистрибьюторов. Но - откуда он берётся на полке. Так вот - на полке он берётся либо путём собственного производства из других товаров (как в примере с жареными семечками), либо путём взятия товара на реализацию у того, кто товар произвёл или импортировал, как и три тысячи лет назад.


Почему? Потому что торговец, как правило, не является 100-процентным профессионалом во взятом товаре и не может предугадать, будет он продаваться или нет и в каком количестве. Торговец - специалист в сервисе, в удобстве потребителя, но не в тысячах наименований товаров, которые предлагает современный супермаркет или же восточный базар древности. Будет товар продаваться - хорошо, оба будем с прибылью, не будет - забирай обратно, нечего тут полку зазря занимать, ввергая торговца, да и себя, в убытки.


Потому, как бы ни назывался договор, по которому товар передаётся в современную торговую сеть, фактически это договор комиссии. Юристы поймут - важно не название, а содержание. А в содержании договоров поставки товаров в торговые сети (а сеть - это любые два магазина, пусть хоть два ларька) всегда существует право на возврат. Почему? Потому что поставщик хотя бы знает, что с нераспроданными остатками делать, а торговая сеть этого знать не обязана, более того - если убрать право на возврат товара всегда будет искушение попродавать просрочку, что крайне невыгодно потребителю, да и небезопасно.


Поэтому и гражданское, и торговое, и налоговое законодательство - все учитывают фактические взаимоотношения между торговцем и тем, от кого товар поступает. "Навар" торговца - разница между наценкой и затратами на продажу товара (которые могут превышать даже стоимость самого товара, если товар невелик и дёшев), с которой и налоги собирают и предельные розничные цены высчитывают.


Потому, сдавая товар на комиссию в торговые сети, малый бизнес всегда знает, что будет иметь такие же преференции, как и бизнес крупный - ведь сеть заплатит налоги именно с разницы цены прихода и продажи.


Какие виды малого бизнеса передают на реализацию товары в сети? Во-первых, это сельхозпроизводители, применяющие систему налогообложения в виде единого сельскохозяйственного налога. В-вторых, это производители и импортёры, применяющие упрощённую систему налогообложения. Государство специально дало им преференции для того, чтобы они зарабатывали на жизнь таким способом. Крупнейшие торговые сети с такими не работают, так как у них товарооборот превышает десятки миллионов рублей, а средние - где товарооборот по таким отдельным производителям не превышает миллиона-двух - работают. Малый бизнес гораздо мобильнее и расторопнее, чем крупный, позволяет оперативно изменять производимый и завозимый ассортимент, а также оперативно развозить товары по магазинам.


Не побоюсь этого слова, но именно малый бизнес смог оперативно наладить поставки продовольствия в Калининградскую область во время введения "антисанкций" в августе прошлого года: пока большие разогревались, малые уже ездили по Европе и отправляли фуры из Сербии, Македонии, Турции.


Теперь же законопроект 704631-6 предлагает нарушить сложившуюся систему взаимоотношений и... запретить торговым сетям заключать с поставщиками договоры комиссии, агентские и прочие, при которых товар не переходит в собственность сети. Если остальные положения закона, запрещающие ретро-бонусы и плату за полку, столкнут торговлю на сто лет назад, то эти положения просто разрушат сложившуюся систему взаимоотношений.


Существует и иной риск, более серьёзный для малого бизнеса. Теперь торговым сетям будет просто... невыгодно брать у них товар, так как их товар окажется значительно дороже, чем у крупных поставщиков. Ведь если берёшь товар на реализацию - НДС надо платить с наценки, а если применять "способ", предложенный депутатом Яровой, то НДС должен будет уплачиваться со всей розничной стоимости продаваемого товара. И, так как малый бизнес НДС не платит, то "входящего" НДС у торговой сети не возникнет, и её придётся заплатить налог не с добавленной стоимости, а с... всей розничной стоимости товара. То есть - надо или увеличивать наценку на 18% от общей розничной цены, либо отказываться от приобретения товара у малого бизнеса, переключаясь на получение товара от крупного. Что и будет сделано.


Но вопрос в другом - в Калининградскую область, в отличие от всей остальной страны, значительная часть товара исторически ввозится именно малым бизнесом и в режиме свободной таможенной зоны в Калининградской области. Так сложилось ещё в начале девяностых, и возможность лёгкого перевоза товаров через границу в небольших объёмах кормит тысячи калининградских семей. Кормила.


Если закон примут - то эти тысячи семей рискуют остаться без средств к существованию. Или же - если тот или иной сегмент рынка не будет захвачен крупным бизнесом - это приведёт к значительному росту цен в продуктовой рознице региона на импортные товары. Не меньше чем на 18-24%. Это только за счёт изменения двух слов в законе. В-общем, сладко не покажется никому.


Существуют ли доводы авторов законопроекта в защиту предлагаемых убийственных поправок? Существуют, но состоят из общих слов "перераспределения рисков на торговую сеть" и "успокоения поставщика". Экономического обоснования того, что принимаемая норма кому-нибудь из "защищаемых" позволит зарабатывать больше, я не нашёл.


Специально написал статью без подробных выкладок законодательства и прочего. Они у меня есть, но непонятны абсолютному большинству читателей (да и чиновников тоже). А понятны простые слова - если будет принят закон Яровой - будут разорения в малом бизнесе и повышение цен в региональной торговле.

И пусть мне антимонопольная выдаст предостережение, я готов.

Про отставку и бюрократию

Что сегодня произошло с губернатором Калининградской области Николаем Цукановым и соответствующей публикацией на сайте Кремля о его оставке, оказавшейся к концу дня «технической ошибкой»?


Думаю, всё было достаточно просто. По старинке, после встречи, нужная девочка (мальчик) в Администрации Президента в шаблоне новости добавила (добавил) кусочек стенограммы (таких встреч был с десяток за последний месяц), после чего другой мальчик (девочка) в типовой указ вбили фио калининградского губернатора. Может — даже и заявление было какое-нибудь завизировано.


Может, даже подписали у Президента в общей куче указов на подпись (неизвестно, как у них там, у Ельцина, например, для кадровых указов было факсимиле). Потом прочитали и подумали: «А зачем мы его досрочно отправили в отставку, если у него и так срок истекает 28 сентября? Получается, им так и так текущие выборы назначать, бред какой-то!». После чего всё аккуратненько зачистили, указ выбросили в шрёдер, благо номера на сайте нет, сделали вид, что ничего не было.


Но — народ уже проникся и начал что-то требовать. Про указ забыли, аккуратно опубликовали «благословение» главы государства, косяк исправлен. Но нервы всем потрепали изрядно.


Целый день до самого губернатора никто из журналистов не мог дозвониться (это в крошечном регионе-то!), целый день были сплетни одна противоречивее другой: то ли был указ, то ли не было, а если бы и был, то зачем, если скоро всё равно плановые выборы.


Ситуация показала, что даже для того, чтобы избавиться от непонятных слухов, связанных с размещением типовой информации на официальном сайте, приходится прилагать значительные усилия, всякий раз ещё более запутывавшее ситуацию.


Зато политтехнологи могут быть довольны: упоминаемость в СМИ калининградского губернатора Николая Цуканова и его молчания за один день выросла до небес.

Про желательные и нежелательные организации

Тут что-то пишут про иностранных агентов и нежелательные организации. А давайте пойдём дальше и полностью совместим право с законодательством, введя списки «желательных организаций». Что может быть проще? Зачем изобретать велосипед? Организаций сотни, даже в Калининградской области, формально все равны, но фактически некоторые — равнее.

Так давайте это узаконим. Скажем, создадим какую-нибудь комиссию из чиновников, ветеранов и священнослужителей и в добровольном порядке, публично, естественно, проведем «общественную аккредитацию» всех в неё обратившихся организаций. Прошел — получаешь право работать в школах, заседать в общественных советах, публично высказываться и получать господдержку, не прошел — не взыщи.

>Для первых — ввести специальный статус «Желательный и правильный агент», обязать его указывать при всех общениях и во всех издаваемых материалах, вторые можно для начала назвать «Недостаточно желательная организация», а потом разобраться с квалификацией в рабочем порядке.
И сделать этот список трёхчастным — федеральный, региональный и местный, дабы узаконить специфику федеративного устройства. Скажем, в Краснодарском крае могут быть свои желательные организации, которым в Еврейской автономной области лучше не появляться.

И всё будет просто. Почему Петю позвали, а Колю нет? Так Петя в списке, всё по закону, а ты, Коля, еще поактивничай, за рекомендуй себя, мы тебя только три года знаем, может — еще передумаешь.

И — понятно — для желательных организаций можно ввести чёткие критерии как к составу участников, так и к источникам финансирования. Законом, естественно.

И тогда — всем будет проще, каждый будет изначально знать своё место и не будет претендовать на большее, а кто будет — нарушит закон.

Или я опережаю время?

Про ранние браки и Астахова


"Да как же ты венчалась, няня?"
- Так. видно, Бог велел. Мой Ваня Моложе был меня, мой свет, А было мне тринадцать лет.
А.С. Пушкин



По поводу ситуации с возможным заключением брака в Чеченской Республике с 17-летней девушкой и нелицеприятным поведением юриста Астахова сказано уже много, напишу предельно сухой юридический материал. Основанный на семейном законодательстве России и нормах международного права и неоднократно упоминавшийся Конституционным Судом при принятии решений по делам о брачном возрасте.

Для тех, кто не в курсе, как регулируется брачный возраст, начну с внушительного вступления.


Основываясь на Декларации прав ребенка от 20 ноября 1959 года, согласно преамбуле которой ребенок ввиду его физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения, Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 года обязывает государства-участники обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия (пункт 2 статьи 3), принимать все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, включая сексуальное злоупотребление (статья 19), защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения (статья 34).


Комитет Министров Совета Европы, учитывая, что благосостояние и интересы детей и несовершеннолетних являются приоритетами для любого общества, а сексуальный опыт, в том числе связанный с ранним сексуальным злоупотреблением, вреден для психосоциального развития ребенка и несовершеннолетнего, в Рекомендации N R (91) 11 от 9 сентября 1991 года предложил привести национальное законодательство государств - членов Совета Европы в соответствие с данной Рекомендацией.


Законодательное установление минимального брачного возраста как меры по упразднению детских браков и установление при необходимости надлежащих наказаний предписывает и Конвенция о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков (заключена в Нью-Йорке 10 декабря 1962 года в рамках ООН), согласно статье 2 которой не допускается заключение брака с лицом, не достигшим установленного возраста, кроме случаев, когда компетентный орган власти в интересах сторон, вступающих в брак, разрешает сделать из этого правила о возрасте исключение по серьезным причинам.


Исходя из того, что совершеннолетие предполагает достижение биологической и психологической зрелости как условие вступления в брак, федеральный законодатель на основании статьи 72 (пункт "к" части 1) Конституции Российской Федерации в статье 13 Семейного кодекса Российской Федерации установил брачный возраст (восемнадцать лет), предусмотрев при этом - руководствуясь конституционно значимыми интересами охраны семьи и ребенка - право органов местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, по их просьбе и при наличии уважительных причин разрешать вступление в брак лицам, достигшим возраста шестнадцати лет (пункты 1 и 2), а также право субъектов Российской Федерации своими законами определять порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста шестнадцати лет.


В Чеченской Республике (в отличие, скажем. от Владимирской области или Республики Башкортостан) отсутствует законодательство, позволяющее вступать в брак лицам, не достигшим шестнадцатилетнего возраста. Соответственно - применяется общий порядок - общий брачный возраст установлен в 18 лет, специальный (при наличии уважительных причин и решения органа местного самоуправления) - в 16 лет.


В чём состояли обязанности уполномоченного по правам ребёнка Павла Астахова в данном деле? Всего лишь - проверить наличие такого разрешения, выданного соответствующим органом местного самоуправления на территории Чеченской Республики. Для этого ему предоставлены все необходимые полномочия по запросу любых документов у любых органов и организаций на территории России. Что - местная администрация того или иного чеченского района отказала бы ему в предоставлении копии листа бумаги с печатью? Не уверен. Может, с учётом резонанса дела, можно было бы лично приехать в Чечню и во всём разобраться. А так - получается, что за уполномоченного о вопросах брачного возраста должен был рассуждать глава Чечни Рамзан Кадыров.


Чего же он испугался? Да так, что перешёл на оскорбления, обсуждение возраста биологической и физиологической зрелости кавказских женщин и особенности женской физиологии по национальному признаку, ещё больше испортив себе репутацию и кинув тень на репутацию всех российских юристов. Ведь вопросы расхождения брачного возраста супругов, если они вправе вступать в брак, российским законодательством (да и законодательством абсолютного большинства стран мира) никак не регулируются, да и международное право требует всего лишь учёта всех обстоятельств дела.


Теперь же, устами уполномоченного, получается, что жену (и, соответственно, мужа) надо выбирать не как человека, с которым следует проводить всю жизнь, а обращать внимание лишь на те или иные внешние признаки вроде кожи и прочего, причём, почему-то, именно у жён определённой национальности с этим возникают проблемы.


Невозможно длительное время притворяться порядочным человеком. И подобного рода оговорки свидетельствовать о том, что же на самом деле может твориться в голове у того, кому доверено следить за правами детей: много детства и никакого права.

Спасти офицера Меля

С украинской лётчицей Савченко разнообразные СМИ и социальные сети уже все уши прожужжали. Какая она хорошая, пригожая, какие у неё грамотные адвокаты и всё такое прочее. В парламент заочно избирают, орденами награждают, в-общем - герой, куда ни глянь! Европейские парламентарии и президенты позируют с её портретом, принимают заявления и иным способом ругаются на правительство нашей страны.

Но почему-то те же самые "правозащитники" резко забывают о том, что у России есть свой узник совести - вот уже более года незаконно удерживаемый властями Литвы полковник запаса Юрий Мель. Советский и российский офицер, исправно выполнявший свой воинский долг везде, куда его посылала Родина: в Литве при разгоне антиконституционных волнений, в Таджикистане при охране "подбрюшья" СНГ от душманов, в Калининграде при командовании одной из крупнейших мотострелковых бригад региона. И - тишина.

Состоявшийся в воскресенье на площади Маршала Василевского митинг в честь годовщины удержания полковника Меля литовскими властями, был организован непарламентской партией "Великое Отечество", поддержан только небольшими общественными движениями (в нём не приняла участие даже ЛДПР, членом которой является Юрий Мель!). На нём не выступил не то что губернатор - никто из министров правительства области, куда-то засунула свой язык вечно кричащая по поводу и без повода Компартия. Будто не было и нет офицера в нашей истории.

Посмотрев в закон "О ветеранах", я не нашёл ни одного упоминания о боевых действиях и столкновениях, которые фактически велись советскими вооружёнными силами при распаде СССР. Война в Осетии 2008 года - есть, войны в Чечне, Таджикистане и Афганистане - есть. Других же столкновений - как не было так и нет. Как будто люди, выполнявшие приказы верховного главнокомандования действительно действовали в отрыве от своей страны и рисковали жизнью по собственной воле, а не выполняя долг и присягу.

Нет там и событий в Вильнюсе в 1991 году. Трактовка событий, подающихся властями современной Литвы как "борьба за независимость" настолько неоднозначна, что даже поехавший освещать события с антисоветских позиций журналист Александр Невзоров в итоге снял известный документальный фильм "Наши", в котором осветил спорные вопросы применения военнослужащих при разгоне демонстраций в Вильнюсе (можно посмотреть по ссылке: http://www.youtube.com/watch?v=NoHDrecUtGw)

Власти Литвы говорят, что события в январе 1991 года в столице Литовской ССР подпадают под "преступления против мира и безопасности человечества", но, с точки зрения законодательства СССР того времени, незаконными были действия самопровозглашённых республик. В-общем, во всём мире в таком случае объявляют амнистии: как объявляли в России после событий 1993 года и войны в Чечне, как объявляли в СССР в 1955 году в отношении коллаборационистов, служивших на стороне немцев, как объявляли на Украине после майдана (правда, закончившуюся люстрацией). Не надо поддерживать гражданские войны, мало ли кто кем был в эпоху перемен. Не преследуют же представителей властей прибалтийских республик в России за те же действия в 1991 году, во время которых погиб офицер группы "Альфа".

Но - у маленьких своя гордость: возбудили уголовное дело против Горбачёва и потихоньку "дёргают" участников тех событий, будто бы оправдывая работу соответствующего отдела в местной "сигуранце". При этом - при полной тишине с российской стороны.

В чём обвиняют Юрия Меля? В том, что он во время событий в Вильнюсе 23 года назад находился в танке, штурмовавшем телебашню и здание телецентра. К слову, тогда он был ещё не полковником, а старшим лейтенантом. Совершал ли он что-то при этом, выходящее за обычные обязанности военнослужащего? Даже литовские власти говорят, что не совершал. Это всё равно как генпрокуратура России будет выискивать и сажать всех комвзводов, входивших в Москву в августе 1991 года по приказу министра обороны маршала Язова за "соучастие в убийстве Усова, Комаря и Кричевского". Трагедия была, но в этой трагедии каждый был по своему прав, и победившие не вправе издеваться над побеждёнными.

Но с событий 1991 года прошло 24 года. Юрий Мель был давно на пенсии, болен сахарным диабетом (в литовских застенках за последний год он похудел на 40 кг, но это же не украинская лётчица, кому из отечественных "правозащитников" будет до него дело!), постоянно ездил в Литву, имел шенгенскую визу и даже не думал, что если потребуется враг - им окажется любой.

Что это? Типичная провокация и наведение ужаса на остальных военнослужащих, когда-либо служивших в Прибалтике (а может - и не в Прибалтике) и выполнявших какие-либо приказы командования. Показать, что "все под колпаком", чтобы даже выданная виза и неоднократное посещение Литвы не спасали от ареста, чтобы действующие офицеры боялись выполнять приказы российского командования, а отслужившие - ненавидели своё командование за то, что отдавало приказы. Ну да - и чтобы политики боялись высказывать поддержку, молчаливо струсив "лишь бы чего не вышло", тем самым позволяя офицерам быть преданными и после службы.

И они этого добились - отсутствие на митинге официальных лиц, отсутствие постоянной реакции российского МИДа, калининградских и федеральных активистов, средств массовой информации говорит о том, что так можно поступать с теми, кто присягал на верность нашей Родине. И значит, что все присягавшие поймут, что приказы можно не выполнять - всё равно свои не вытащат и заставят умирать в иностранной тюрьме.

Юрию Мелю грозит пожизненный срок, если он не погибнет раньше. Вот кого, а не Януковича, надо спасать всеми силами военной мощи. Чтобы каждый офицер знал, что он может выполнять любой приказ командования, и Родина сделает всё для его спасения.

Спасти Юрия Меля - это не просто спасти отдельного офицера, это спасти честь всех офицеров России.

