Про ранние браки и Астахова


"Да как же ты венчалась, няня?"
- Так. видно, Бог велел. Мой Ваня Моложе был меня, мой свет, А было мне тринадцать лет.
А.С. Пушкин



По поводу ситуации с возможным заключением брака в Чеченской Республике с 17-летней девушкой и нелицеприятным поведением юриста Астахова сказано уже много, напишу предельно сухой юридический материал. Основанный на семейном законодательстве России и нормах международного права и неоднократно упоминавшийся Конституционным Судом при принятии решений по делам о брачном возрасте.

Для тех, кто не в курсе, как регулируется брачный возраст, начну с внушительного вступления.


Основываясь на Декларации прав ребенка от 20 ноября 1959 года, согласно преамбуле которой ребенок ввиду его физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения, Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 года обязывает государства-участники обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия (пункт 2 статьи 3), принимать все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, включая сексуальное злоупотребление (статья 19), защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения (статья 34).


Комитет Министров Совета Европы, учитывая, что благосостояние и интересы детей и несовершеннолетних являются приоритетами для любого общества, а сексуальный опыт, в том числе связанный с ранним сексуальным злоупотреблением, вреден для психосоциального развития ребенка и несовершеннолетнего, в Рекомендации N R (91) 11 от 9 сентября 1991 года предложил привести национальное законодательство государств - членов Совета Европы в соответствие с данной Рекомендацией.


Законодательное установление минимального брачного возраста как меры по упразднению детских браков и установление при необходимости надлежащих наказаний предписывает и Конвенция о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков (заключена в Нью-Йорке 10 декабря 1962 года в рамках ООН), согласно статье 2 которой не допускается заключение брака с лицом, не достигшим установленного возраста, кроме случаев, когда компетентный орган власти в интересах сторон, вступающих в брак, разрешает сделать из этого правила о возрасте исключение по серьезным причинам.


Исходя из того, что совершеннолетие предполагает достижение биологической и психологической зрелости как условие вступления в брак, федеральный законодатель на основании статьи 72 (пункт "к" части 1) Конституции Российской Федерации в статье 13 Семейного кодекса Российской Федерации установил брачный возраст (восемнадцать лет), предусмотрев при этом - руководствуясь конституционно значимыми интересами охраны семьи и ребенка - право органов местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, по их просьбе и при наличии уважительных причин разрешать вступление в брак лицам, достигшим возраста шестнадцати лет (пункты 1 и 2), а также право субъектов Российской Федерации своими законами определять порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста шестнадцати лет.


В Чеченской Республике (в отличие, скажем. от Владимирской области или Республики Башкортостан) отсутствует законодательство, позволяющее вступать в брак лицам, не достигшим шестнадцатилетнего возраста. Соответственно - применяется общий порядок - общий брачный возраст установлен в 18 лет, специальный (при наличии уважительных причин и решения органа местного самоуправления) - в 16 лет.


В чём состояли обязанности уполномоченного по правам ребёнка Павла Астахова в данном деле? Всего лишь - проверить наличие такого разрешения, выданного соответствующим органом местного самоуправления на территории Чеченской Республики. Для этого ему предоставлены все необходимые полномочия по запросу любых документов у любых органов и организаций на территории России. Что - местная администрация того или иного чеченского района отказала бы ему в предоставлении копии листа бумаги с печатью? Не уверен. Может, с учётом резонанса дела, можно было бы лично приехать в Чечню и во всём разобраться. А так - получается, что за уполномоченного о вопросах брачного возраста должен был рассуждать глава Чечни Рамзан Кадыров.


Чего же он испугался? Да так, что перешёл на оскорбления, обсуждение возраста биологической и физиологической зрелости кавказских женщин и особенности женской физиологии по национальному признаку, ещё больше испортив себе репутацию и кинув тень на репутацию всех российских юристов. Ведь вопросы расхождения брачного возраста супругов, если они вправе вступать в брак, российским законодательством (да и законодательством абсолютного большинства стран мира) никак не регулируются, да и международное право требует всего лишь учёта всех обстоятельств дела.


Теперь же, устами уполномоченного, получается, что жену (и, соответственно, мужа) надо выбирать не как человека, с которым следует проводить всю жизнь, а обращать внимание лишь на те или иные внешние признаки вроде кожи и прочего, причём, почему-то, именно у жён определённой национальности с этим возникают проблемы.


Невозможно длительное время притворяться порядочным человеком. И подобного рода оговорки свидетельствовать о том, что же на самом деле может твориться в голове у того, кому доверено следить за правами детей: много детства и никакого права.
Мнения блоггеров может не совпадать с мнением редакции.