ВОСКРЕСНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ 10.01.2016

Недобрый доктор из Белгорода
«Эй ты, встал, иди сюда!» Нет, это не Южный Бронкс, это – приёмный покой одной из белгородских больниц. Буянил потерпевший, не буянил или просто что-то не то сказал медсестре – мы достоверно не узнаем никогда. Но то, что с ним и его сопровождающим сделали перед Новогодними праздниками в месте, где должны поддерживать в людях жизнь, благодаря видеокамерам стало свидетельством не только миллионов зрителей Интернета, но и материалов соответствующего уголовного дела. Ну, это естественно: если одного пациента ударить так, что он упадёт и погибнет, а другого бить головой о кафельную плитку, подобного рода поведение не должно остаться вне внимания правоохранительных органов.
Теперь юристы достаточно активно спорят о том, чем же является поведение врача Зелендинова. После скандала в соцсетях было возбуждено уголовное дело. По части 1 статьи 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»), что грозит любителю избивать пациентов максимум двумя годами лишения свободы условно. Однако, возникает ряд вопросов о том, почему это не часть 4 статьи 111 («Причинение тяжких телесных повреждений, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»), по которой можно отправиться в места не столь отдалённые уже на пятнадцать лет. Надеюсь, что правоохранительные органы ещё раз внимательно посмотрят видеозапись и поймут, что условным сроком тут ну никак не пахнет (конечно, если результаты вскрытия не покажут, что больной на тот момент уже год как был мёртв – юридическая практика знает многое).
Поражает даже не случившееся в приёмном покое – что представляет собой отечественное бюджетное здравоохранение лучше никому не говорить, чтобы лишний раз не расстраивать. Поражает реакция блогосферы, вовсю рассуждающей о том, что отдельно взятые врачи (если они культурные и работают в приёмном покое) имеют право убивать отдельно взятых пациентов (если, они, например, выпивши или кричат) за плохое поведение в приёмном покое. Но это немного не соответствует принципам современного общества. Если нельзя избивать людей, то нельзя избивать всех, вне зависимости от их социального статуса. Убивать – тем более.
«Туда пятьсот – сюда пятьсот»
Точнее – не пятьсот, как поётся в известной песне Владимира Высоцкого. А всего 276 километров – именно такое расстояние от Оренбурга до Орска. Но, как и во времена Емельяна Пугачёва, описанные в пушкинской «Капитанской дочке» (трасса та же самая!) буран на этой трассе приходит не только неожиданно для гидрометеослужб, у которых сейчас гораздо больше оборудования, чем у ямщика с тучками на горизонте, но и для МЧС. В результате бурана на трассе, случившегося 2-го января, помощь к людям, сообщившим о себе по мобильным телефонам, пришла только через 15 часов. Ближайший крупный населённый пункт – в 30 километрах. Пассажиры застрявших машин, привычно для данной местности, жгли всё, что у них было, чтобы согреться. Один человек погиб, сержант полиции получил обморожения, спасая людей.
Как это ни странно, но каких-либо юридических безапелляционностей говорить не хочется – живя в области размером 100 на 150 километров, где любой снегопад – это уже событие, сложно представить себе метель, куда невозможно добраться несколько часов (что я вполне допускаю). Но основной вопрос к самим «застрявшим» людям – если в вашем регионе происходят подобные природные явления, то как вы прогнозируете возможность выезда на трассу? Возите ли с собой приборы и материалы, необходимые для того, чтобы дождаться помощи, заведомо зная, что это процесс непростой? Может – для отдалённых местностей такую «аптечку застрявшего» следует в зимнее время предусмотреть правилами дорожного движения. И имеются ли предупреждения ГИБДД для автовладельцев, что на трассу лучше не выезжать, были ли соблюдены нормативы по расчистке трассы? Как и в предыдущей новости, на этот вопрос также ответит Следственный комитет.
Двое на мосту
В прокат вышел новый фильм про юридическую профессию – «Шпионский мост», снятый по книге адвоката Джеймса Донована «Двое на мосту». Американская версия советского фильма «Мёртвый сезон». Про обмен советского разведчика Рудольфа Абеля на американского лётчика Френсиса Пауэрса. Если не знать исторический сюжет, то всё слезливо до безобразия – как простой адвокат, специалист по страховым спорам, сначала случайно оказался защитником Рудольфа Абеля, а затем в Восточном Берлине (больше похожем на Мордор, в котором людей расстреливают прямо под окнами проезжающей электрички) по «дружеской просьбе» ЦРУ вёл переговоры с СССР при противодействии властей ГДР. Не надо забывать, что Пауэрса в СССР пытают даже после суда, а с Абелем в США, естественно, обращаются чинно и благородно.
Конечно, если не знать, что адвокат Абеля офицер Джеймс Донован с 1943 года служил советником в Агентстве в Управлении стратегических служб США, ведавшим разведкой и контрразведкой, и, по воспоминаниям дочери Абеля, пытался перевербовать советского разведчика даже перед непосредственной выдачей его Советскому Союзу, то действительно можно поверить в происходящее. Фактически же это повод к перепроверке «реальных событий», на которых основываются фильмы про холодную войну. Из имеющейся в продаже книги можно узнать обо всём, кроме сотрудничества Донована с ЦРУ, за которое он в 1962 году награждён Заслуженной медалью разведки, полагающейся лишь штатным сотрудникам ЦРУ.

Мнения блоггеров может не совпадать с мнением редакции.