Калининградские маршрутки: убрать нельзя оставить

Кому как, но для меня калининградские маршрутки - основное используемое средство транспорта. Быстро, дёшево и не надо заморачиваться с парковкой, мытьём и прогревом двигателя в зимний период. Вышел на остановку - сел - доехал. Конечно, при двухметровом росте зачастую особо некуда девать ноги, но, если хочется с комфортом, - можно подождать автобуса и не особо торопясь ехать на нём

И, как это ни странно, не для меня одного подобного рода способ передвижения удобен. И, если в городе выбирать между личным транспортом и общественным - лучше, чем общественный, не найти.

Конечно, так считают не все калининградцы. И борьба с маршрутками ("автобусами малой вместимости") почему-то идёт на уровне городского руководства Калининграда. Предъявляемые претензии относительно смехотворны: меньше мест, чем в автобусах (ну потому маршруток больше, а стоимость проезда на 4 рубля дороже), занятие места на проезжей части (как будто, машины частников, перевозящие по одному-два человека, не занимают место), высокая аварийность (при этом без приведения статистики), а также небольшая собираемость налогов (правда, при этом обеспечивающая работой хотя бы одного водителя). Дескать, надо отменить маршрутки, оставить только большие автобусы (зачастую называемые "газенвагенами", из-за технического состояния), и тогда калининградцы резко пересядут с кредитных "шкод" на лизинговые "маны", не забывая при этом пользоваться внутригородской электричкой или, скажем, городским трамваем.

Всё, конечно, хорошо, только вот новые автобусы городским перевозчикам взять особо неоткуда: муниципальное трамвайно-троллейбусное управление убыточно до такой степени, что стоимость одной поездки превышает тариф раза в два, а городские налогоплательщики ежегодно тратят на поддержение рогатого транспорта по 230 миллионов и без того не просто так достающихся рублей, а городские же представители крупных автобусов уже давным-давно говорят о невозможности обновления транспорта в существующих тарифах. Так что, если отменить маршрутки, горожане пересядут с них на личные авто, усилив и без того жёсткую транспортную ситуацию в районах новостроек (почему-то, новые автобусные маршруты в них не появляются, а мест для парковок при строительстве было предусмотрено раз-два и обчёлся, не говоря про проезды и улицы, с утра встающие в мертвейшие пробки).

Кстати, в кризис всем потребителям не до жиру - быть бы живу. И при минимизации семейных бюджетов стоило бы ожидать пересаживание с личного транспорта на общественный. Но городская администрация этому способствовать не спешит, убирая один автобусный маршрут за другим. Сначала - "параллельные крупным автобусам" (потому и параллельные, что маршрут популярный и требует ещё большего количества транспорта), потом - "убыточные" (как они распределяются - говорить не будем), а потом примутся и просто за мешающие глазу власть имущих.

Очень интересно слышать рассуждения про общественный транспорт от тех, кто ездит в персональном авто. Ещё интереснее - наблюдать, как эти люди принимают решения, результатом которых является вливание сотен миллионов бюджетных рублей в то, что спросом не пользуется и изживание приносящих доходы в городской бюджет видов транспорта, худо бедно, но решающих проблему доставки горожан из точки А в толчку Б.

"Добро пожаловать, Крым": год спустя

Прошел год со дня начала крымских событий, завершившихся в итоге инкорпорацией республики и города Севастополя в состав Российской Федерации. Самое время подвести предварительные итоги.


Попробую это сделать — подобно множеству других «диванных аналитиков», умудряющихся полупрофессионально рассуждать о вещах, им зачастую неведомых. За последний год количество таковых несоизмеримо выросло. Даже популярные реалити-шоу зачастую собирают перед телеэкранами меньше людей, чем это делают новостные и аналитические передачи. Там-то понятно, какие итоги, только все спорят, да простится мне эта тавтология, о степени превосходности превосходной степени того или иного политического решения, принятого за последнее время: гениальное оно или просто величайшее. А любое решение зачастую — это просто решение: приняли и приняли, ученые потом разберутся, как правильно интерпретировать.


Так уж получилось, что в Крыму ваш покорный слуга ни разу не был. Вообще. Ни до присоединения его к России, ни после. Как-то не довелось. Может быть, там все именно так, как описывают в рекламных брошюрах: море, солнце и горы. А может быть, что-нибудь другое: крокодилы, скажем, бегают, мало ли что. А может, вообще (подобно городу на Сене в рассказе Михаила Веллера «Хочу в Париж») и нет его — только нарисованный задник на холстине, а остальное дорассказано воображением. Образ «сферического Крыма в вакууме» за прошедший год расширился в народном сознании за счет постоянных рассказов о национально-освободительной борьбе народов Крыма и Севастополя за возможность самостоятельно избирать губернаторов. Может, оно и верно — кто знает? Особенность пропаганды в том, что, даже если по ее каналам передавать чистую правду, в нее все равно рано или поздно перестают верить.


Но нет — говорят, что обычный Крым с живущими в нем людьми, а не «борцами за свободу» действительно существует. Многие говорят. Даже показывают, совершают туда разнообразные поездки, получают там зарплаты и иным образом пользуются благами от того, что сбылась вековая мечта русского народа. А может, и вовсе — путешествуют из страны в страну вместе с государством, никуда не выезжая из родного дома. Родился в одной стране, а потом ба-бах! — и живешь в другой. Особенно этой ситуации удивился высланный из России лидер крымских татар Мустафа Джемилев, еще при советской власти отсидевший 15 лет за то, что является лидером крымских татар. Подобного рода казусов случилось достаточно много, и некоторые из них достаточно противоречивы: некоторые из тех, кого на Украине считают предателями, в России были награждены орденами «За заслуги перед Отечеством» различных степеней.


Однако если оценивать настроения большинства жителей Крыма, то особого разочарования не чувствуется: потихоньку все научились жить в России так, будто всю жизнь прожили. Цифры рейтингов растут, органы власти функционируют. Чиновничество в массовом порядке перешло из «Партии регионов» в «Единую Россию», зачастую не читая устав ни той, ни другой, но стабильно избираясь от этого дела в парламент. Местные юристы достаточно быстро создали региональное отделение Ассоциации юристов России и овладели российским законодательством. Правда — до конца не освоили множество российских «примочек», от единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (что весьма и весьма веселит инвесторов из остальной России, пытающихся хоть каким-то образом подстраховаться при покупке «кота в мешке») до согласования законопроектов в администрации президента до их внесения в Государственную думу (навык буквального чтения российской Конституции и законов должен скоро пройти, это временное явление), обменяли украинские удостоверения прокуроров и адвокатов на российские и встали на страже отечественной законности почище иных церберов. А что не всех судей переназначили на должности в федеральных судах со ссылками на… наличие родственников и имущества на Украине, так это бывает, никто, кроме самих судей, до того полгода исправно выносивших решения именем Российской Федерации, ничего особо и не заметил.


Российскому парламенту сложно признать, что за полгода ни одну территорию в состав России в полном объеме не инкорпорируешь, а потому десятками принимаются законы с исключениями для Крыма и Севастополя из ранее действовавших федеральных законодательных актов.


Мероприятие это настолько увлекательное, что в России, вопреки ранее провозглашавшемуся принципу единого правового пространства и равенству всех субъектов федерации в отношениях друг с другом и с Москвой, постепенно образуется действительно федеративное государство, в котором пытаются составить не в полной мере единообразные законы для всех регионов. Приведет ли это к тому, что и остальные регионы потребуют для себя таких же прав, как и у новых территорий, или же не повезет Крыму — покажет время, но пока что федерализм выигрывает. Кстати, под шумок оказалось, что принципам ВТО и Евразийского экономического союза вполне соответствует не только незакрытие старых особых экономических зон, но и создание новых: Крыму был дарован такой закон об ОЭЗ, что Калининградская область и рядом не стояла. Правда, в Калининградскую область инвестиции прийти теоретически могут, а в Крым — только от камикадзе. Санкции, знаете ли.


По крайней мере, у нашего губернатора (да и десятков других губернаторов по всей стране) теперь тоже есть, что требовать у Москвы: такой же закон, как по Крыму. Тем более что география примерно такая же, да и проблему 2016 года простыми субсидиями решить невозможно. С тем разве что исключением, что через Керченский пролив от Крыма до материковой России на пароме полчаса, а паром, ходивший из Калининграда в Петербург, за прошедший год был украден и продан на металлолом, да и лоукостер «Победа» сюда отчего-то не летает. С другой стороны, у нас как не было семи миллионов туристов, так и нет, а в Крыму они раньше были, но пока еще не научились ездить туда снова — авось чего и выгорит.


И — самое главное — Крым нельзя просто так взять и вернуть обратно, как предлагают многие товарищи. Самое главное — Донецк и Луганск возможно, а Крым — нет. Именно потому, что жизнь стабилизировалась и люди более-менее привыкли. Подобно тому, как брак по расчету, во время которого супруги фактически создали семью, уже нельзя признать недействительным как фиктивный, как бы того ни требовали родственники новоявленных супругов. Так что постепенно Крым превратится в «то, о чем нельзя говорить»: что бы ни сказал, сто процентов получишь пару ножей в спину от тех или иных народных трибунов. Скажешь, что «Крым наш», обязательно будут уточнять, чьих будешь, а скажешь, что «не наш» — попеняют на недостаточную сопричастность к этому самому «Мы». Попытались отечественные политики что-то такое покомментировать, получили санкции от людей с другой точкой зрения — да и успокоились, новые попытки стараются не предпринимать.


А на самом деле хочется как-нибудь съездить в Крым. Посмотреть, ради чего все это, пообщаться с людьми, пока они еще чего-нибудь помнят о «старом режиме», да выкупаться в Черном море. Пока что итоговых мыслей больше не имею. Вернемся к вопросу лет через пять.

КиВиН и Светлогорск: а почему бы и нет?

Про фестиваль "КиВиН-2015" и Светлогорск. Одни радуются, другие ругаются. Это нормально, так и должно быть: главное, чтобы теперь по каждому региональному утюгу не началось "спасибо Икс, спасибо Игрек, за то, что с дыркою цилиндрик". Сразу появятся неведомые "мы", которые резко что-то там "победили", перепутав цель (привлечение отдыхающих в Калининградскую область) и одно из средств (проведение одного из фестивалей). Сфотографироваться рядом с Масляковым, наверное, очень круто, но ещё интереснее - получить от этого какой-нибудь гешефт в областной бюджет: аренду, налоги или рабочие места, а не только голый пиар.



А почему нет, собственно говоря? Прибалтика, море, много отдыхающих из России, опять же (особенно на фоне увеличения популярности российского туризма). Море у нас холодное, так хоть фестивалем заманить. Надеюсь, что номера гостиниц не будут заняты только квн-щиками, а если будут - не беда, лишь бы деньги за проживание платили. Опять же - хоть какое-то объяснение Театру эстрады.


Так что теперь Светлогорск - наше всё. Подобно тому, как советскому народу в 1980 году вместо коммунизма провели Олимпиаду.
Ещё бы электрички из Калининграда в Светлогорск ходили как метро или гданьские поезда внутри Труймяста, а не три раза в день - цены бы всему этому не было.


Только, как и со всеми массовыми фестивалями в нашей области, рассчитанными на туриста из Европы (а КиВиН в Юрмале привлекал всю Прибалтику), есть два маленьких затыка: хорошая платность и чудовищная бюрократия получения виз в Россию, а также отсутствие прямого бюджетного сообщения с европейскими столицами: как вы себе представляете молодежную компанию из Вильнюса, в четверг утром решающую, что в пятницу вечером они махнут на моря в Калининград? И я не представляю. Но есть и плюс в виде туристов из остальной части России: всё-таки, попасть на КиВиНа теперь будет проще, особенно для "невыездных". А чтобы придумать объединение обеих категорий в одном курортном городке - надо уххх как много сделать! Зато есть что делать - уже хорошо!


В-общем, все флаги в гости к нам. Пока будем всех принимать да обустраивать - хоть научимся.

О ненависти и "спекулянтах"

Статья 154 УК РСФСР рассматривала спекуляцию как скупку и перепродажу товаров или иных предметов с целью наживы и предусматривала за неё лишение свободы на срок до двух лет. Квалифицированным составом спекуляции была спекуляция в виде промысла или в крупных размерах. Тут можно было получить лишение свободы на срок от двух до семи лет с конфискацией имущества.


Что же такое нажива? Тут ещё проще. Большой толковый словарь называет её "прибылью, полученной нечестным путём".


В-общем, всё было понятно: честным являлся только производительный труд на государственных предприятиях за зарплату, всё остальное - нечестно. Соответственно, если получаешь прибыль любым другим путём. кроме как в кассе родного завода - будь добр отсидеть своё на нарах.
Ещё двадцать лет назад казалось, что всё это ушло в прошлое, а слово "спекуляция" в рыночной экономике казалось таким же анахронизмом-советизмом, как "антисоветская агитация", "подрыв советского строя", "приставание к иностранцам с целью приобретения у них вещей" или, скажем, "невозвращение из-за границы в Советский Союз", а тем более - "инакомыслие".


Но нынче всё не так. Как правильно заметил на портале "Гефтер.ру" социолог Алексис Берелович в беседе с социологом Алексеем Левинсоном, иллюзия о просвещённой молодёжи, которая отвергнет советский массовый цинизм, не оправдалась: "Мы видим сегодня, что молодые и просвещённые могут совершенно так же думать и вести себя как полагается". И это во многом выражается в том, что объектом ненависти в современной массовой пропаганде зачастую становятся те же, кто был таковыми сорок-пятьдесят лет назад, в эпоху брежневского застоя: спекулянты, невозвращенцы, инакомыслящие.


У меня, как у практикующего юриста, зачастую возникает впечатление, будто учебники по теории советского социалистического права или советскому государственному строительству, попали не в личную библиотеку гуманитарной лженауки Умберто Эко, а прямиком в головы отдельных деятелей. И это дело практически невозможно не то что выветрить - а просто поколебать.


И ненависть эту зачастую ощущаешь на себе. Что бы ты не говорил, работая в торговле - всегда окажется в десятки раз больше людей, уверенных в том, что ты - спекулянт или содействуешь спекулянтам. И неважно, что в условиях рыночной экономики получение прибыли в качестве ремесла - это не уголовно наказуемое деяние, а кровеносная сеть общества. Неважно, что ты выживаешь самостоятельно, способствуешь зарабатыванию на хлеб паре тысяч человек с семьями и платишь те самые налоги, на которые как раз и живут придумывающие в отношении тебя оскорбительные ярлыки разномастные "деятели". Ты - спекулянт, плохой, нечестный, а значит они - хорошие. Конечно, они без тебя не проживут и дня, так как с трудом себе представляют любое действие, отличное от ежемесячного получения денег в кассе в обмен на болтовню, но ты - плохой, нечестный и тебя просто положено ненавидеть. Ещё могут назвать "барыгой" или "перекупщиком", если ты работаешь в торговле, потребовать помимо налогов некоей "социальной ответственности бизнеса" и даже за тебя же придумать "экономически обоснованную наценку", почему-то продолжая называть её "накруткой".


Ты платишь налоги? Но и ненавидящие тебя "платят налоги" и этим тебя попрекают, ставя себя на одну ступень с тобой. Не важно, что эти налоги - возврат в казну части полученного от тебя же. Тебя можно ненавидеть и обвинять в смертных грехах, а "их" - нет.


Советский лексикон возвращается. Возвращается со всей сладострастностью клеймения разномастных "врагов". Сначала со слова "спекулянты", понимаемого в негативном ключе. Но уже мы видим, как древние юридические анахронизмы встают со своих мест, будто где-то на складе хранилась банка консервов. Вот уже поговаривают про "клевету на государственный строй" как преступление, предлагают ввести уголовную ответственность за невозвращение из-за границы, назвав это "Изменой Родине", в открытую призывают доносить на "инакомыслящих", и всё это пытаются обставлять разномастными законами, чтобы всё было "по закону", путая легистское государство с правовым.


В истории законодательства было много ошибок, подобных, скажем, Нюрнбергским законам Третьего рейха или внеправовым расправам Особых совещаний НКВД на основании утверждённого "упрощённого порядка следствия по делам террористической направленности". И все они зиждились на популизме и росте истерики в "широких массах трудящихся".


Критика предпринимательской деятельности как "спекуляции", обвинение предпринимателей во всех собственных ошибках - явление того же порядка. Так уж получилось, что основные массы населения всегда недолюбливали предпринимателей ("спекулянтов", "буржуев") и фермеров ("кулаков", "мироедов"), негативно относились к людям, имеющим собственное мнение ("инакомыслящим", "предателям"), национальным меньшинствам и всем, у кого машина дороже, чем у них. Но роль государства как "главного европейца" - не потакать охлосу, считая его демосом, а пытаться выстроить систему правоотношений в обществе, основанную на достижениях человечества, а не советском лженаучном наследии юридических учебников и "политэкономии развитого социализма".


Понятно, что нелюбовь к науке и тяга к популизму рано или поздно больно ударяет по самим "тянущимся", но в стране, где помимо них ещё 140 миллионов населения, наступать на старые грабли ненависти или вражды просто опасно.

Вторые Минские соглашения: что это и как применять?

"Комплекс мер по выполнению Минских соглашений", принятый и подписанный в Минске утром 12 февраля 2015 года - документ более чем интересный. Фактически это не разъяснение ранее подписанного документа, а полноценные Вторые Минские соглашения, с новым планом урегулирования ситуации.

Основное отличие документа от ожидавшегося всеми сторонами - то, что он подписан сторонами в том же составе, что и сами Минские соглашения сентября 2014 года. Со стороны ОБСЕ - посол Хайльди Тальявини, со стороны Украины - экс-президент Леонид Кучма, от России - посол России на Украине М.Ю. Зурабов и А.В. Захарченко с И.В. Плотницким с неопределённым в самом Комплексе мер статусом.

Возникавший в сентябре 2014 года вопрос о полномочиях Л.Д. Кучмы на подписание соглашения от имени Украины, вроде как был разрешён положительным образом: украинская сторона подтвердила наличие такого документа. К тому же, как понятно из новостей, соглашение подкрепляется Декларацией четырёх глав государств, поддерживающих её принятие, но сам документ подписан не Путиным и Порошешко, а лицами второстепенными. Судя по всему, для того чтобы иметь возможность для манёвра.

Основные вопросы Комплекса мер, на которые следовало бы обратить внимание:

1. Функционирование и стабилизация украинской банковской системы в зоне конфликта. Данный вопрос более чем актуален, особенно с учётом того, что финансовая система "народных республик", судя по всем показателям трещала по швам и была подготовлена к введению денежных суррогатов взамен стремительно вымывающихся из обращения и ветшающих гривен. Показательно, что этот момент нашёл своё место и в Декларации четырёх глав государств по итогам переговоров. Это означает, что "народные республики" за счёт наличия банковской системы, а также выплаты Украиной пенсий и пособий гражданам Украины, проживающим на данной территории, снова получат тот или иной автономный источник финансирования пропитания населения и текущих расходов, смогут наладить систему торговли на основе получения товаров из остальной территории Украины, а также внешнюю торговлю. Самый главный пункт соглашений.

