Узаконенный бандитизм

Оригинал.

"Пространная редакция «Русской правды» в пункте 51 ограничивает право кредитора на взыскание процентов по договору займа:

«51. О мѣсячнѣмь рѣзѣ. А мѣсячныи рѣзъ, оже за мало, то имати ему; заидуть ли ся куны до того же года, то дадять ему куны въ треть, а мѣсячныи рѣзъ погренути.
Перевод: «51. О месячном проценте. А месячный процент брать ему <кредитору>, если <договорились> о малом <сроке>; если же деньги не будут выплачены в срок, то дают ему деньги в треть, а от месячного процента отказаться.»

В комментарии Ю.М. Свердлова указывается, что «третный рез» — это 50% от суммы долга. То есть — в любом случае с должника нельзя было взыскать более полутора изначально данных ему сумм, а если не платит добровольно — то при судебном взыскании он платил дополнительно 3 гривны штрафа.


То есть — вокруг двенадцатый век: работорговля, половцы всяческие, регулярный голод и неурожай, кровная месть ещё в некоторых редакциях Русской правды упоминается, но — ставка ссудного процента (и особенно — штрафного процента!) существенно ограничена средневековым судебником. Почему? Да чтобы не убивали друг друга и не раздевали совсем уже до полнейшей нищеты, правящему князю (пользовавшемуся этим судебником) как-то не с руки было творить что-то уж откровенно беспредельное.

С тех пор прошло девятьсот лет, современная Россия возвращается к «духовности и истокам», но в части ростовщического процента на совершенно легальной основе процветает доведение до нищеты и самоубийств заёмщика как самой слабой стороны договора. Речь идёт, понятно, о проблеме «микрокредитования».


Не одна и не две истории — взял 10 тысяч купить жене кольцо, остался должен 110, а долги всё растут и растут в геометрической прогрессии, домой приходят крепкие ребята с битами, и кольцо им уже не нужно, а отдавай квартиру с машиной. Звонки, угрозы, полнейший беспредел. И всё — в соответствии с договором. Проценты за «кредит» — 800 годовых, неустойка — тоже немаленькая.

И не говорите мне про право суда снизить неустойку — даже если суд не взыщет её с вас, от ростовщического процента по кредиту никто не застрахован и суд её снизить не вправе: написали 2% в день — будете платить как миленький, причём, согласно прописанной в ГК очерёдности платежей, прежде чем заплатить основной долг надо сначала заплатить все проценты за пользование им.

Вот и получается: адекватные ставки кредитов, качественная судебная защита, вежливые сотрудники банков — это для богатых, основной же массе населения — «деньги до зарплаты», несусветные проценты, свиные хари коллекторов. И всё это — на абсолютно законном основании. Цивилисты (юристы, занимающиеся гражданским правом) любят прикрываться «свободой договора», но альтернатива этой свободы — не банковский процент, а не купленное вовремя лекарство или голодные дети. Дают всем, так как даже если будет возвращено не более одной седьмой — барышник останется в прибылях. Остальным же — пожизненная кабала, от которой не спасает даже смерть (во множестве случаев коллекторы заставляют брать кредиты и родственников умерших заёмщиков, чтобы расплатиться по их долгам).


Так что новости про подожжённую детскую кроватку — это норма жизни тех слоёв населения, о которых мы предпочитаем не вспоминать. Так работают сборщики долгов по всей стране. Методами даже не бандитов (там, говорят, хоть какие-то представления о порядочности существуют) — нелюдей каких-то. Фильм Ким Ки Дука «Пьета» — это не только про социальные низы Южной Кореи, это про Россию тоже.

«Свобода договора» — это свобода между равными. А не может быть равенства там, где с одной стороны богатство и власть, а с другой — нищета. Необходимо законодательно ограничить ставку ссудного процента и всех штрафов, которые можно взыскать с заёмщика по «микрозаймам» — и не 880 процентами годовых, а чем-нибудь более вменяемым. Иначе узаконенный бандитизм коллекторов продолжится.
Мнения блоггеров может не совпадать с мнением редакции.