Что такое выборы?

Мы так привыкли к тому, как именно выглядят выборы, что порой представляем себе, что что-то схожее существовало испокон веку: списки, бюллетени с несколькими кандидатами, кабинки, урны, комиссия с тем или иным уровнем непредвзятости, снующие вокруг этого кандидаты и наблюдатели.

Давайте подумаем по-другому, обратившись к литературе тех времён, когда свободных, да и всяких вообще, выборов в нашей стране не существовало. То есть, к словарю Брокгауза и Ефрона 1890 года издания.

«Слово выборы употребляется в качестве юридического термина для обозначения того акта, посредством которого известное общественное или политическое соединение выделяет из своей среды одного или нескольких своих членов, в качестве представителей интересов данной общественной группы или целой нации, или же в качестве лиц, удовлетворяющих условиям, требуемым для занятия выборных должностей или выполнения определенных общественных функций. Являясь одним из способов учреждения власти или перенесения каких-либо прав на избранное лицо, выборное начало может существовать совместно с другими известными условиями возникновения правомочий, каковы: рождение, конкурс, жребий, очередь и назначение от правительства».

Понятно, то есть выборы в действительности (как их видели в довыборную эпоху) — не конкурс, не жребий, не очередь и не разновидность назначения от правительства. Это такой способ выделения из своей среды того или иного человека для представления интересов указанной общественной группы или выполнения тех или иных общественных функций.

А всё остальное — это так, цветочки или красивые бантики. Можно тайно, можно открыто, можно с кабинками, можно по интернету — никакого особенного значения «на долгую перспективу» это не имеет. Даже наоборот — порой гораздо сложнее пройти открытый этап выдвижения в своей среде, чем процесс тайного голосования, при котором с избирателями кандидат общается листовками, да записью в бюллетене.

Может быть, именно поэтому в нашей стране косвенное открытое голосование на выборах Съезда советов в 1936 году было заменено на прямое тайное, но на безальтернативной основе: своим-то в глаза смотреть сложнее, а тут — 99,6% (ну-ну, попробуй под надзором парткома зайди в кабинку и кого-нибудь вычеркни) избирателей что-то такое себе навыбирали, а сейчас из избираемых тогда никого и не помнят. Почему не помнят? Потому что не были они действительными представителями соответствующих сообществ избирателей, а просто «отбывали урок».

Вообще, очень часто избирательные кампании, при всей их внешней демократичности, не похожи на выборы в Эфроно-Брогаузовской трактовке. Потому что нет уверенности, что люди идут кандидатами именно с целью представлять соответствующую часть населения, быть рупором соответствующей общины или политической прослойки. Есть просто красивые слова «я один и вас» (и где мы тебя видели?), «я стабилен и надёжен» (в желании иметь зарплату и ничего не делать?), «я люблю отчизну» (а кто её не любит, покажите мне его?), но нет действительной борьбы за право быть представителем соответствующих избирателей.

А кто такой депутат? Вальяжный мужчина с флажным значком, сидящий в кабинете? Не уверен. «В России так называется лицо, отряжаемое учреждением или сословием для присутствования при производстве какого-либо дела или каких-либо действий в видах ограждения интересов этого учреждения или сословия, или лиц, к нему принадлежащих.»

То есть, советское словосочетание «депутат — слуга народа» — не такие уж и пустые слова. Потому как его основная цель — ограждение интересов лиц, его направивших. А если направил народ — то, соответственно, защита его интересов, а не чьих бы то ни было других.

Представьте себе, что вам нужно выбрать себе адвоката для представления ваших интересов в органах власти. На что вы обратите внимание? На понимание им сути рассматриваемого дела, его познания, характеристики, опыт прошлых дел, его обещания вам по ведению дел, стоимость его услуг, что тоже немаловажно. Потом заключите с ним контракт и отправите в соответствующий орган. Почему же мы иным способом оцениваем наших представителей в парламенте? Ведь это не абы кто, а именно те, кому мы доверяем от своего имени вершить судьбу нашу и наших семей путём голосования или не голосования за проекты, рассматривающие всё общество. И, в отличие от адвоката, мы не можем отказаться от их услуг досрочно, а должны ждать окончания срока избрания, чтобы затем избрать новых.

Так что выборы — это такая специфическая процедура, посредством которых мы, как жители соответствующей местности, направляем в коллегиальные органы ходоков, представляющих и защищающих наши интересы. Потому выборы могут быть без кабинок, без бюллетеней и даже без избирательных комиссий. Но их не будет без людей, понимающих свои интересы и готовых их отстаивать. То есть — без избирателей.

Оригинал
Мнения блоггеров может не совпадать с мнением редакции.