2. Обеспечение контроля Украины над украинско-российской границей в районе "народных республик" - вопрос так же немаловажный, но, вопреки всем ожиданиям, не имеющий итоговых сроков решения - он увязан с проведением выборов в органы местного самоуправления на территориях республик в соответствии с украинским законодательством и окончательно должен быть решён до конца 2015 года, что позволит всё это время продолжать существующий status quo с приграничной ситуацией, если на то будет соответствующая воля.

3. Участие сформированных по украинскому законодательству органов местного самоуправления в формировании судов и органов прокуратуры, создание отрядов народной милиции по решениям местных советов, проведение амнистии - попытка легитимации существующего на территории "народных республик" политического режима.

4. Принятие до конца 2015 года новой конституции Украины с указанием на особый статус районов "народных республик" с очерченным кругом полномочий, а также отдельного законодательства по статусу этих территорий, возможность заключения особых соглашений между этими территориями и Киевом - также способ сохранить лицо украинского правительства, вместе с тем легитимировав происходящее в этих районах. Не понятно, как на это отреагирует Верховная Рада, которой предстоит разрабатывать и принимать новую конституцию Украины, не воспримет ли этот пункт как капитуляцию на востоке, что может затруднить легитимацию происходящего.

5. Нигде в тексте документов нет указаний на наличие в указанных районах Донецкой и Луганской областей каких-либо "народных республик", "народных правительств" и любых других, не созданных в рамках законодательства Украины органов власти. Подобного рода недоговоренности были и в сентябрьских Минских соглашениях 2014 года, что впоследствии не позволило наладить полноценный диалог между Киевом и Донецком, так как официальные органы Киева называли эти органы власти чем угодно, но не органами власти. Отсутствие данного пункта и данных упоминаний - очень плохой показатель и краеугольный камень под Вторыми Минскими соглашениями.

6. Отсутствует какая-либо реальная возможность принуждения сторон как к отводу тяжёлого вооружения и военной техники с созданием демилитаризованной зоны, так и к возвращению разграничительной линии к сентябрю 2014 года, а также отвод всех иностранных частей и наёмников (непонятно, относятся ли к ним добровольцы из России). Более того - с этим отводом не связано выполнение обязанностей по восстановлению банковской системы (единственно реальная санкция для народных республик в существующих условиях), что позволит сторонам произвольно обвинять друг друга в срыве очередных подписанных соглашений.


Вывод: Подписанные Вторые Минские соглашения являются международным договором, заключённым между Россией и Украиной и обеспечивающим действия по успокоению востока Украины. Вместе с тем, этот документ не учитывает ряд важных моментов существующей ситуации, из-за чего фактическое его исполнение заведомо находится под угрозой, не содержит какой-либо санкции за неисполнение.
Вместе с тем - если стороны действительно хотят установить мир на востоке Украины, документ позволит осуществить переходные мероприятия для этого.

Прокуратура и цены

Вся прошлая неделя в Калининградской области, да и в России, прошла под флагом поиска сговора в розничной торговле. Причём – поиска не при помощи специально обученного на то органа исполнительной власти (Федеральной антимонопольной службы), а путём принятия мер прокурорского реагирования.



«Проверка по поручению Генеральной прокуратуры Российской Федерации». Звучит страшно и весьма солидно. А для старшего поколения – совсем страшно и совсем солидно. Вспомним хотя бы «Кавказскую пленницу»: «Или я веду её в загс или она меня – к прокурору!». Прокурор в СССР был чем-то сродни КГБ и ОБХСС: орган с правом на всё и даже больше. И сейчас сохранились все признаки внешней солидности: синяя форма с офицерскими званиями, пенсии с приличным довольствием, даже маршальские погоны у генерального. Только вот внешние обстоятельства изменились.


На смену советской социалистической экономике пришла современная, капиталистическая. Правда, некоторые исследователи пишут, что и советская экономика была извращённым вариантом той же капиталистической, от того благополучно и скончалась, но дело не в этом. А в том, что и прокуратура решила показать, что от неё в отечестве нашем что-то зависит и начала проверку злых торговцев, якобы беспричинно повысивших в отечестве нашем розничные цены. Не верите, что во всём виновата торговля? Я тоже особо не верил, пока не посмотрел традиционную «Воскресную ненависть» (или как она там называется?) с Ирадой Зейналовой на Первом канале. О прокурорской проверке сообщили сразу после событий в Донбассе, а это дорогого стоит. Сообщили как о деле государственной важности. Не важно, что этими делами в России занимается ФАС, а не прокуратура, но маршальские и генеральские погоны выглядят солиднее, чем скромные костюмы работников действительно проверяющего органа.
Так что всю прошлую неделю калининградским предпринимателям (торговцам, а не производителям, что понятнее: сетей в области шесть, а производителей – десятки, это работать нужно!) пришлось отвечать на запросы как областной, так и районных прокуратур. Понятно, что запросы были идентичными, но что делать, закон есть закон. То, что дело изначально пахло пиаром, было понятно из времени предоставления информации по запросам: на запрос, полученный в 6 часов вечера по факсу, требовалось ответить до 12 часов следующего дня, с приложением всех возможных документов и обоснований установления тех, а не иных розничных цен. Что делать – ответили, приложили, направили для опроса коммерческого директора. Надо же помочь людям показать, что и они родине помогают. Правда, было видно, что вопрос даётся господам в синих мундирах тяжело, а тяжелее всего – понимание, при чём здесь они.

На следующий день с похожими запросами активизировались прокуратуры районов. Но, так как они ближе к «земле», то им надо было ещё выйти в магазины переписывать ценники и искать «нарушения». К вопросу подключился и местный Роспотребнадзор: выходить на объекты, так всем скопом, авось удастся что нарыть (палочную систему никто не отменял). Правда, Роспотребнадзор к порядку ценообразования тоже имеет достаточно относительное отношение, но слово «потреб»-то в названии есть: по телевизору будет что сообщить, да и бордовые мундиры смотрятся тоже солиднее, чем скромные костюмы антимонопольщиков.

В итоге – весь день принимаешь звонки от шокированных директоров магазинов по всей области, явно не имеющие никакого отношения к установлению розничных цен на товары. Энтузиазм был у проверяющих – заказные убийства расследовать нужно с таким энтузиазмом! Перевесили все палки копчёной колбасы (у них – усушка, авось чего усохнет на пару граммов), проверили стикеровку на всех товарах, на которые должен быть наклеен стикер, кое-где проверяли соответствие ценников и того, какая сумма пробивается на кассе («собрали на полках несколько тележек товаров, уже час всё пробивают через кассу, ищут хоть какое-нибудь несовпадение»), полазили под холодильниками, проверили должностные инструкции. В-общем, работали товарищи, проверяли цены.
Зато – чтобы показать, что работа действительно была проделана – нашли «многочисленные нарушения»! По одной из палок колбасы всё-таки нашли граммов десять усушки – «обман потребителей»! На одной из упаковок с чем-то расфасованным не нашли какого-то стикера – «Нарушение законодательства при продаже отдельных видов товаров»! Ну, и наконец, на фоне десятка найденных более высоких ценников (на кассе пробивалась меньшая цена) нашли один (на несколько тысяч) не поменянный по цене низшей – «обман потребителей»! Всё, обнаружены многочисленные нарушения, проверка прошла не зря! Будет что серьёзной девушке с большими звёздами на погонах сообщить в эфире отечественного ТВ, да на что сослаться многочисленным госорганам. Работа проделана, виновные найдены! Смотрите на них, уважаемые потребители, вот кто ваши враги, вот с кем надо бороться!

Правда, «завышения розничных цен», к большому неудовольствию россиян, которым это было обещано в эфире Первого канала, не нашли. Оказывается, если вокруг всё рушится и национальная валюта падает в два раза, то и цены поднимаются. Это, конечно, было понятно изначально: на высококонкурентном рынке сложно найти что-то противоречащее принципам конкуренции. Это не тарифы монополистов затратным методом рассчитывать, где и сто миллионов – не деньги. Но вот кто прислал для проверки розничных цен именно прокуратуру, так и осталось загадкой.

Реакция Правительства Калининградской области на рост цен в регионе просто поражает. Руководствуясь венесуэльским опытом, дорогие товарищи предложили… установить фиксированные розничные цены в магазинах! А сегодня в Калининграде просто не вышли на работу продавцы мяса на Центральном рынке: ситуация в стране и регионе такая, что мясо по 530 рублей за килограмм просто некому покупать. Региональный Минсельхоз, ранее заявлявший о том, что мяса в регионе хоть завались, обвинил во всём… самих торговцев. Ему бы предложить им фиксированные розничные цены, «справедливые», установить. Скажем, 200 рублей за кг при закупочной в 400. Или маркировку проверить под видом борьбы с ценами. Но, боюсь, в таком случае молодые мясники не были бы столь толерантны к глупости, как торговые сети…


О чём я всё это? О том, что не там искали и не то. Розничные цены – это ртутная шкала на градуснике. И если бьёшься в лихорадке - винить надо не градусник.

"Левиафан: уточнения юриста

Вчера посмотрел нашумевший фильм Звягинцева "Левиафан". Он интересен тем, что каждый может в нём найти свой кусочек, трогающий за душу. Мне удалось в нём найти те или иные юридические уточнения.


Правовая действительность в фильме прописана очень качественно, причём - вопреки тому, как это кажется на первый взгляд ("тройка" судей в городском суде в регионе, рассматривающем апелляцию на решение районного).

Так что если вместо "город" подставить "область" - то сразу всё встаёт на свои места. В первых минутах фильма рассматривается апелляция на решение районного суда не городским судом, а именно областным, как это предусмотрено ГПК РФ, то же самое - в последних минутах, только предусмотренное нормами УПК РФ.


Тогда встают на свои места остальные кажущиеся на первый взгляд несостыковки с высокими специальными званиями и должностным положением представленных в фильме сановников - панагия и белый клобук у архиерея (положенные начиная от уровня митрополита), классный чин старшего советника юстиции у прокурора Горюновой и специальные звания полковника у начальника полиции Ткачука и подполковника ДПС Дегтярёва (Степаныча), а также отсутствие в кабинете у мэра портрета действующего губернатора региона.


Тогда и всё остальное встаёт на свои места - страх у чиновников только перед "Москвой", отсутствие между городом и "Москвой" какого-либо промежуточного звена, а также уровень решений, которые могут принимать те или иные лица.


В завершении - пару слов об озвученных в фильме судебных решениях (апелляционных определениях). Они содержат подлинные цитаты, которые обычно и пишут в решениях подобного рода, а потому являются более чем обычными для отечественного правосудия. Но есть два небольших нюанса, которые учтены автором не до конца (потому что автор - режиссёр, а не юрист). Во-первых, крайне редко суд целиком оглашает мотивировочную часть апелляционного определения - обычно "тройка" зачитывает только резолютивную часть, а мотивировку необходимо забирать в канцелярии через неделю, а также то. что в последние годы подсудимый по уголовному делу, как правило, в областной суд на рассмотрение апелляционной жалобы не возится - он сидит в сизо и ждёт своей участи посредством видеоконференцсвязи. Но если бы режиссёр учёл и эти нюансы, то было бы ещё больше вопросов со стороны неюристов - мало кто может себе представить, что всё ещё проще и короче, чем показанное в фильме, а потому вызывает ещё больше бессильной злобы у сторон. Оброненная главным героем фраза о том, что "решение пока в силу не вступило" также не соответствует процессуальному законодательству, но вполне может быть объяснена недостаточным уровнем его правовой грамотности.


Показанные же в фильме практическая невозможность подачи заявления в полицию и жалобы в прокуратуру, а также отсутствие в суде каких-либо дежурных сотрудников в канцелярии, были действительно характерны для указанных органов ещё лет 10 назад, но и сейчас, судя по сообщениям в СМИ, в отдельных регионах подобного рода недостатки встречаются.


Судя по всему, авторская самоцензура не позволила выйти фильму на рассказ о творящемся на уровне субъектов Федерации: режиссёр на словах ограничился уровнем муниципалитета. Оно и понятно: исторически, ещё со времён гоголевского "Ревизора" и "Истории одного города" Салтыкова-Щедрина, описание проблем городов и городского начальства вызывало гораздо меньше недовольства, чем губернского.

Юридические итоги года: побольше определённости

Можно ли ранее судимому человеку, у которого не истёк условный срок, за совершение тяжкого преступления дать ещё один условный срок? Можно. А ранее не судимому за совершение преступления средней тяжести дать реальный? Тоже можно. А вместо десяти лет лишения свободы двести тысяч рублей штрафа? И это можно. Да всё можно в нашем правопорядке! Это - и есть настоящий юридический итог года: в том, что юридические последствия своих действия или бездействия невозможно просчитать юридическими методами.


Конечно, мы, как юристы, и раньше это знали: невозможно в попытке предугадать поведение того или иного органа государственной власти опираться только и исключительно на законы, принятые для функционирования этого же самого органа власти. Вообще - никак. Точнее - по чему-то несущественному можно: скажем, для нарушения скоростного режима, зафиксированного видеофиксатором (да и тут, говорят, бывают события непредсказуемые). А вот копни чуть глубже - и всё, finita la comedia! Работа юриста превращается в шаманское камлание, опирающееся на ранее имевшуюся цепочку камланий.


"Но в законе же написано Х", - справедливо возражает вам клиент, работодатель или первокурсник. "Нет, - справедливо возражаете ему вы, - фактически там написано Y, а насамом деле Z, хотя, зачастую случается Ω,‭ но, если получится ‭צ, - тоже не взыщите." И всё это происходит под одобрительные и радостные крики "трудящихся" на тему "давно пора". Что из этого - собственно крики трудящихся, а что - представление о криках трудящихся, доносящиеся из средств массовой информации - также не особо известно.


Вам надо примеров? Их есть у меня. Вроде как есть общеправовой принцип невозможности поворота участи подсудимого (или подателя жалобы) к худшему. Есть-то он есть, но когда Конституционный Суд признаёт неконституционным приговаривать предпринимателей к пяти годам, когда остальных приговаривают к десяти, - всё вроде как законно, тем более, что "так этим и надо". Когда законодатель вводит для педофилов или наркоторговцев пожизненное лишение свободы (тем самым обрекая их жертв и свидетелей на верную гибель - больше-то не дадут!) - мы опять же радостно рукоплещем, это же касается не правовой системы в целом, а отдельной кучки отщепенцев. То же самое - в недопуске до участия в выборов. Сначала вводится для совсем радикалов, а потом, в один прекрасный день, начинает касаться и просто оппозиционеров. При этом - всё по закону, вроде как.


Причём - всё это не в один день происходит, а потихоньку и незаметно. В итоге - там, где раньше было категорическое "нет, это запрещено, как на меня люди посмотрят", сейчас появилось "а пусть попробуют поймать".


Когда пару лет назад в своих заметках я начал писать о том, что следует различать право и закон (это казалось мне вполне очевидным) - получал нелицеприятные комментарии о расщеплении сознания от доморощенных этатистов, Теперь же, с развитием процесса отделения закона от права, это кажется вполне логичным. Отдельные красивые законы, вроде поправок в ГК, погоды не делают: в 2014 году в России было принято 489 федеральных законов, 21 федеральный конституционный закон и 2 закона о поправках в Конституцию России, многие из которых занимают не один разворот в "Российской газете". С правом же какая-то беда: сложно не только сказать, где именно находится право и в чём оно выражено, но и то, нужно ли оно кому-нибудь вообще.


Ещё мы поняли, что можно не соблюдать международные договоры. Точнее - мы и раньше это знали, учебники международного права, зачастую пишущиеся теми же авторами, что и в советские годы, регулярно отстаивали принцип о том, что "если нельзя заставить исполнить - то можно и не исполнять", вот и забыли совершенно про pacta sunt servanda, на смену которому пришло германское кулачное право времён междуцарствия и междоусобных войн. Может, и работает система, кто её знает? Но, как я понимаю, этот принцип всё больше и больше проникает в самую суть отечественного законодательства, постепенно всё больнее ударяя по носу самих законодателей.


Мы привыкли к тому, что Конституция и права человека всё больше превращаются в ритуальные заклинания, ссылка на которые просто смешна. Значит - скоро смешной станет ссылка на законы, а потом - и до подзаконных актов дело дойдёт. Ведь всегда можно найти ту или иную тактическую цель, ради которой можно забыть про указанные в Основном законе приоритет и высшую ценность прав и свобод человека и гражданина. Так же не хочется видеть человеческое достоинство в том или ином негодяе или подонке. Но кто гарантирует, что завтра этим подонком не объявят вас, любезный читатель, так же как сегодня вы объявляете ими других. Под такое же точно улюлюкание толпы.


С другой стороны, политика (и правовая политика, естественно) - это концентрированное выражение экономики, как писали классики марксизма-ленинизма. Есть деньги - можно придумывать что угодно, нет денег - главное не придумать чего-нибудь лишнего. Главное - не перепутать, в противном случае и политики никакой не останется, голая экономика: бегаешь с дубиной за коллегой, отбираешь у него сытные корешки, в перерывах лакомишься блохами, почёсывая свою самобытность.


Так что с Новым 2015 годом, дорогие друзья! Желаю побольше законодательной определённости и поменьше сюрпризов!

Троянский конь продовольствия из Польши: год спустя

Год назад на сайте «Русский запад» я написал статью про польскую торговлю. Она доступна по ссылке: http://ruwest.ru/blog/?page=post&blog=Easy_Thinks_with_Alex_Elaeff&post_id=226&sphrase_id=30599235 . Статья набрала рекордное количество просмотров, на странице в «Фейсбуке» меня упрекали чуть ли не в продажности, а также во множестве остальных смертных грехов. Оно и понятно – даже предельной прозрачностью сложно преодолеть негативное отношение к торговле. Что бы не сделал – во всём будешь виноват, как ни пытайся. Оно и понятно: даже в собесе и на почте люди бывают реже, чем у нас, к тому же годы «коммерческой тайны» сделали своё дело: легче написать что-нибудь поверхностное, чем глубже разбираться в происходящем.

Основным тезисом статьи была разница между курсами валют и паритетом покупательной способности. Выдвигалась гипотеза сокращения объёмов закупок при изменении курсов валют: если рубль упадёт – польские товары окажутся непомерно дорогими и не окупят даже бензина и грин-карт.
К сожалению, мой «негативный прогноз» сбылся. И события последних месяцев убеждают нас в этом. Количество людей, покупающих товары в Польше, начинает снижаться. Я бы не сказал, что это радостная новость: просто на фоне снижения реальных (а зачастую – и номинальных) доходов населения всё большая часть бюджетов семей уходит на простое пропитание и уплату кредитов и коммунальных платежей, тут не до покупки непродовольственных товаров, тем более – за три месяца подорожавших ровно в полтора раза. Естественно, это, да и контрсанкции, неизбежно отразятся на полках магазинов Калининградской области. Торговля, с учётом развития конкуренции, – это своеобразный «термометр» экономики, учитывающий в себе всё – от изменений макроэкономики до изменений законодательства. Как будете менять внешнюю среду, так будут меняться показания на «градуснике» - то есть цифры на ценниках. И ничего с этим не сделаете, с отвёрткой лучше не лезть – это микросхемы, а не винты.
Вчера вспоминал цены и курсы валют в 2001 году. Когда среднегодовая стоимость нефти составляла 24,4 доллара за баррель, а доллар стоил 29 рублей 40 копеек. Цены за рубежом (в той же Польше) тогда были такими же как сейчас, а вот в России всё обстояло иначе.


Проезд в Питере при этом стоил 4 рубля, студенческий проездной на месяц - 55 рублей, буханка хлеба - 6 рублей, банка тушёнки - 12 рублей. Нормальной "маленькой" зарплатой считались 3000-4000 рублей в месяц, вахтёрам платили 1200-1500 рублей. Плацкартный билет из Питера в Калининград стоил 430 рублей, из Питера в Москву - 230. Кружка пива в пивной стоила 16 рублей, бутылка пива - 6 рублей, билет в Мариинский театр в 1 ярус - 150 рублей, в БДТ в партер - 70 рублей. Комнату в Питере можно было снять за 1500 рублей в месяц (общага стоила 550 рублей в год), квартиры на окраинах продавались по 8000 долларов США ("квартира по цене комнаты") и эта сумма казалась уходящей куда-то в космос. Да, мобильный телефон стоимостью в 100 долларов США и его обслуживание долларов на 20 в месяц, - это было недешевое удовольствие. Не говоря о приобретении импортных вещей и отоваривании в "брендовых" магазинах (Апраксин двор - самый брендовый магазин того времени!).
С тех пор прошло 13 (тринадцать!) лет, реальный рост потребительских цен - примерно в 6 раз. А доллар все эти годы даже падал до 23 рублей, лишь теперь дойдя до 50 рублей за доллар. Получается, в сегодняшних ценах доллар бы стоил 160-180 рублей, при гораздо большей роли импорта в экономике страны и региона: начиная от оборудования и заканчивая запчастями, сырьём и специалистами в области их обслуживания и управления производствами. И 100 долларов на месячное житьё-бытьё (даже самое простое) уже бы не хватило никому.

Разместил «выкладки» по ценам на Фейсбуке – получилась интереснейшая дискуссия – и про эффективную стоимость аренды квартир и про прочие вопросы долларового ценообразования десять и двадцать лет назад. Поплакались немного друг дружке и примерно обсудили вопросы выхода из сложившейся ситуации.

И вот от одного калининградского активиста прочитал что-то в духе «вы собираетесь безбожно задрать цены и ограбить остатки калининградского населения, а потому готовите почву». И вроде бы бизнес у человека, завязанный на импорт (мебель прозводит, на импортном оборудовании и из импортного сырья), и какое-то образование было – ан нет, туда же, всех клеймит «предателями». Наверное, скоро и бороться с торговлей будут венесуэльскими (ну – или днр-овскими) методами – взять всё на складах, да и раздать населению. Первые три дня будет густо, а потом пусто, никакого социализма не будет (посмотрите репортаж про то, как живут торговые центры при «народном социализме»: http://zyalt.livejournal.com/1087400.html, очень похоже на картины художника Ивана Владимирова времён Гражданской войны в РСФСР). Но эти лозунги, как и всякая лженаука, всё больше и больше популярны.
Что делать калининградской торговле в этой ситуации? То же, что и всегда: учитывать изменение доходов потребителей и продавать качественные товары по низким (насколько это возможно) ценам. И относиться более-менее спокойно к попыткам отдельных популистов списать грехи мороза на градусник.

Народное единство: с кем и зачем?

Сделаю, может быть, неверное предположение: большинству населения безразлична семантика большинства праздников. Потому ее очень просто либо менять на прямо противоположную, либо вообще забывать, если уж на то пошло
Вот возьмем, скажем, Рождество. До революции отмечалось 25 декабря, после (при смене календаря с юлианского на григорианский) — 7 января. Причем празднование Рождества в любой другой день нынче рассматривается как что-то совершенно непонятное, а призывы тех или иных священников перевести и церковь с неточного юлианского на более точный григорианской календарь — чуть ли не как страшная ересь.

Так и с Днем народного единства. 10 лет прошло, как его ввели, все потихоньку привыкли и относятся к нему нормально, то есть как к «ноябрьским выходным», особенно если три-четыре дня отдыха на него выпадает. Вообще — как в России называются праздники? Не в законе о памятных датах, а в народе? Как-то совершенно политкорректно и вне всякой идеологии: «майские праздники», «женский день», «23 февраля», «новогодние праздники». Теперь к ним прибавились и «ноябрьские». Точнее — они всегда и были, просто перенесли. Ну и ладненько: лишний повод поспать, выпить чего-нибудь да в гости сходить. Выходные лишними не бывают, тут даже на День конституции («декабрьский праздник») можно что-нибудь попраздновать.

Так вот. В прошлом году я писал, что рано или поздно партработники должны будут придумать гражданский ритуал всего этого дела, чтобы, с одной стороны, мусульманское население особо не шокировать иконами, хоругвями и прочими признаками наличия 4 ноября дня Казанской иконы Богоматери (в честь которой праздник и установлен), а с другой — вписать те или иные вещи в «план выходного дня» и придумать хоть что-то, что можно было бы показать по телевизору. Придумали. Ноябрьскую демонстрацию, что же еще! День народного единства следует отмечать путем подачи всеми парламентскими партиями уведомления и последующего массового хождения по Тверской с соответствующими лозунгами, после чего следует концерт с участием звезд эстрады. В общем, какой праздник ни придумывай — все крестный ход получается.

30 октября были опубликованы результаты соцопросов о Дне народного единства. Оказывается, положительно к нему относятся две трети россиян. Все это подается под заголовками в духе «День народного единства сплотил страну», судя по всему — как большая победа придумавших этот праздник аналитиков и политтехнологов: посмотрите, дескать, мы придумали, а большинство россиян положительно к нему относится. Естественно: выходной день! Покажите мне среднего россиянина, который не будет радоваться лишнему выходному в череде осенних промозглых будней. Скажешь, что не положительно относишься — и это отберут, ну его!

В итоге получится как обычно: по всем телеканалам, утюгам и чайникам одни небедные люди вместе с другими небедными людьми будут изображать народное единство с со всеми остальными россиянами, причем — за счет этих же самых россиян. Только вот единства с каждым годом все меньше. Естественно — за счет увеличения многообразия окружающего нас пейзажа. Ну, и появления поколения богатых во втором поколении соотечественников. Ведь еще десять лет назад единицы россиян могли похвастаться «старыми» деньгами, а потому поколение 40-50-пятидесятилетних еще имеет общие точки соприкосновения, основанные на том, что учились в одних школах, одних институтах и проходили одни социальные лифты (и пили портвейн одной и той же марки).

Оттого и празднуют День рождения комсомола (фактически — день народного единства старшего поколения страны) все взрослые, но абсолютно не помнят про него их дети. Ведь какой общий опыт может быть у сына слесаря и сына миллионера? Армия? ПТУ? Учеба в престижном западном вузе? Дом во Франции? Да не смешите мои тапочки, как говорят в народе. Народное единство давно перестало быть национальным, политическим или религиозным. Зюганов и Жириновский гораздо более едины друг с другом, чем со своими избирателями, ведь политика — это всего лишь концентрированное выражение экономики, а если с экономикой в кармане нормально, то и с политикой наладится. Как в анекдоте о двух юристах, поливающих друг друга последними словами во время процесса, а после совместно распивающих пиво на деньги, полученные от клиентов. Вот и получается, что одна категория граждан едина в граненом стакане, а другая — в коррупционных схемах.

Правда, история Дня народного единства говорит о единстве простого народа и власти в борьбе против внешних и внутренних угроз. Что, собственно, олицетворяет стоящий на Красной площади памятник купцу Минину и князю Пожарскому. Все, конечно, хорошо, но где тут народ? Говоря современным языком, бизнес и власть стали едиными ради общей цели, но сейчас этим особо никого не удивишь. В XVII веке, может, это и казалось каким-то чудом, но практика показала, что если деньги соединить с полномочиями, то можно в получить и больше власти, и больше денег. А где, собственно говоря, народ, кто его олицетворяет в легенде о празднике? А народ в легенде олицетворяет крестьянин Иван Сусанин. Правда, он погиб, но гибелью своей помог двум остальным героям. Замечательная роль народа — в нужный момент беззаветно погибнуть — неоднократно потом повторялась в истории. Последний раз — с фанатиками-ополченцами из ДНР, которым по полгода не платят зарплату, а они все равно воюют за какую-то идею (к фанатикам из Нацгвардии это тоже относится); в итоге эти пассионарии рано или поздно друг дружку перестреляют, что хорошо отразится на руководителях как с одной, так и с другой стороны.

О чем я? О том, что главное — не копаться в сути. Все праздники во многом искусственны, все обладают тем или иным карнавализирующим ритуалом, необходимым для сплочения населения. Попробуем и сейчас поиграть в народное единство, отвлечемся от сиюминутных проблем и просто пару дней спокойно отдохнем в осознании того, что все наши проблемы рано или поздно решатся.

"Закон Ротенберга": что же именно вчера приняли депутаты Госдумы?

На вечернем заседании Государственной думы 8 октября 233 голосами «за» (при необходимых 226) в первом чтении был принят проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон ««О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», внесенный депутатом В.А.Поневежским.

Именно так, по бюрократически скупо, звучит название того самого «Закона Ротенберга», вокруг которого последние дни не прекращается политическая борьба. Благо, современные технологии позволяют изучать принимаемое Госдумой в режиме реального времени даже находясь в Калининграде, нисколько не ограничивая исследователей географически. Не нужно быть лоббистом, чтобы залезть на сайт парламента и скачать полный текст как самого законопроекта, так и тех документов, которые должны сопровождать даже самый нелепый и вздорный образцов макулатуры, направленных в порядке законодательной инициативы тем или иным народным избранником. Судя по названию, вы уже поняли, что ваш покорный слуга этим и занялся: честно залез, скачал и прочитал. Благо, документов оказалось немного. И с каждой минуты чтения процесс захватывал меня всё сильнее до такой степени, что я решил, что наилучшим будет изложить первоначальные мысли на бумаге, дабы зафиксировать происходящее в законотворческой мысли страны в октябре 2014 года. Понятно, что это только первое чтение, впереди ещё второе и третье, в течение которых законопроект ещё может измениться до неузнаваемости, но общая концепция законопроекта принимается именно в первом чтении, дальше возможны только поправки в уже имеющийся текст.

Выпускник Всесоюзного заочного юридического института 1978 года Владимир Александрович Поневежский внёс свой законопроект в гордом одиночестве. Обычно к более-менее стоящим законопроектам присоединяет свои подписи десяток-другой коллег, тут же – зловещая тишина, «или пан или пропал», что, в принципе, понятно из текста внесённого проекта. Дата внесения законопроекта – 23 сентября, но она не должна никого удивлять спонтанностью происходящего: заключение Правительства России на законопроект было дано тремя месяцами ранее, 23 июня, за подписью вице-премьера Сергея Приходько. Заключение отрицательное, но Конституция и не обязывает его быть положительным – в Основном Законе просто сказано, что оно должно быть, но за день такую бумажку не получишь – запрос в Правительство на получение заключения был подан депутатом ещё 24 апреля этого года, что свидетельствует о достаточно длительной подготовке законопроекта, лишь ждавшего своего часа для внесения. Что же до связи факта внесения законопроекта 23 сентября с арестом активов Ротенберга в Италии 22 сентября, то после изучения текста проекта этого нельзя утверждать однозначно. По крайней мере, под этот закон ситуация Ротенберга не попадёт, а одновременно с внесением этого проекта депутат Поневежский внёс вполне себе технический законопроект о допущении в суды Крыма и Севастополя доказательств на украинском языке без заверенного перевода, а не давеча как 8 октября предложил увеличить штраф за нарушение режима пребывания в закрытом административно-территориальном образовании со ста рублей до одной тысячи, что свидетельствует о необходимости набирания «вала» внесённых законопроектов – чем больше – тем лучше.

Проект закона относительно небольшой и призван дополнить принятый в 2010 году закон о компенсациях за судебную волокиту в российских судах, в соответствии с которым если ваше производство продолжалось необоснованно долго вам могут назначить какую-нибудь компенсацию на усмотрение областного суда или арбитражного суда округа (в зависимости от того, где вы судились). Закон предлагается переименовать, добавив к названию слова о нарушении права на рассмотрения спора компетентным судом Российской Федерации и дополнить шестью новыми статьями, раскрывающими как нарушение этого права приведёт к выплате пострадавшему компенсации. Вокруг этого «пляшет» и содержание семистраничного документа.

Ключевым моментом является само определение «нарушения права на рассмотрения спора компетентным судом Российской Федерации» (статья 5.1), под которым определяется вынесение иностранными судами судебных актов (включая предварительные) в тех случаях, когда в соответствии с законом или международным договором такие судебные акты должны быть вынесены судом или арбитражным судом России. Определение указанных актов как заведомо неправосудных в РФ, вторгающимся в компетенцию судов и нарушающим государственный суверенитет РФ рассчитано на неподготовленного читателя, который должен проникнуться идеей «все вокруг враги», но не имеет ровным счётом никакого онтологического значения и отношения к охраняемым законом интересам. Тут речь идёт скорее о спорах юрисдикции, по вопросу которых существует множество как правовых актов, так и монографической литературы в международном частном праве.

Определить, какой суд должен рассматривать то или иное дело, порой весьма и весьма проблематично. Например, по российскому ГПК по делам об определении порядка пользования имуществом надо обращаться в суд по месту нахождения имущества, а где-нибудь за рубежом могут быть нормы, относящие их к суду по месту нахождения ответчика, а если ответчик и имущество находятся в разных странах, то тут сам чёрт может ногу поломать. Подробности – в соответствующей монографии Романа Зайцева и множестве других монографий, а также в ГПК, АПК, Конвенциях о признании судебных решений внутри СНГ (Киевской и Московской) и т.д. и т.п. Можно сказать лишь, что, например, статья 412 ГПК РФ содержит значительно более широкий перечень оснований, в которых иностранные судебные решения не должны признаваться на территории России и это не только нарушение исключительной подведомственности, но и такое банальнейшее основание, как неуведомление другой стороны о разбирательстве. Судя по всему, автору законопроекта все эти положения не в полной мере ведомы, в противном случае российский бизнес был бы защищён сильнее.

Основанием для выплаты компенсации (статья 5.2), по мнению разработчика, должна являться даже не сама потеря российским лицом имущества в результате издания вышеуказанного непонятного судебного акта иностранным судом, а сам факт вынесения такого решения, в результате которого может быть наложено взыскание на имущество или нанесён иной ущерб. То есть – будет такое решение исполнено когда-нибудь или нет – российский суд волновать не должно, главное – сам факт вынесения такого решения.

Подведомственность заявлений о присуждении компенсации (статья 5.3) также толкуется автором весьма и весьма занятно: если решение рассмотрел зарубежный суд общей юрисдикции – дело подаётся в российский суд общей юрисдикции, а если рассмотрел зарубежный арбитражный суд – в российский арбитражный суд. На первый взгляд, всё логично, для тех, кто в принципе никогда не видел и не знал систему судопроизводства в зарубежных странах (например, той же Беларуси, не будем затрагивать Германию, там иностранные языки знать нужно). Так вот, за рубежом отсутствуют государственные системы арбитражных судов, так там называют… суды третейские, негосударственные органы для разрешения споров между предпринимателями, когда они о том особо договариваются. В России же арбитражные суды так именуются исторически, памятуя о Госарбитраже СССР, даже в Беларуси и на Украине их подобие называется судами хозяйственными, в Казахстане на уровне областей есть межрайонные экономические суды, осуществляющие правосудие по ГПК и в упор не представляющие, что являются арбитражами. Что же такое «суды общей юрисдикции» - будет большой загадкой, скажем, для Германии, где существует пять судебных систем, или Великобритании, по судебной системе (и внесудебным трибуналам) которой впору создавать отдельный путеводитель (не забывая про отличия судебных систем Англии и Уэльса от Шотландии). Но автору всё это, судя по всему, было неведомо: привычка судить о других собственным аршином – штука заразная.

Так что российскому суду, установив, что иностранное решение действительно имело место быть в нарушение российского закона, а также вступило в законную силу и допускает возможность принудительного исполнения, ничего не остаётся, как выплатить заявителю компенсацию. И не три или пять тысяч рублей, как обычно выплачивается за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а в размере суммы, которую заявитель потерял или может потерять в результате вынесения иностранного судебного акта. Изумительно: никто ещё ничего не потерял (например, по делу, по которому ваша бывшая американская жена при разводе в американском суде отсудила у вас половину хрущёвки в Бутово), а Родина уже должна выплатить вам компенсацию. Причём, решение подлежит немедленному исполнению. Видно, чтобы вы радостно схватили полученные деньги и побежали их куда-нибудь вкладывать, пока рубль не рухнет окончательно.

Что будет делать Российская Федерация по делу о хрущёвке в Бутово (вариант – миллиарде евро на счёте, отсуженном вашими бывшими контрагентами где-нибудь в Уганде по делу о корпоративном споре среди участников российского ООО)? Правильно – этим же решением суда примет решение о… субсидиарном взыскании всего выплаченного вам за счёт имущества первоначального истца по иностранному делу, находящемуся на территории России. А если имущества не окажется… то за счёт иностранного государства, суд которого вынес решение, может, и по закону своей страны (о наличии у иных государств собственных законов, судя по всему, все уже забыли), но с нарушением правил подведомственности, установленных законодательством РФ.

Так и представляю себе исполнительный лист, выданный Октябрьским районным судом города Белгорода, в котором в графе «ответчик» будет указано «Суверенная Демократическая Республика Фиджи», переданный для принудительного исполнения, скажем, в Хамовнический районный отдел судебных приставов города Москвы. Бедный судебный пристав, не обнаруживший на территории России имущества указанной республики (ни счёта в Сбербанке, ни транспортного средства) будет в соответствии с предложенным (и принятом 8 октября в первом чтении) законом обязан… произвести принудительное исполнение за счёт имущества этого государства, в отношении которого установлен дипломатический иммунитет.
Именно так и написано в законопроекте, и несчастным будет тот пристав, который не вызовет группу быстрого реагирования, не возьмёт штурмом посольство и не опишет стол посла, а самому послу не вручит предупреждение об уголовной ответственности за неисполнение постановление пристава. Это не бред, это из законопроекта (статья 5.6): «может быть вынесено решение о наложении взыскания на находящееся на территории Российской Федерации имущество иностранного государства, в том числе и такое, на которое в соответствии с международным договором Российской Федерации распространяется иммунитет этого государства»! Понятно, что выплаченные деньги никто и никогда не пойдёт взыскивать ни к кому, чтобы не позорится.

Занавес, господа, занавес! Но это ещё не всё, если вы ещё можете хоть как-то соображать после прочитанного выше. К законопроекту должно прикладываться финансово-экономическое обоснование, есть оно и у нашего исследуемого объекта! В нём сказано, что деньги на исполнение закона пойдут в рамках финансирования статьи бюджета, предусматривающей… компенсацию гражданам за нарушение судопроизводства в разумный срок (кстати, такой отдельной статьи я в бюджете не нашёл, но это частности). То есть – самим депутатом новых расходов, кроме ранее заложенных компенсаций за волокиту, не планируется.

Было бы смешно, если бы не было так грустно. Понятно, что любой депутат может вносить сотнями любые законопроекты, которые, пусть у них будет хоть по тысяче отрицательных заключений от всех госорганов и комитетов, всё равно обязано рассмотреть пленарное заседание Госдумы. Такое существует во всех странах мира – депутатам надо регулярно показывать какую-нибудь активность. Но при этом также понятно, что Госдума теоретически может принять всё – от четырёхдневной рабочей недели до принудительного изъятия имущества посольств за грехи иностранных судей – но во всём нужна хоть какая-то мера.

Что в итоге приняла Госдума? Непонятный закон, с непонятными бюджетными тратами и явно не основанный ни на чём. «Закон Ротенберга», как его окрестили журналисты. Поможет ли он Ротенбергу с итальянским имуществом? Не поможет: юрисдискция российских судов даже по сегодняшним российским законам на подобного рода случаи не распространяется. Кому поможет? Депутату Поневежскому – точно, я про него уже раз пять в этой короткой статье упомянул, а любые упоминания, кроме некролога, отчего-то вдруг считаются пиаром. Может – ещё кому-нибудь, о ком даже сам Поневежский может не догадываться. Но точно не большинству населения нашей страны, но кто кого когда спрашивал?

17 сентября 1939 года: когнитивный диссонанс истории



События 17 сентября 1939 года и последовавшие за ними "волеизъявления народных собраний Западной Украины и Западной Белоруссии", в результате которых к СССР были присоединены отдельные территории Польши, населённые украинцами и белорусами, очень известны в Польше, где оцениваются однозначно плохо, и практически неизвестны в России, скрывшись за событиями состоявшейся позднее Великой Отечественной войны, что весьма и весьма осложняет историческую память в современных российско-польских отношениях.

В психологии существует всем известное понятие когнитивного диссонанса. Оно было сформулировано Леоном Фестингером в 1957 году и очень хорошо объясняет человеческие терзания по тому или иному вопросу

Под когнитивным диссонансом понимают состояние психического дискомфорта индивида, вызванное столкновением в его сознании конфликтующих представлений: идей, верований, ценностей или эмоциональных реакций.

Считается, что при возникновении КД человек сделает все, чтобы сгладить противоречия, возникшие между его установками, пытаясь достичь консонанса (соответствия), или же будет пытаться обходить стороной конфликтную ситуацию, чтобы диссонанс не пришлось разрешать. КД может возникнуть (и возникает) в любой ситуации, когда человеку предстоит сделать выбор. Причем степень диссонанса будет расти в зависимости от того, насколько важен этот выбор для индивида. Поэтому люди готовы оправдать свои заблуждения: человек, совершивший проступок или ошибку, склонен постепенно сдвигать свои убеждения в сторону того, что происшедшее на самом деле не так страшно.


А что если заблуждаться (или не заблуждаться) вынужден не один человек, а миллионы? Понятно, что при этом каждый должен сам принять решение — или смириться с ситуацией. А что если от решения будет зависеть что-то чрезвычайно важное? А ежели с другой стороны диссонанса тоже стоят миллионы людей и также что-то свое думают и решают (причем — с противоположным результатом)? Как они потом будут решать возникшие противоречия, если убеждения обоих сдвинулись от «нуля» до точки невозврата? Мне кажется, на эту тему должны быть написаны десятки, если не сотни, книг, благо — примеров много (только Северная и Южная Кореи чего стоят — с их взаимно противоречащими доктринами!).
В праве тоже есть такая штука — называется дискрецией, то есть внутренним усмотрением. Возникает тогда, когда лицо может самостоятельно принять то или иное решение. Естественно, после принятия решения для его внутреннего обоснования придется прибегать к диссонансу.


Вот Минобразования даже создало перечень т.н. «проблемных вопросов истории», по отношению к которым учителя должны применять либо специальные разъяснения, либо какие-либо дополнительные методические мероприятия. Судя по всему, это те вопросы, ответы на которые лежат в той или иной ценностной плоскости. Скажем, крещение Руси — положительное или отрицательное явление? А петровские реформы? А освобождение крестьян от крепостной зависимости? А Крым чей? А почему не только крымскотатарский? Правильно — будет зависеть от того, с какой стороны смотреть, это знание не онтологическое, а аксиологическое.

А еще лучше — спорный вопрос и вовсе игнорировать, будто его никогда и не было. Только вот оказывается, что при принятии знаковых решений вы-то о причине ссоры забудете, но другая сторона будет помнить всю оставшуюся жизнь...
Например, 3 октября в калининградском Историко-художественном музее состоится открытие выставки польского путешественника Ромуальда Коперски «О России с любовью: Сибирь глазами поляка». Вроде бы ничего примечательного в русском нарративе (мало ли фотовыставок открывают ежемесячно), но в польском эти слова значат многое, особенно с учетом того, что именно произошло 75 лет назад. К слову, именно глядя на белоснежные снега в Сибири в лагере ГУЛага, испортил свое зрение будущий генерал Войцех Ярузельский, впоследствии заслуживший кличку Сварщик за постоянные темные очки.

В Варшаве в память о событиях тех лет стоит отдельный памятник в виде тачки с оборванными рельсами. В России даже упоминаний-то особых не было. Дело не о 1 сентября, дате начала Второй Мировой войны, а о дне двумя неделями позднее. 17 сентября 1939 года Красная Армия вошла на территорию Польши и, практически не встречая сопротивления, взяла под контроль Советского Союза Западную Украину и Западную Белоруссию. После чего сотни тысяч местных жителей в порядке «люстрации» отбыли в места не столь отдаленные, а некоторым офицерам польской армии и вовсе не повезло, они отправились на вечный покой в Катынь и Медное.

Это факты. 75 лет тому назад были соединены места компактного проживания украинцев и белорусов, после чего в составе единых УССР и БССР эти территории вошли в состав СССР. Как относиться к данному событию? А как надо было бы отнестись? У истории не бывает сослагательного наклонения, у народа же бывает. Недавно в Гданьске, например, я видел в продаже внушительной толщины книгу, автор которой поддерживает мысль о том, что если бы Польша и гитлеровская Германия объединили свои усилия, то совместно они могли бы завоевать весь мир.

В современных Беларуси и Украине о тех событиях если и вспоминают, то как-то вскользь, так же, как в польских учебниках описывают присоединение к Польше после Первой мировой войны тех территорий, которые и были от нее отделены в 1939 году. Ведь если отнимают — то плохие, а если прибавляют — то вроде как хорошие. А если прибавляют или дают что-нибудь плохие, то результат какой — хороший или не очень? Лучше не задумываться — во избежание шизофрении или сдвига в установках сознания, потому в России и постарались забыть об «освободительном походе Красной Армии», пусть даже в пропагандистском документальном фильме 1940 года о присоединении Западной Украины к СССР и сказано, что советский народ никогда не забудет 17 сентября 1939 года. Даже серия почтовых марок выпустили, на которой была изображена радостная встреча.

Это-то ладно, Россия всегда может сделать вид, что подобного рода события являются историей СССР, а не историей России: мало ли что коммунисты захватывали, отдавали или обменивали! Не оплакивают же в современной Беларуси Белостокскую область БССР, которую так и не смогли переварить, а потому пришлось ее уже после Великой Отечественной войны вернуть Польше.

А как к этому относиться правительству современной Украины — с европейским выбором и прочим-прочим? Признать незаконность захвата? Плохо, вроде как единый украинский народ получился. Признать законность захвата? Тоже плохо, вроде как памятники Ленину снова сносить надо. Сказать «тут плохо, а тут хорошо» и возвеличивать Бандеру, «воевавшего за свой народ»? Вроде не Эстония, населения побольше, слишком заметно будет, да и ранее евроинтегрировавшееся правительство Польши будет недовольно: там памятники ставят и тачкам ГУЛага, и жертвам резни, проводившейся ОУН-УПА, да и «освободительный поход Красной Армии» освободительным не до конца считают. А признать возможность применения воинских контингентов для воссоединения разъединенных народов (тогда и присоединение Крыма следует признать, и притязания на Донбасс) — тоже не слишком гуманно получается. Сплошной когнитивный диссонанс, лучше не думать — от греха подальше. Только вот, не думая, можно отдалиться еще больше.
Система «предохранителей» и сознательно недоговоренных вещей есть в историографии почти каждого народа — ведь учится не вся история (в современных условиях это невозможно, что бы ни говорил Борис Акунин), а в основном хорошие вещи (или плохие, но так, чтобы была надежда на хорошее), а про неудобные факты или прямо забывают, или заставляют зазубривать особую их трактовку, чтобы лишних вопросов не возникало. А дороги расходятся, расходятся и будут дальше расходится… И хоть тысячу раз потом раскайся — свои же не поймут, ведь психика все же не резиновая, каждый день сознание перестраивать не будешь. А если и будешь — от регулярных когнитивных диссонансов и шизофрения возникнуть может.

А мы потом приезжаем в Польшу и удивляемся: чего это нас понимать не хотят, чего там удивляются, почему это мы такие «не до конца раскаявшиеся». Так что, может, оно и к лучшему, что историю Второй мировой войны в России начинают de facto преподавать не с сентября 39-го, а с июня 41-го — меньше будет желающих повторять освободительные походы 1939 года и хотя бы с одной из двух сторон истерики будет меньше.

Вот такие они — когнитивные диссонансы.

"Поминальная молитва" в Калининграде: опыт рецензии

«В Киеве беспорядки. Студенты да жиды народ волнуют.»

Если не знать историю Тевье-молочника Шолом-Алейхема, пьес, мюзиклов и фильмов, поставленных на её основе и идущих с аншлагами в театрах по всему миру, кажется, будто пьеса Григория Горина была написана только вчера и поставлена в Калининградском драмтеатре в угоду политическому моменту. Больше ста лет прошло с момента описываемых в пьесе событий, а кажется, будто село Анатовка до сих пор существует где-то на окраинах империи, поставляя в Киев как неудачливых коммерсантов вроде Менахема Мендла, так и Перчиков-революционеров. В эту субботу со славными обитателями анатовских просторов познакомились и в самом западном российском регионе.

«Поминальную молитву» интересно и смотреть и чувствовать. Эта история ставилась десятки и сотни раз в самых разных постановках. Был довоенный спектакль на идиш театра Михоэлса, был мюзикл «Скрипач на крыше», с 1964 по 1972 год выдержавший более трёх тысяч постановок на Бродвее, был фильм по мюзиклу, удостоенный трёх «Оскаров», потом всё это дело неизбежно, подобно Буратино и Пиноккио, было поставлено на отечественные рельсы и отлилось в 1989 году в пьесе Григория Горина. В том же году пьеса была поставлена одновременно в московском театре имени Ленинского Комсомола с Евгением Леоновым в главной роли и Национальном театре имени Ивана Франко в Киеве (под названием «Тевье-Тевель») с сыгравшем роль Тевье-молочника Богданом Ступкой, после чего разошлась по всей стране. В настоящее время в России можно посмотреть как переведенный на русский язык мюзикл «Скрипач на крыше» (ваш покорный слуга смотрел его в Казани, но существует и версия, поставленная алтайским театром), так и десятки постановок «Поминальной молитвы». Можно сказать, что, подобно комедии «Горе от ума», спектакль стал классикой российских провинциальных репертуарных театров, разошёлся на цитаты и вышел далеко за пределы еврейского народа, его можно было посмотреть даже в театре имени Горького во Владивостоке.
Но так как спектакль Григория Горина за последние 25 лет стал классикой, то к режиссёрам рано или поздно должно прийти понимание, что на одном еврейском этнокультурном колорите далеко не уедешь, надо иногда заниматься сценографией и прочими специальными дисциплинами. Ваш покорный слуга на своём коротком веку видел шесть постановок «Поминальной молитвы», все они, при неизменном тексте, существенно отличались друг от друга. Самую горькую постановку видел в Донецке, самую живую – в Молодёжном театре на Фонтанке в Петербурге (не путать с постановкой театра на Литейном несколькими годами позже). Оригинальное исполнение пьесы – в Гомельском кукольном театре, там это кукольный спектакль. В-общем, есть что сравнивать.
Сюжет пьесы (для тех, кто не знаком), в общем-то самый простой: было у бедного молочника пятеро дочерей, первая вышла за муж не за богатого и за деньги, а за бедного и по любви, вторая уехала вслед за женихом-революционером в Сибирь, третья крестилась и вышла замуж за русского, всё это на фоне Первой русской революции, черносотенных погромов, а также политики царского правительства по отношению к евреям.
Сначала о региональных отличиях. Спектакль существенно выиграл за счёт добавленных к оригинальному тексту пьесы музыки Аркадия Фельдмана и стихов Бориса Бартфельда, руководителя регионального отделения Союза писателей России. Оригинальный текст пьесы, который, по неписанным театральным канонам, обычно без лишнего повода трогать не принято, немного подкорректирован с учётом последних событий на Украине, как же без этого, в противном случае все высказывания героев о свободе, Киеве и волнениях кажутся сказанными не в 1904 году, а ста десятью годами позднее.

Отчего-то, в сцене погрома на свадьбе, вместо молодой русской девушки, говорящей «Мы, истинные патриоты России, говорим вам, дьявольскому племени: изыдите с нашей земли!!!» появляется женщина зрелая, в кожаных штанах и вышиванке, говорящая то же самое, но начиная со слов «Мы, истинные патриоты Украины…», тем самым вводя весьма интересный анахронизм в украинское дореволюционное национальное движение. Не могут русские люди быть черносотенцами, судя по всему, неполиткорректно это, вот режиссёр и пошёл Михаил Салес, по совместительству сыгравший роль Тевье, на прямую подмену текста. Судя по всему, скоро в Калининграде вместо «Прочь из Москвы, сюда я больше не ездок» герои будут упоминать столицы враждебных России государств.

Еврейский национальный колорит в постановке подчёркнут взрывным «ч» в речи героев, играющих евреев. Ну, хорошо, что хотя бы не картавят и иным образом не паясничают. Такое чувство, будто перед вами не идишистская культура, а Алексей Александрович в советском фильме «Анна Каренина» постановки 1967 года. Для того, чтобы несмышлёный калининградский зритель понял, что перед ним всё-таки евреи (если не понял этого из общей образованности, названия пьесы и прочих атрибутов еврейской жизни), на сцену то и дело (по поводу и без повода) выбегают потанцевать под популярные еврейские напевы четыре молодых человека в жилетках, круглых шляпах, с зачем-то прикрученными к шляпам верёвочным пародиям на пейсы (это, видно, чтобы никто этих молодых людей по незнанию своему не принял за папуасов Африки или что-нибудь похожее).

До кучи – в антракте фоновой музыкой в зале исполняют популярные еврейские песни в исполнении сестёр Берри, включая в себя сатирическую «Мой папа – знатный шмаровозник». То ли это незнание материала, то ли просто лишний повод показать еврейскость пьесы из жизни евреев, несмотря на то, что автор прямо подчёркивает, что все национальности героев пьесы ничем не отличаются внешне, кроме того, что умирать каждый отправляется на своё кладбище. В следующий раз при постановке пьесы из жизни русских режиссёру следует непременно использовать гармонь, рубахи, матрёшки и озорные частушки, пусть это будет даже «Васса Железнова». Ну да, всё это под «Калинку-малинку» должно будет выскакивать в самые трагические моменты пьесы, непонятно для чего.

Для того, чтобы от вышеуказанных весьма пародийных образов евреев можно было отличить русских, образ русских раскрыт не менее колоритно. Степан (его роль исполняет Пётр Мутин), сосед Тевье, предстаёт в образе бомжа Сифона из «Нашей Раши»: вечно пьяный, с трясущимися руками и окладистой нечёсанной бородой, развивающейся в разные стороны, разговаривающий испитым хриплым голосом и, естественно, одетый в ватник. Непонятно, в чём тогда состояла трагедия жены Тевье Голды, на которой в юности хотел жениться Степан, но не смог из-за национальных различий: по сравнению с одетым в очки Тевье Степан – просто архетип всего плохого, что можно найти в русском человеке. Даже в сцене в трактире актёры, играющие евреев, сидят и вслушиваются, Степан же сразу выпивает водки и ложится лицом в салат на потеху публике.

Григорий Горин явно не хотел видеть Степана таким. В сохранившейся видеозаписи оригинального спектакля 1989 года видно, что Степан даже ватник не надевает, не говоря о лице в салате. К слову, Евгений Леонов, играющий Тевье, не нуждается в том, чтобы «чекать», чтобы публика видела в нём еврея. Как-то и без ужимок всё нормально получается. К слову, второй русский в пьесе – писать Фёдор – в трактире сидит с газетой, а не лицом в салате, но в газете волей постановщика… проделаны дырки для глаз, встречающиеся в дешёвых фильмах у доносчиков и прочих агентов. Видно, чтобы зритель также понял, что перед нами – тоже отъявленный мерзавец, хоть и не имеет окладистой нечёсанной бороды бомжа Сифона. Тем более, что потом он возьмёт в жёны третью дочь Тевье, которая вынуждена будет для этого принять православие.

Из актерских ролей совершенно непонятно исполнение Натальей Салес роли Цейтл – старшей дочери Тевье. Ранее игравшая леди Капулетти и жену городничего в «Ревизоре» актриса с большим трудом передаёт смысл планировавшегося неравного брака по расчёту между ней и мясником Лейзером Вольфом, по пьесе – вдовцом и стариком, «он стар, а она молода». Сорокалетний заслуженный артист Марий Эл Александр Егоров просто пышет здоровьем, даже не ясно, в чём его явные минусы перед бедным портным Мотлом и почему Цейтл ходила к обрыву, чтобы броситься туда, но не допустить свадьбы с Лейзером Вольфом. Если бы Салес исполняла роль Голды – жены Тевье – всё встало бы на свои места, потому как исполнение на сцене преждевременной смерти Голды заслуженной артисткой России Надеждой Гайдар, как это ни прискорбно, не вызывает такого трагизма, какой должна вызывать и обычно вызывает кончина Голды.

«Революционная пара» в спектакле сыграна как нельзя более подходящими для этого артистами Максимом Пацериным (Перчик-студент, организатор беспорядков в Киеве) и Анастасией Башкиной (вторая дочь Тевье Годл, отправившаяся за ним в Сибирь). Василий Швечков блестяще сыграл человека без определённых занятий Менахема Мендла, а роль вожака погромщиков Клавдии, призывающей к спасению Украины от инородцев, в исполнении заслуженной артистки Грузии Тамары Соловьёвой, хоть и не предусмотрена в пьесе, но очень яркая, хорошо запечатлевает в памяти ужас бесправия жертв националистов.

В целом, несмотря на ряд вопросов, состоявшаяся постановка «Поминальной молитвы» является важным событием для культурной жизни Калининградской области, этот спектакль вполне можно вывозить на гастроли как в Россию, так и за рубежом, так как крупные мазки, которыми нарисована жизнь Анатовки, как нельзя лучше поможет понять происходящее на сцене, и происходившее до революции в маленьких городках западной Украины, неискушённому зрителю. Что же до того, что танцуют по поводу и без повода? Так пусть лучше танцуют, чем плачут! Тем более, что в спектакле есть, где посмеяться, и есть, где поплакать. А память, говоря словами завещания самого Шолом Алейхема, пусть будет хоть какой-нибудь, чем если её не будет совсем.

Минское соглашение по Донбассу: что это?

Текст подписанного 5 сентября 2014 года в Минске Протокола по итогам консультаций Трехсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию мирного плана Президента Украины П.Порошенко и инициатив Президента России В.Путина (именно так звучит полное наименование т.н. "соглашения о прекращении огня в ДНР") - документ весьма и весьма интересный для исследователей международного права.

Причём интересен не сам его текст (он, как это ни странно, вполне банальный для урегулирования внутригосударственных конфликтов: отвод войск, автономия, амнистия, всё более или менее просто), а реквизиты текста, из которых можно узнать больше, чем из самого документа.

Не буду идти на поводу у доморощенных комментаторов, назвавших документ аналогом Хасавюрта. Хасавюртовский договор подписывался в 1996 году совершенно иным составом лиц: представителями российского совбеза и чеченских полевых командиров, не занимавших никаких официальных должностей в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров. Да и Чеченская республика явно не являлась участником вышеуказанной Конвенции. Участие ОБСЕ при подписании 1996 года тоже ни о чём не говорило: в хасавюртовском соглашении указано, что оно подписано в присутствии главы группы ОБСЕ в Чечне Гульдимана, а не при его участии (что тоже важно и не делает ОБСЕ участноком соглашения).
Тут же всё насколько иначе. Начнём с того, что и Россия и Украина являются участниками Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года, а потому на эти два государства распространяются её положения, в том числе и знаменитый принцип pacta sunt servanda (договоры должны соблюдаться).

То, что документ назван "Протоколом", не должно вводить в заблуждение - в соответствии со статьёй 2 Конвенции он всё равно является международным договором, так как название и то, каким именно образом выгладит документ,не имеет никакого значения.

Про полномочия подписантов. Много уже комментариев в Интернете на тему того, что ни Зурабов ни Кучма не являются официальными лицами, а подписи двух человек без должностей - это вообще не подписи. Это немного не так. Полномочиям посвящена статья 7 Конвенции.

Зурабов как чрезвычайный и полномочный посол России в Украине в соответствии с b части 2 статьи 7 Конвенции (глава дипломатического представительства) вправе подписывать международные договоры между Россией и Украиной и "без доверенности" (без полномочий, полномочия - это документ такой, похож на доверенность, только вместо слова "доверенность" - слово "полномочия" и стоит подпись президента). С ним разобрались.

Кучма. С одной стороны, он не является действующим главой государства или правительства. Но с другой стороны - ему либо могли быть выданы соответствующие полномочия (на международных конференциях обычно осуществляют проверку полномочий) или же в силу пункта b части 1 статьи 7 Конвенции государстве-участники были намерены рассматривать Кучму как надлежащего представителя Украины (что опять же можно доказать путём анализа того, каким именно образом Кучма на этой конференции появился).

Посол Тальявини как представитель ОБСЕ. Если в документе его называют послом, то, скорее всего, полномочия у неё есть. Владеющая семью языками Хальди Тальявини - человек не последний в международных переговорах и без надлежащих документов от имени ОБСЕ документ не подпишет никогда. Да и в преамбуле подписавшиеся представители России, Украины и ОБСЕ названы "полномочными представителями", то есть имеющими соответствующие полномочия.

"Два товарища" внизу документа. Под документом стоят подписи А.В. Захарченко и И.В. Плотницкого. Тут всё понятно - так как на то, кого они представляют, положения Венской конвенции не распространяются, да и полномочий особых с точки зрения Конвенции у них нет - их вписали отдельно, без названий должностей. Точно так же, к слову, вписывали подписантов в Хасавюртовские соглашения. На вопросы международного права их присутствие или отсутствие никак не влияет - они могут являться участниками локального соглашения о прекращении огня (каковым был Хасавюрт, см. определение Конституционного Суда России от 26.12.1996 г.), но не международного договора, потому так и отписали.
Теперь относительно участия в соглашении России и ОБСЕ. В силу пункта c статьи 3 Конвенции участие в ней иных субъектов международного права, не являющихся государствами (а ОБСЕ - международная организация) не умаляет действия её положений для России и Украины как участников подписанного договора.

Конвенция ничего не говорит о том, что государство может участвовать в подписании того или иного международного договора только в тех случаях, когда его это непосредственно касается. Сам по себе факт участия России лишь подтверждает значимость документа и для Российской Федерации. Но оно и естественно - мир и порядок в приграничных государствах всегда важны и значимы.
Ратификация. Понятно, что ни одна из сторон не будет настаивать на ратификации данного международного договора (вспомним, к слову, что Энергетическая хартия, по которой с России взыскали 50 млрд евро "юкосовских" так и не была ратифицирована, но там основания другие), но и это не делает эти два листа пустой бумажкой. В силу статьи 18 Конвенции до вступления договора в силу государства обязаны воздерживаться от целей, которые лишили бы договор его объекта и целей. То есть - Украина обязана воздерживаться от действий, указанных в самом Протоколе трёхсторонней группы, в противном случае в этом протоколе не будет никакого смысла. А там, где есть обязанность одного лица, есть и права другого лица по принуждению его к выполнению этой обязанности. К тому же нельзя исключать временного применения соглашений в силу пункта b части 1 статьи 25. Впрочем, часть 2 этой статьи предоставляет Украине право в одностороннем порядке уведомить участников договора о ненамерении его в дальнейшем временно применять.

Юридический вывод из всего этого дела очень простой. Украина как государство в лице своего полномочного представителя Л.Д. Кучмы, действующего на основании полномочий, приняла на себя перед Российской Федерацией в лице чрезвычайного и полномочного посла Зурабова, действующего на основании прав по должности, ряд обязательств по урегулированию внутреннего конфликта на своей территории. И в случае отказа от этих обязательств или их нарушения данный вопрос будет урегулирован в соответствии с нормами международного, а не внутриукраинского права.

О санкциях и контрабанде

Когда Медведев рассказывал о введении санкций, случайно или нарочно, но было обронено, что на частные перемещения продукции гражданами это не распространяется.

Массовый зритель (да и сам Медведев, судя по всему) скорее всего подумал о кусочке сыра, приобретённом в залётным туристом в аэропорту Пизы перед поездкой домой, но не жители Калининградской области.

В Калининградской области контрабанда продуктов питания - отдельная индустрия. Под видом провоза для собственных нужд (а иногда - и за взятку, если лимит превышен) ввозятся относительно крупные партии продуктов питания из соседних республик Евросоюза.
Для торговых сетей региона они особой погоды не делают, но вполне себе успешно конкурируют с малым бизнесом: по городу тот там, то тут стоят полосатые синтетические павильончики (или открытые багажники транспортных средств с кузовом типа "универсал";), в которых продают то, что ещё вчера лежало себе спокойно на оптовых складах польских фирм или полках тамошних гиперов. Цены приемлемые, ассортимент приличный, бабушкам, да и не только бабушкам, очень нравится. Полиция и санитарные власти данных товарищей или не замечают вовсе или штрафуют иногда рублей на пятьсот, под телекамеру.

Мне кажется, что с наступлением санкций в этих павильончиках будут отовариваться не только клиенты ларьков, но и остальные граждане, истосковавшиеся по комамберу или дорблю. Обороты должны вырасти. Насколько - судить сложно, но вырастут, ведь спрос рождает предложение.

Вопрос в другом - в том, что контрабанда контрабандой и останется, ведь ввозят её не при нормативной температуре, а при какой повезёт, продают на жаре и медкнижки никто не спрашивает ни у кого. Не говоря о налогах. Насколько увеличится количество отравившихся неведомой импортной продукцией - никто не знает. Вот и получается - кому война - кому мать родна.

Убили, значит, Фердинанда-то нашего...

Бессмертная фраза, которой начинается не менее бессмертное произведение Ярослава Гашека «Похождения солдата Швейка во время мировой войны» — это, пожалуй, максимум из того, что большинство обывателей помнят о Первой мировой. Оно и логично: отчего помнить о том, о чем вспоминать было не принято?
В эти дни 2014 года исполняется 100 лет с трагической даты — вступления Российской империи в Первую мировую войну, которую современники именовали Великой войной или Второй отечественной (Первая отечественная — это война 1812 года). Этот исполинский по своим масштабам военный конфликт привел к потере миллионов жизней, изменил геополитический расклад сил в мире и явился катализатором гибели четырех империй: Германской, Австро-Венгерской, Российской и Османской, с огромными по значению последствиями для каждого из этих государств. Потери России в той войне оцениваются цифрами от 775 тыс. до 1 млн 300 тыс. убитых солдат и офицеров. Миллионы были ранены.

Помню, когда был маленьким, увидел в магазине на стене объявление: «Участники гражданской и Великой Отечественной войн обслуживаются вне очереди». Тогда, в самом конце восьмидесятых, оно мне показалось каким-то совершенно диким: спустя 70 лет после окончания гражданской войны ее ветераны в сознании советского ребенка ничем не отличались от воинов Александра Невского или участников Бородинского сражения. О каких фронтах, конкретных командирах или основных боевых действиях можно было говорить? Советский народ черпал сведения о гражданской войне из фильмов «Неуловимые мстители» (с поразительно красивым описанием белогвардейской Одессы), «Свадьба в Малиновке» (с анекдотичным изображением перехода власти из рук в руки) да по булгаковскому «Бегу» (для особо одаренных).

Это про гражданскую. Про Первую мировую, будучи мальчишками, мы не знали вовсе. Даже русско-японская война 1904 — 1905 годов была ближе и роднее, чем события, предшествовавшие Октябрьской революции.

Отсюда — некоторое несовпадение нарративов российского и европейского. Там Первая мировая — неотъемлемая часть национальной истории, трагическая или героическая, приведшая либо к национальному освобождению (как в Польше), либо к национальному позору (как в Германии), либо к пирровой победе, выкосившей значительную часть мужского населения (как во Франции), но тем или иным образом оставшаяся в памяти народной. У нас же — тишина.

Нет и не было в Советском Союзе даже понятия «ветеран Первой мировой», хотя многие из ветеранов дожили до начала девяностых годов (даже в 1990-м им было по столько же лет, сколько сейчас ветеранам Великой Отечественной), их не приглашали в школы, упоминания об их войне не было в законе о ветеранах, про защиту их прав никто не говорил в демократических кулуарах и на популистских заседаниях перестроечного Съезда народных депутатов. В принятом в России в 1995 году законе о ветеранах все войны с участием россиян начинаются с 23 февраля 1918 года — гражданской войны, что же было до того — седая древность, «кому я должен — всем прощаю».
Ветеранов Первой мировой просто не было в правовом пространстве страны, хотя фактически они существовали, их были тысячи, переживших Первую и Вторую мировую, гражданскую, сталинские репрессии, голод и разруху. Они ходили где-то возле нас, а мы даже не интересовались о том, кто они. Просто древние старики и старухи.
Их не награждали медалями (хотя что стоило в 1994 году учредить юбилейную медаль к 80-летию начала Первой мировой и наградить оставшихся в живых ветеранов!), не платили повышенные пенсии и не решали в приоритетном порядке жилищные вопросы. Про них даже в газетах обычно не писали, а если и писали, то с большим удивлением, что они еще живы.

В австралийском городе Перте 5 мая 2011 года скончался Клод Стэнли Чаулс, считавшийся последним в мире боевым ветераном Первой мировой войны. Его похоронили с воинскими почестями, и его имя навсегда останется в истории.


А как звали последнего русского ветерана Первой мировой? Где он умер? На родине или на чужбине? Кем он был — солдатом, офицером или вольноопределяющимся? Как сложилась его судьба? В каком из домов престарелых, бараков или полустанков? Где похоронен? Это даже невозможно установить: нет упоминания в законе — не было и ветеранства. По крупицам архивов и частных воспоминаний вынуждены собирать то, что еще двадцать лет назад можно было брать пригоршнями.

Оно и понятно: советский нарратив не терпел Первую мировую, ненавидел ее. Она и ее жертвы воспринимались исключительно как расходный материал для войны гражданской. Если большевистские вожди были ветеранами гражданской войны, то практически никто из них не участвовал в Первой мировой: ни Владимир Ленин, ни Иосиф Сталин, ни даже столь любимый товарищ Дзержинский в Первой мировой не отметились. В принципе — вообще никак, отсидевшись или по ссылкам, или за границей. И понятно, что любое чествование ветеранов Великой войны больно бы ударило по их самолюбию. Вот гражданская — другое дело, именем любого мало-мальски заметного героя со стороны красных названы улицы, фабрики и заводы. А что было до нее… Да хоть динозавры ходили по улицам и ели белых медведей — лишь бы не вспоминать, что многие из красных вождей в этом никак не засветились.


Обращение к опыту Первой мировой, пусть и запоздалое на 20 лет, возвращает нас из советского нарратива в европейский. Открытие памятников, одноименных памятникам, стоящих в европейских странах, позволяет мозгу находить общие ниточки с, казалось бы, такой иной европейской цивилизацией. Не только на 9 мая кричать про «мы миллионы жизней положили на Волге, а французы быстро сдались», но и понять, почему во Франции каждый вечер торжественно возлагают венок из живых цветов к Вечному огню на Елисейских полях у Триумфальной арки и кто именно лежит в Париже в могиле Неизвестного солдата.

В Риме я был поражен размером могилы Неизвестного солдата, а также тем, что даже спустя 100 лет после войны возле нее полиция разгоняет всех желающих посидеть, что-нибудь съесть или громко поговорить, а возле Вечного огня стоит почетный караул. А на улицах итальянских городов — мемориальные доски в память о событиях тех лет.

Как бы ни хотелось не вспоминать Александра Солженицына, но его эпопея «Красное колесо» — замечательный многотомный роман о Великой войне, первые книги которого описывают всю безысходность наступления в Восточной Пруссии со столь знакомыми нам названиями населенных пунктов и столь известными по истории гражданской войны фамилиями. Мы не знаем, что можно почитать про ту войну: в России нет даже своего Швейка. Мы пользуемся созданным в другой стране образом для описания настроения от того самого непонятного и не понятого до сих пор времени. И Фердинанд — наследник-цесаревич (эрцгерцог то есть) австро-венгерского престола, действительно, благодаря таланту Гашека, становится «нашим», как и те годы, когда русские и австрийские войска вели кровопролитные сражения, а бодрячок Швейк со всеми комическими приключениями ехал… именно на русский фронт, но с той стороны.

Нам сложно понять ту войну, тот переломный момент современной европейской философии, покончивший со всеми классическими представлениями о человеческом мире, но это надо сделать. Созданием вещественных памятников войне — в Калининградской области можно даже очертить границу русско-германского фронта, назвать улицы городов именами воевавших полков и их командиров. Созданием нематериальных памятников — переиздавая мемуары тех немногих, кто их оставил, сохраняя хотя бы крохи оставшихся семейных реликвий, поднимая эти вопросы, пока еще живы те, кто может сказать, что их родители или деды воевали, пока куски предметной семейной памяти еще хоть как-то конкретны.


Особенность Первой мировой — в том, что она не была паркетной или разборками внутри офицеров или генералов, она впервые беспощадно перемолола миллионы человек. И память о ней нельзя превращать в блеск и золото войны 1812 года, ведь из беспамятства по отношению к 1914 году и вышел 1941-й.

Эпидемия разгильдяйства

Лента новостей "Фейсбука" - вещь коварная, объединяющая новости по мере их поступления. и у меня сегодня, по абсолютной случайности, перед новостью о трагедии в московском метрополитене было сообщение о том, что в утреннем эфире Первого канала вместо гороскопа за вторник был показан гороскоп за четверг.

Потому - так как ещё не было сообщения о жертвах - новость об аварии в метро мозг автоматически промаркировал как "и тут разгильдяйство". Потом, к концу дня, когда оказалось, что в результате этого разгильдяйства погибло более 20 человек, Следственный комитет России возбудил уголовное дело по части 3 статьи 263.1 УК РФ "Нарушение требований транспортной безопасности, повлекшее по неосторожности гибель двух или более лиц".

Максимальная ответственность за гибель 20 человек в московском метро будет точно такой же, как за злостное хулиганство, но менее строгой, чем за организацию деятельности экстремистской организации - до семи лет лишения свободы. При этом за нарушение правил транспортной безопасности максимальное дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет, в то время как несостоявшемуся экстремисту дорога на отдельные виды работ будет закрыта на срок до десяти лет. Получается, что с точки зрения российского права бракодел на транспорте примерно в три раза менее опасен чем тот, кто к бракоделанию на транспорте призывает.

Зная о том, как обстоят дела на советских предприятиях с охраной труда (точнее - с заполнением разнообразных журналов по охране труда) можно предположить, что крайним будет объвлен либо выживший машинист, либо кто-то из обходчиков, либо кто-то из смотрителей. Ввиду важности трагедии, могут "выдать на поток и разграбление" и кого-нибудь из ИТР, но не слишком большого полёта: наверняка, кто-нибудь не прореагировал на какой-нибудь сигнал одного из десятков датчиков или не прошёл какой-нибудь инструктаж, а всё равно вышел на работу. Всё остальное руководство, создавшее условия для разгильдяйства, повлекшего десятки смертей, отделается лишением квартальной премии или публичным разносом: правильный инженер по охране труда защищает не работника от смерти, а директора от тюрьмы. А пока защищает - разгильдяйство (то есть, говоря уголовно-правовым языком, халатность), будет продолжаться и дальше. "Эффективные менеджеры" современной формации мастерски научились спихивать ответственность на кого угодно, кроме себя.

Ехал на работу на маршрутке - увидел болтающуюся на последней сопле ручку, за которую надо дёрнуть, чтобы выйти - и тут разгильдяйство. Не говоря о том, что никто и никогда в маршрутке не требует использования пассажирами ремней безопасности. А зачем? И так пронесёт! А не пронесёт - так всё равно найдут, за что наказать. А ведь пытались в Калининграде судить маршруточников за оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности - общественность отстояла.

"Эпидемия разгильдяйства" - феномен современного убыстрения скорости жизни. Зачем что-то делать на совесть, если оно устареет быстрее, чем кто-то начнёт об этом думать? В итоге, как бытовая техника, так и автомобили изготавливают заведомо недовинченными, недокрученными, с абы как приделанными деталями.

А зачем стараться, если никто не готов на своём рабочем месте работать до пенсии? Ведь если рано или поздно и придут с претензией - уже и магазина нет, и рабочий куда-то уволился, да и вообще - "сегодня здесь, а завтра там".

Современный менеджмент "эффективных менеджеров" советует не работать на одном месте свыше трёх лет, а образцом карьеры делает чуть ли не оголтелый фриланс - взял консультанта на пару дней, а потом, если что, взял другого. А взятые на пару дней/месяцев/лет специалисты и не думают о том, что к ним же придут через пять-шесть лет с вопросом о качестве сделанного/насоветанного. Какое качество работы финансового директора может быть, если такой "топ-менеджер" не собирается работать у вас дольше года-двух, чтобы потом уйти на такое же или вышестоящее хлебное место, а интервал налоговых проверок составляет три года? О каком качестве работы юриста вы хотите спрашивать, если вы видите его первый и последний раз? Наркоз-то вам дадут и наобещают многого, и даже от внедрённых схем временный "эффект" будет, но когда к вам придёт полиция - вы уже никого не найдёте, все будут пристроены у других, козыряя вашим временным облегчением как своим достижением.

В Калининградской области губернаторы меняются каждые четыре-пять лет. В европейских странах с такой же частотой меняются президенты и кабинеты министров. Всё быстро, всё на лету, всё абы как - лишь бы сейчас оперативно найти изменения, о будущем если и думают, то только о своём, чтобы быстрее сбежать/уйти в отставку, пока не посыпалось. Какой гарантийный срок? Вы о чём? Меняете одного на другого и всё. И плевать, что дела, как по Войновичу, не хорошо и не плохо, но год от года всё хуже и хуже.

"Эпидемия разгильдяйства" - это всерьёз и надолго. Тем хуже для нас для всех. Ведь пока разгильдяем быть выгоднее, чем экстремистом, им будут. И не только на транспорте.

Про Балтийскую республиканскую партию

Недавно с удивлением узнал, что за пределами Калининградской области "Балтийской республиканской партией" чуть ли не детей пугают. Дескать, есть в отделённом тремя границам от остальной территории страны некая многочисленная организация, которая занимается разнообразным сеператизмом и чуть ли не нацистские марши в центре города до сих пор проводит.
Всё это не так, далеко не так, хотя, честно говоря, самолюбию калининградца льстит, что про нас думают не теми же словами и категориями, как про остальную страну. Хотя - с другой стороны - страница про БРП в "Википедии" и на меня чуть было не нагнала страху: и 500 человек в этой "партии" состоит, и лидеры там какие-то есть, и даже газету свою тиражом 3000 экземпляров, якобы, издают. Враньё, причём откровенное.
Так как я лично знаком с многими деятелями настоящей Балтийской республиканской партии, то сейчас, спустя 10 лет после прекращения регистрации этой организации, уже можно рассказать, как было на самом деле. Пока расскажу вкратце - кому будут нужны подробности пусть задают вопросы, попробую написать что-нибудь более пространное.
Балтийская республиканская партия своему образованию обязана двум людям - первому демократическому губернатору региона Юрию Маточкину и юристу, руководителю секретариата Маточкина, Сергею Пасько. Именно они в 1992 году, когда по Конституции и Федеративному договору регионы были неравноправны и имели различный статус, решили основать организацию, которая бы требовала для Калининградской области предоставления статуса Балтийской республики в составе России.
Абсолютно нормальное и логичное требование, не выбивающееся за рамки правового поля: мало ли завтра в Еврейской автономной области возникнет организация, выступающая за преобразование региона в Еврейский автономный округ или Биробиджанскую республику - точно так же всё будет абсолютно законно и не нести какого-либо сепаратизма. Но сейчас в этом не будет никакого смысла: республики отличаются от остальных субъектов федерации только наименованием основного закона и наличием дополнительных государственных языков. Но в 1992 году всё было иначе: республики назывались суверенными государствами в составе России, им разрешалось в определённых случаях иметь внешнеторговые связи и осуществлять ряд других полномочий, можно было перераспределить на пользу региона немного дополнительных налогов, да и уровень представительства перед Москвой был выше.
Именно в тех условиях 1992 года и писалась программа БРП. Отсюда - непонятные многим, кто не в курсе, требования "определения конституционно-правового статуса" региона, "заключения отдельного договора о взаимодействии с ЕС" и переименования Калининграда в Кёнигсберг (1992 год - волна переименований по всей стране, и это переименование не несло какой-либо реваншистской окраски). Для тех, кто ещё сомневался в безобидности происходящего, эмблемой БРП был избран российский триколор с золотой розой ветров - в те годы этот символ воспринимался не как символ НАТО, как говорят о нём отдельные злопыхатели сейчас, а как один из символов морского портового края, роза ветров была тогда повсюду, и на значках и на символах.
После принятия в декабре 1993 года новой конституции России, провозгласившей равенство всех субъектов федерации, существование основных программных установок партии стало бессмысленным, но тогда особо никто не заморачивался с внесением изменений: существует и существует, ничего страшного. Партия стала отстаивать местечковые интересы в рамках федерального законодательства (перераспределение полномочий, особенности введения особой экономичской зоны и пр.), что очень хорошо удавалось ввиду того, что в составе её членов был сосредоточен важный экспертный потенциал: юристы, экономисты, предприниматели. Можно сказать, что это был сворее дискуссионный клуб, чем партия, чему организация благодарна известности далеко за пределами региона: в то время, как в других субъектах федерации региональные партии создавались десятками, существовали быстро и быстро ссорились, БРП за счёт практического отсутствия идеологии, имела право и на существование и на упоминания.
Попытки партии пройти в региональный парламент по партийным спискам не увенчались успехом, но отдельные члены партии прошли туда по одномандатным округам и, сменив партийность, иногда находятся там и поныне. В 1996 году Маточкин проиграл губернаторские выборы Горбенко, и существование организации стало скорее символическим и стало таким же символом региона, как Кант, Кафедральный собор или музей Мирового океана, ограничиваясь лишь экспертными выступлениями председателя партии Сергея Пасько и нерегулярно проводившимися отчётно-выборными собраниями, на которых зачастую не было кворума.
В 2004 году существование БРП было естественным путём прекращено: федеральный законодатель запретил существование региональных партий и, с прошествием времени, Минюст их исключил из реестра. Для символа демократии начала девяностых это был лучший из концов, чем медленное умирание или долгие раздоры. "Мавр сделал своё дело - мавр может уходить". Вполне закономерно, можно и соответствующий стенд завести в областном Историко-художественном музее, возле фотографий и личных вещей Маточкина поместив соответствующие упоминания о Пасько.
После исключения БРП из реестра юридических лиц, юристу Сергею Пасько удалось добиться рассмотрения дела Конституционным Судом России, суть постановления по делу которого сводится к фразе "пока не время иметь региональные партии".
Я бы не написал эту колонку, если бы все осознавали, что БРП не была сепаратистской организацией и не преследовала сколь-либо антироссийских целей. Юрий Маточкин умер в 2006 году, Сергей Пасько уже несколько лет как на пенсии, ездит за грибами, гуляет с собакой вдоль набережной Преголи и любит хе, которое готовит его жена.
Но, как недавно выяснилось с федеральных сайтов... некоторые "товарищи" любят выступать где не попадя, говоря, что БРП мало того, что ещё существует, так и то, что у неё другие цели и задачи, чем были у БРП 1992-2004 годов. Прочитав страницу этих "товарищей" в Википедии, я пришёл в ужас: дело Маточкина и Пасько мало того, что оклеветано, так ещё и переврано. Чуть ли не политзаключённых от БРП уже придумали, параллельных лидеров и сотни членов.
Всё это враньё. БРП ровно 10 лет как не существует. Ни юридически ни фактически. И сотен членов у неё нет, и сепаратистских наклонностей, и газету никто не издаёт, и с флагами Восточной Пруссии на националистических митингах она не ходит. Кто бы из ходящих чего не говорил - но даже на 2004 год никто из них не числился в членах "той самой" БРП. Не надо путать классиков и "пиратов".

Внутренний мир взяточника

В последнее время интернет-ресурсы и прочие СМИ, рассказывающие о взяточниках, откатчиках и прочих личностях, любящих, подобно крысам, «попилить бюджеты», «освоить средства» и «договориться со своими», стараюсь по возможности не читать. Не потому, что думаю: пишут неправду (наоборот — пишут только про надводную часть айсберга), а потому, что создается впечатление, будто вокруг берут все (и все, что плохо лежит), а в органы власти стремятся попасть только для незаконного увеличения собственных капиталов
Получается, что мы живем в своеобразном микромире, крепко спаянном коррупционными связями, откуда если и возможно выбраться, то либо на тот свет, либо на дно, либо в городские сумасшедшие. Несмотря на исследования, показывающие, что уровень коррупции не столь значительный, как о нем принято думать, на самом деле он еще выше, ибо укоренился в головах людей и чуть ли не вошел в них на генетическом уровне.

А может — и действительно вошел? Может, система естественного отбора соглашателей и системных людей (что у нас, что на Западе — посмотрите художественные фильмы с образом идеального яппи-потребителя) дошла до такой степени, что выживают и дают потомство только те, кто сможет выжить в этой чудовищной системе нехватки кислорода и жизненных соков?

Проследим типовой жизненный путь «успешного человека» (УЧ) в его преломлении в массовом общественном сознании.
Наш УЧ появляется на свет в типовом советском родильном доме, но с обязательным подношением главврачу или заведующей отделением за «хорошо проведенные роды». УЧ еще ходит в памперсы и к нему на дом приходит районный педиатр, но он уже поставлен на очередь в детский сад, причем — не в простую, а какую-нибудь льготную, для чьих-нибудь детей. Потом приходит время идти в детский сад — не в абы какой, куда пошлют (а даже из льготной очереди пошлют куда-нибудь к черту на рога), а в такой, где заведующая попросила «помочь чем-нибудь на ремонт». Естественно, там он уже попадает в число себе подобных, чьи родители также не возражают против внебюджетного финансирования ремонта дошкольных учреждений.

Потом — школа. Главное — не высовываться, а выполнять ровно то, что скажет учитель. Так можно получить пять и не получить неприятностей. Естественно, родители УЧ регулярно сдают все необходимые платежи на ремонт класса/подарки учителям/сервизы в роно. Может, кто-нибудь из них входит в родительский комитет, координируя сбор поборов с менее «радивых» учащихся, или иным способом показывает школьной системе свою лояльность и покорность. Раньше эта деятельность (а также зачастую дополнительные вознаграждения) приводили к получению медали и внеконкурсному поступлению в университет. Теперь — благодаря ЕГЭ — все и проще, и сложнее. Но родители УЧ (на то он и УЧ, чтобы быть успешным!) подсуетятся — и нужный балл ЕГЭ будет нарисован. Если же УЧ менее успешен, то его просто засунут в тот вуз, который будет по карману исходя из «неформальных» возможностей родителей нашего УЧ, и неважно, что этот вуз снимает две комнаты под лестницей — главное, что и там наш юный УЧ не пропадет. Пусть взятка за поступление на бюджетные места зачастую превышает стоимость обучения на платном — не суть, ведь обучение на бюджете — тоже часть статуса УЧ, которой он сможет козырять (мол, все сделал сам).
Главное теперь — опять же не высовываться и участвовать в комбинациях «Деньги за зачеты», «Общественная работа за экзамены» или еще чем-нибудь подобном, существующем в вузе. Это приводит к соответствующему профиту, именуемому красным дипломом, почему-то нужному для указывания в разнообразных резюме. При этом при обучении в вузе главное — не терять зря времени: куча симулякров и мест, где надо показывать свою лояльность и достаточную серость, — и вас заметят, обязательно заметят. Правда, для этого у УЧ должны быть соответствующие родители или иные родственники, но вопрос решается, иначе наш герой не был бы успешным!

И вот после университета и разномастных правильных флагомаханий (от армии, естественно, нашего героя отмазали или «поступили» его в аспирантуру в дружественный вуз), УЧ поступает на работу на какое-нибудь «теплое местечко», которым обычно считаются должности госслужбы или посты в корпорациях, не участвующих в конкуренции, а потому непыльные по определению: бежать никуда не надо, суетиться не надо, знай себе бери кредиты и показывай свою «успешность». Потихоньку, лет за двадцать, сделаешь карьеру по мере высвобождения должностей и накопления денег для перехода на следующий уровень социальной иерархии. А чем выше уровень — тем выше подношения. Тем более что предыдущий жизненный опыт подсказывает: «Не обманешь — не проживешь». Главное — оказаться с другой стороны конверта. Недаром реклама организованного агентством по делам молодежи Калининградской области лагеря «Балтийский Артек» содержит призыв: «Приезжай к нам — и очереди будут стоять к тебе!». Не видят люди, писавшие эти строки, иного счастья и предела стремлений, кроме как стояние к ним в очередях. Ведь очередь — это и признак статуса в чиновной иерархии

Если родитель или тесть (естественно — солидный) умрут вовремя, успев передать свою синекуру нашему УЧ, закончится жизнь нашего героя хорошо: он обрастет коррупционными связями, а потом умрет — и его (естественно, за взятку) похоронят на тихом месте тихого кладбища под серым, как его жизнь, могильным камнем. В противном случае он может хлебнуть и настоящей жизни, но она уже не будет признаком «успешного человека».

Симулякр жизни симулякра успешности. В мире взяточника нет места подвигу: деньги любят тишину и рано или поздно затмевают все. Он жалок и ничтожен, любит инструкции и не любит что-нибудь придумывать сам: он так выучен предыдущими годами жизни и не видит иных возможностей для «счастья». И — более того — тем, кто не знает о всей полноте его внутренней трагедии, эта «жизнь» действительно кажется успешной. Замечательный художественный фильм про внутренний мир типового откатчика (естественно — с хорошим концом: чиновника посадили, и он умер в тюрьме) недавно был показан, как это ни странно, в программе онлайн-фестиваля «Дубль-два» «Российской газеты». Фильм молодого режиссера Ильи Демичева «Какраки» очень ярко и красочно иллюстрирует крах затаенных надежд, тупость и беспринципность происходящего за закрытыми дверями властных кабинетов.

В Библии есть очень интересная метафора, которую можно применить и здесь: внешне гроб очень красив, внутри же — гниющие кости. Взяточник гнил с самого рождения, самой системой предназначен к гниению, и очень сложно найти в его душе уцелевшие места. И не надо ждать, когда сгниет и все вокруг него, чтобы с гулким грохотом обрушить всю систему — ведь ее обломки погребут и всех остальных, как бы кто к этому ни относился и как бы ни пытался попасть в гниющий и смердящий коррупционный круговорот «успешности», оборачивающийся предательствами, отсутствием дружбы и уверенности.

Не стоит стремиться стать взяточником. Внешний антураж (дорогие машины, пережженные любовницы и лебезящие подчиненные) приводит все к тому же серому могильному камню в неприметной части кладбища. Живите действительно яркой жизнью, а не манящим тлением неоновых огней.

12 июня: праздник забытых демократов



Вчера случайно пришло в голову: больше всех повезло тем пламенным большевикам, кто погиб на каторге, в гражданскую войну или же умер своей смертью до наступления периода большого террора. У них остался шанс остаться навсегда в истории в качестве пламенных революционеров, аскетов коммунистической мысли и прочих бессребреников, никогда не изменявших своим идеалам. Даже Ленину в этом плане «повезло» больше многих остальных: ведь в 1924 году, когда он отправился в Мавзолей, ему было всего 54 года, а написано им было уже 55 томов партийных книжек. Не говоря уже, скажем, о Дзержинском или Колчаке с Чапаевым: лучший герой Гражданской войны – мёртвый герой гражданской войны, что с одной, что с другой стороны. Ведь ему можно придумать абсолютно любую легенду и вписать его в абсолютно любые рамки пропаганды. Доживший до 90 лет Семён Будённый лишь красиво иллюстрирует пантеон остальных официальных героев революции, безнадёжно мёртвых к началу собственной музеефикации.

Советская пропаганда настолько приучила нас к тому, что лучший герой – это мёртвый герой, что пережившие эпоху своего «героизма» личности воспринимались как ходячие мертвецы, почему-то забывшие уйти в мир иной, им абсолютно не было места в советской действительности или же их сразу возносили на ареопаг ничего не решающих декоративных организаций, где они могли спокойно и особо без забот доживать свой век, продолжая регулярно получать питание и ордена. Если бы Юрий Гагарин не погиб в 1968 году – кем бы он был сейчас – депутатом Государственной Думы от КПРФ или членом Совета Федерации от «Единой России»? Кем был бы Виктор Цой, не попадись ему навстречу автобус – Шевчуком или Шнуровым? Нет ответа.

7 ноября в современной России является праздником «бывших» - тех партсекретарей и коммунистов, кто не нашёл себе места в новой России. Они традиционно собираются, исполняют принятые в честь этого дела коммунистические ритуалы и произносят стандартные заклинания. Ввиду преклонного возраста собирающихся, к этому относятся примерно так же, как в СССР относились к бабушкам в платочках, молившихся по остаткам церквей. Если их идеология когда-нибудь победит, то существующие ныне «коммунисты» будут легко оттеснены на второй план кучей некогда бывших преданными единороссами неофитов, подобно тому, как выпускник кафедры научного атеизма диакон Андрей Кураев в настоящее время является преданным православным христианином.

12 июня, День России, отмечающейся в честь годовщины принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР, также превратился в своеобразный праздник «бывших» - тех демократов первой волны, кто действительно поверил в абстрактные идеалы демократии и прав человека, боролся за них против партийной номенклатуры, тем или иным образом участвовал в демонтаже СССР, гнил по спецпсихбольницам и писал разнообразные самиздатовские бюллетени. После того, как всё свершилось, оказалось, что людей просто использовали «втёмную» для того, чтобы сменить политический режим, а этих случайных попутчиков просто распустили по домам.

Распустить-то распустили, но на поверку оказалось, что они в совершенстве умеют делать именно то, чем занимались и при советской власти, то есть гнить по психбольницам и писать материалы о том, как страшно жить. А государственный аппарат оказался по сути неизменным: и отправленные на пенсию сотрудники КГБ СССР живут не в пример лучше их же вчерашних жертв. Оно и понятно: государство состоит из государственного аппарата, остающегося в большинстве своём неизменным при большинстве революций.

А вчерашние революционеры-демократы до сих пор ходят по улицам и борются за права человека в собственном их понимании, подобно тому как левые эсеры и после Октябрьской революции продолжали планировать и осуществлять террористические акты, но уже против новых руководителей страны. Кто вовремя осознал, что их время ушло, подобно Виктору Чернову, тихо ушли из истории в эмиграцию писать мемуары о дореволюционной деятельности, остальным же, как тому же Борису Савенкову, пришлось гораздо хуже.

Призраки «демократов девяностых», некогда бывших депутатами демократически избранных Верховного и областных советов, министрами и замминистрами правительства Гайдара, губернаторами и вице-премьерами, до сих пор ходят по улицам наших городов. Тем, кто вовремя умер или погиб (Собчак, Старовойтова) ставят памятники. Большинство же остальных так и не нашло себе пристанища в этом мире, хоть и награждены медалью «Защитнику свободной России» и соответствующими медалями бывших союзных республик: действительная власть, деньги и ресурсы как были в руках бывших партийных секретарей и их приближённых, так и остались.

Даже в соседней Прибалтике, несмотря на всю ненависть к советскому строю, во главе государства стоит выпускник аспирантуры АОН при ЦК КПСС и член КПСС с 1983 года Даля Грибаускайте, а бывший председатель Верховного Совета Литовской ССР заседает в Европарламенте: идеология идеологией, но толковые управленцы нужны всем режимам, активисты же «Саюдиса» и прочей националистической антисоветчины тихо-мирно доживают свой век на полупроходных местах в парламенте.

Так и в Калининградской области: если память вовремя умерших Маточкина и Кожемякина увековечена в названиях улиц и памятных досках, то иных причастных к смене власти в начале девяностых уже практически невозможно встретить даже в общественных советах – до такой степени их вычистили. Кто имел профессию и до того – вернулись на предыдущие рабочие места, и лишь иногда, читая в биографии того или иного врача или инженера, что в те годы он был депутатом облсовета, догадываешься о его контрреволюционном прошлом. История всё возвращает на свои места, сейчас из 15 калининградцев, награждённых медалью «Защитнику свободной России», только один является депутатом, да и то это широко известный хуторской атаман Евгений Лабудин, депутат полесского горсовета, человек откровенно небогатый.

Вот и получается, что в современной России 12 июня практически некому праздновать: ветераны оппозиционного движения в СССР и сейчас находятся в оппозиции, потихоньку выходя на пенсию, а остальные россияне чаще хотели бы видеть их в гробу и белых тапочках, чем на трибунах государственных органов, причём вне зависимости от каких-либо логических аргументов – все причастные к событиям 1990-1991 года вызывают в народе скорее раздражение, чем гордость. И празднование очередной годовщины государственного суверенитета РСФСР происходит, как правило, без участия тех, кто в объявлении этого суверенитета когда-то участвовал.

Закон об "оккупированной территории": попытка Киева сохранить лицо

Закон Украины № 1207-VII от 15 апреля 2014 г. «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины», поспешно принятый Верховной Радой после присоединения Крыма и Севастополя к России, должен был ответить на целый ряд вопросов, связанных с фактическим выбытием двух с половиной миллионов человек и сорока тысяч квадратных километров территории из состава государства.

Краткое содержание закона:
— Закон предваряется пространной преамбулой, в которой перечисляются все международные договоры и нормы международного права, которые были нарушены при присоединении Крыма к России.
— Крым и Севастополь вместе с территориальными водами и воздушным пространством признаются оккупированной территорией, ответственность за которую несет Российская Федерация как государство-агрессор.
— на «временно оккупированной территории» устанавливается особый правовой режим пересечения границ, проведения выборов, совершения сделок, реализации других прав.
— Украина не признает автоматического приобретения жителями Крыма гражданства России и утраты ими гражданства Украины.
— выплата пенсий и другие социальные выплаты гражданам, проживающим в Крыму, проводятся только тем из них, кто не получает указанных выплат от России.
— на указанной территории не проводится выборов, референдумов, от нее не избираются депутаты Верховной Рады, не ведется государственный реестр избирателей.
— не признается деятельность всех неукраинских органов власти на указанных территориях, а также все документы, ими выданные.
— въезд на территорию Крыма граждан Украины возможен по документам, удостоверяющим личность, иных граждан — только по специальным пропускам и через специальные пункты въезда-выезда.
— не признается какой-либо переход права собственности на имущество, кроме как в порядке, предусмотренном законами Украины (то есть — может сложиться ситуация двух разных собственников на один объект недвижимости: один будет признаваться в соответствии с законами России, другой — в соответствии с законами Украины).
— изменена подсудность всех уголовных, гражданских и административных дел на территории Крыма и Севастополя соответствующим судам Киевской области и Киева.
— предусмотрено право военнослужащих, проходивших службу в Крыму и не перешедших в армию России, на увольнение по сокращению штата, автоматическое увольнение с военной службы военнослужащих Украины, перешедших на службу в российскую армию.
— предусмотрены различные виды ответственности, вплоть до уголовной, за нарушение порядка въезда-выезда на указанные территории.
Если коротко описать впечатления юриста от закона, то можно сказать, что власти Украины и не надеются на возврат Крыма и Севастополя в состав страны, полностью отчеркивают происходящее в регионе, но при этом тщетно и тщательно пытаются сохранить лицо.

То, что в законодательство Украины о порядке пересечения границы включены пункты въезда-выезда на «оккупированную территорию» рядом с положениями о пунктах пересечения государственной границы, говорит о том, что данная граница будет охраняться как государственная и иметь статус государственной со всеми вытекающими последствиями. Пропускной режим ее пересечения для иностранцев и запрет на пересечение ее всеми, кроме граждан Украины, лишь сделает фактически невозможным железнодорожный и автомобильный транзит в Крым через территорию Украины, никак не сказавшись на внутриукраинском туризме в Крым. Но сказавшись на желании россиян посещать остальную территорию Украины после посещения Крыма, ведь их теперь на Украине, фактически, объявляют преступниками, подобно россиянам в Грузии, ранее отдыхавшим в Абхазии.

То, что, с одной стороны, государство не признает оптацию граждан Украины в российское гражданство в Крыму, а с другой — лишает их социальных выплат, не признает их документов (а все документы, выдаваемые теперь в Крыму, не будут соответствовать украинским законам), фактически запрещает им формировать органы власти и участвовать в формировании органов власти Украины, а также не признает их сделок с недвижимостью, говорит о том, что украинское правительство de facto уже и не считает их гражданами Украины.

То, что имущество на территории Крыма будет продолжать считаться украинским de jure, никак не скажется на внутрироссийских взаимоотношениях по поводу данного имущества. Получается, что украинские организации, имеющие недвижимость в Крыму, будут обязаны платить налоги на нее в государственный бюджет Украины, а одновременно — и в федеральный бюджет России. Это приведет к повальной смене юрисдикций украинских организаций в Крыму на российские — благо, подписанный 5 мая этого года Президентом России специальный федеральный закон это позволяет. Вообще, если правительство Украины, ничего не отдавая гражданам и организациям в Крыму в качестве прав, будет продолжать требовать с них те или иные обязанности или прочим образом принуждать к соблюдению украинского законодательства — это еще больше отторгнет даже ранее колебавшихся крымчан от Украины.

Главное — непонятно, может ли еще украинское правительство контролировать соблюдение собственных законов. Ведь принятие подобного рода законов требует значительных финансовых затрат и значительной государственной воли на их исполнение, чего у правящего в Киеве режима, к сожалению, не наблюдается. Транзитные поезда как ходили, так и ходят и без специальных пропусков, а жители Крыма почему-то не спешат в массовом порядке переходить с российского соцпакета на украинский.

Закон о борьбе с нацизмом: борьба с кем угодно, кроме нацистов

В среду, 23 апреля 2014 года, Государственная дума сразу во втором и третьем чтении приняла федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Согласно справкам, приложенным к карточке проекта, принятие данного закона не потребует внесения изменений в иные федеральные законы и подзаконные акты, не потребует дополнительных расходов за счёт средств бюджетной системы, а к самому законопроекту замечаний юридико-технического и лингвистического характера не имеется. В полдень 28 апреля, спустя всего пять дней, профильный комитет Совета Федерации будет решать вопрос о рекомендации его одобрения сенаторами. Ещё не поздно предотвратить большую юридическую ошибку.

О чём этот законопроект? Как это о чём? Это же ясно из его названия: о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации. В какие именно? А не всё ли равно – в какие надо, в такие и внести, всё равно многие депутаты уже давным-давно не задаются такими каверзными на первый взгляд вопросами. Так на первый взгляд невинно называется чуть ли не большинство принимаемых законов, авторы которых не могут в одном коротком предложении высказать основную мысль собственной инициативы. Например, печально известный «Закон о монетизации льгот» имел в названии восемь строк, а в толщину – страниц четыреста. Не думаю, что большинство читателей данной статьи без зевоты дочитало бы до конца даже его название. Текст же там был не менее фееричный в стилистике «подпункт «б» пункта 1 части 8 закона № ХХХ изложить в следующей редакции» - только авторы такого закона обычно и могут более-менее чётко (но с переменным успехом) указать, что же поменяется и кому это будет выгодно. Зато законы с такими названиями принимаются тихо и без шума, и лишь только последствия их применения заставляют задуматься о том, что депутаты не читая подмахнули что-то не то.

Закон, принятый на этой неделе, не менее особенный, журналисты его окрестили «Законом о реабилитации нацизма». Конечно, закон о запрете указанной реабилитации, но слово вылетело – не поймаешь. При его принятии, естественно, ссылались на мировой опыт, недопустимость «пересмотра итогов», говорили о росте ксенофобии, ревизионизма холокоста и прочих нехороших штук. Про мировой опыт надо сказать сразу, и особенно – под подобные законы, обычно посвящённые ревизионизму холокоста, практически никогда не подпадают самые оголтелые неонацисты, ведь они-то холокост как раз и не отрицают.

Так как переходного периода во вступлении в силу закона не предусмотрено, то он вступит в силу через десять дней после официального опубликования по итогам утверждения Советом Федерации и подписания президентом. То есть – относительно скоро, скорее всего такая важная пиар-акция будет приурочена ко Дню победы как ещё один способ демонстрации "заботы" о ветеранах войны со стороны депутатов парламента. Ну, если, согласно справке, реализация закона не требует финансирования, почему бы и не показать заботу, забесплатно-то.

«Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Так и здесь. Наспех сочинённый и наспех же принятый закон вызывает не то что оторопь – полное недоумение четырьмя страницами принятого текста. Нацизм, конечно же, отвратителен. На борьбу с ним направлено уголовное законодательство (отдельная глава УК – «преступления против мира и безопасности человечества»), законодательство о борьбе с экстремистской деятельностью, конвенции и куча других законов. Но то, что приняла Государственная дума в среду, не лезет ни в какие ворота.

Пройдёмся по пунктам. Принятый закон относительно небольшой – всего четыре страницы текста, посвящён внесению изменений в три кодекса – УК, УПК и КоАП. Поправка в УК вводит новую статью 351.1 «Реабилитация нацизма», поправка в УПК уточняет порядок её расследования, а поправка в КоАП дублирует положения одной из частей вводимой статьи УК для привлечения к ответственности организаций. Вроде бы не так много, но статья, вводимая в уголовный кодекс, содержит в себе много отсылок и уточнений, в которых, ввиду того, что замечаний технико-юридического и лингвистического характера у профильного комитета не имелось, и хотелось бы разобраться подробнее.

Часть первая вводимой статьи 351.1 предусматривает ответственность за отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично.

Приговор Международного военного суда (обычно условно именуемого «Нюрнбергским трибуналом»), постановленный 1 октября 1946 года, содержит более 400 страниц текста – как чётких юридических формулировок, так и «пунктиром» набросанных и имевшихся в руках судей и обвиняемых по состоянию на 1946 год фактов, касающихся истории и становления нацистской партии, функционирования нацистских организаций, планирования и осуществления преступлений против человечества основными вождями Германии. В задачи трибунала изначально, в соответствии с соглашением, входил лишь скорый и справедливый суд над военными преступниками, статьи 19 и 21 Устава международного трибунала, принятого союзниками, прямо делали исключения из принципов обычного рассмотрения доказательств судами (этим, кстати, в теории и отличаются трибуналы от судов): трибунал изначально не был связан формальностями в использовании доказательств и считал доказанными все факты, содержащиеся в представленных в трибунал официальных документах союзников. С точки зрения международного права, приговор Трибунала является важнейшим документом, осудившим преступников, но с точки зрения исторической науки он был одним из документов эпохи. К тому же, последний раз в полном объёме текст приговора публиковался в нашей стране в 1955 году и даже среди специалистов не получил достаточного распространения в качестве источника: при всех описанных в нём зверствах, он описывает их либо недостаточно полно, либо может допускать отдельные ошибки в описании некоторых фактов, поскольку, опять же, отражает те факты, которые были установлены сразу после войны, ещё до разбора всех архивов и написания всех мемуаров.

То есть, законодателем вместо относительно чётких критериев, в настоящее время существующих в законодательстве о противодействии экстремистской деятельности, вводится критерий заведомой достоверности всех фактов, изложенных в приговоре Нюрнбергского трибунала, а также презумпции знания всеми гражданами России фактов, изложенных в указанном немаленьком документе. К слову, Трибунал исходил из того, что Мартин Борман жив, а потому судил его заочно (в 1998 году было установлено, что он покончил с собой ещё 2 мая 1945 года), а также установил, что «нет доказательств того, что Борман знал о планах Гитлера по подготовке, развязыванию или ведению агрессивных войн», а также, что он стал секретарём Гитлера только в 1943 году, а не 13 мая 1941 года, как было на самом деле. Теперь за публичное сообщение этих уточнений собираются судить уточняющих – ведь даже это формально подпадает под диспозицию статьи, а именно под «отрицание фактов, установленных приговором Военного трибунала».

К тому же - защитники непогрешимости приговора Нюрнбергского трибунала совершенно забыли о том, что приговор в 1946 году фактически был продавлен судьями от США и Великобритании: ряд подсудимых, вопреки представленным доказательствам, были признаны невиновными. Также суд отказался признать преступными организациями Вермахт и германский Генеральный штаб, прямо планировавшими массовые казни и геноцид населения оккупированных территорий. Сразу после оглашения приговора судья Международного трибунала от СССР генерал-майор юстиции И.Т. Никитченко выступил с офоциальным заявлением, прямо критикующим приговор Нюрнберга за его мягкость и неправильную оценку доказательств. Получается - что за публикацию данного заявления теперь тоже придётся судить.

Для того, чтобы понять, какие именно сведения о деятельности СССР в годы Второй мировой войны будут правдивыми, а какими – ложными – заседания районных судов по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьёй 151.1 УК РФ будут похожи на защиту кандидатских диссертаций по истории – прокуратура будет вынуждена выносить те или иные тезисы на защиту, а суд по результатам рассмотрения уголовного дела (судя по всему – с запросом подлинных документов и архивных дел, принцип непосредственности исследования доказательств при судебном рассмотрении уголовного дела никто не отменял) будет обязан либо подтвердить, либо опровергнуть ложность того или иного тезиса о событиях более чем 70-летней давности при том, что большая часть отечественных архивов за тот период до сих пор относится к сведениям, составляющим государственную тайну. И ведь суд не сможет назначить экспертизу по делу – вопрос ложности сведений о деятельности СССР во время войны (именно СССР – не правительства СССР, армии СССР, а именно СССР в целом) возведён законодателем в ранг правового, а потому должен будет разрешаться непосредственно судом. Например, выдвинет учёный Х в статье в журнале «Вопросы истории» гипотезу, выносимую на защиту, а защищаться будет не в диссертационном совете, а в суде.

Хотя – нет. Неправильно я написал. Публикация аспиранта в журнале «Вопросы истории» не будет подпадать под признаки преступления, ответственность за которые предусмотрена частью 1 статьи 151.1 УК РФ. Она будет подпадать под признаки преступления, предусмотренного частью 2 этой же статьи – мало того, что преступление будет совершаться с использованием должностного положения, так ещё и при помощи средства массовой информации. И ответственность за него будет уже не до трёх лет лишения свободы, а до пяти лет лишения свободы с запретом заниматься определённой деятельностью до трёх лет.


Отдельного внимания заслуживает такой самостоятельный квалифицирующий признак части 2 статьи 151.1 УК РФ как совершение преступления с «искусственным созданием доказательств обвинения». Что это? Какого обвинения? Почему сразу обвинять, если можно оправдывать, или же вообще нейтрально констатировать факты? Как вообще представить себе преступление, подпадающее под указанные признаки? Так и представляешь себе «искусственное создание доказательств», видно – остальные доказательства будут «естественными». Или остальные деяния будут без «создания доказательств»? Совершенно непонятно! А ведь судьям и следственному комитету придётся этот закон применять! Прямо для докторской диссертации: «Искусственное и естественное создание доказательств в уголовном праве»!


Часть третья вводимой статьи 151.1 УК даже на фоне вышеописанной первой и второй частей кажется абсолютно не содержащей замечаний юридико-технического и лингвистического характера, ведь она вводит уголовную ответственность за… распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества. Прошу заметить, уважаемые читатели, не «недостоверных сведений», а просто «сведений», то есть она вполне охватывает своей диспозицией распространение и заведомо достоверных сведений о днях воинской славы и памятных датах России, если они выражают «явное неуважение к обществу», равно как не преследует распространение недостоверных, но «уважающих общество» сведений. В современной России 17 дней воинской славы – от сражения на Чудском озере до празднования годовщин Куликовской битвы, Гангута и взятия турецкой крепости Измаил. Причём – даже даты, указанные в законе, зачастую не совпадают с историческими датами (авторы неверно перевели дни из юлианского календаря в григорианский), не говоря уже о том, что «памятных дней» и вовсе пара сотен. К слову, первым (заочно и посмертно) должны судить Эйзенштейна – общеизвестно, что факты о Ледовом побоище, указанные в фильме «Александр Невский», далеки от исторической действительности, а монографию профессора П.А. Кротова «Гангутская баталия 1714 года», в которой он утверждает то, что шведских атак было отбито не три, а всего одна, и вовсе надо, согласно той же цепочке умопостроений, или сжечь или внести в индекс запрещённых книг!

Я надеюсь, что Президент Владимир Путин закон не подпишет. Или что Совет Федерации его отклонит. Или же что закон всё-таки превратится в ещё один никому не нужный правовой симулякр, коих много. Ведь для того, чтобы успешно бороться с нацизмом и нацистами, достаточно системно применять существующее уголовное законодательство. А в угоду сиюминутной конъюнктуре принимать «то не знаю что», но со значительными сроками лишения свободы за нарушение - по меньшей мере неправильно, а при умелом применении может вместо борьбы с коричневой чумой привести к ещё большей неразберихе и возведению в канон незыблемых постулатов отечественной исторической науки. Только тогда это будет не наука, а бездумная вера в единожды установленные факты, которым останется только слепо поклоняться.
Страницы: 1 | 2 | След.