ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ АРМЕНИИ

Нет, это не моё письмо. Это письмо написала супруга Владимира Сачкова, калининградца, уже 1,5 года находящегося в заключении в следственном изоляторе Еревана (Армения). "Русский Запад" публиковал подробную историю бывшего сотрудника первого калининградкого GSM-оператора мобильной связи "Экстел": "Отблагодарили" за работу.
С того момента ничего не поменялось ровным счётом. Дело всё не может дойти до суда, а это означает, что Владимира Сачкова продолжают держать в унизительных условиях заключения. Первое заседание суда перенесено с ноября 2015 года на 29 января 2016 года. Как пишет Екатерина Азёма (жена Владимира Сачкова), в столице Армении так долго ищут переводчика на русский язык. И это в республике, где все говорят по-русски свободно как на родном языке.


Владимир Сачков.


Текст открытого письма:
"Уважаемый Серж Азатович!
Написать Вам открытое письмо, вынудила меня ситуация, в которой моя семья находится уже 1 год и 8 месяцев.
Мой муж, гражданин России Владимир Сачков, с 2009 по 2013 работал в Ереване, в армянской дочке Билайна - ЗАО «Арментел» техническим директором. Под руководством Владимира была проведена работа по установке цифровой связи в г. Ереван – заменены старые АТС на современные цифровые, сделавшие г. Ереван первой в СНГ столицей с полностью цифровой связью, внедрены широкополосные услуги и доступ в Интернет. За время его работы в ЗАО «Арментел» число пользователей Интернет выросло с 1,5 тысяч до 200 тысяч на фиксированной сети и до 400 тысяч на мобильной сети. Построены сотни базовых станций мобильной связи, проложены сотни километров современных оптических линий связи, благодаря чему появилась современная качественная связь во многих отдаленных от г. Еревана населенных пунктах. Организована связь для силовых ведомств, МЧС, органов самоуправления. Во время работы Сачков получал благодарности от Минобороны Армении, Минсвязи, Полиции, СНБ, Билайна.
4 мая 2014 года, прилетев из Санкт-Петербурга, мой муж был арестован в аэропорту Минска, где тогда работал, по запросу Службы национальной безопасности (СНБ) Армении. 28 ноября 2014 мужа экстрадировали из Минска в Ереван.
В. Сачкова обвиняют в незаконной предпринимательской деятельности, злоупотреблении своими полномочиями и изменении компьютерной информации в составе преступной группы из пяти человек, которая, по версии следствия, занималась воровством международного трафика в Арментеле.
В ноябре 2015 года дело было передано в суд, но до сих пор не состоялось ни одного судебного заседания. Сейчас дата судебного заседания в очередной раз перенесена на 29 января 2016 года по той причине, что нет переводчика, который бы переводил моему мужу на русский язык. Т. е. получается, что суду требуется 2 (два!) месяца на то, чтобы найти русскоязычного переводчика и это в стране, где большинство жителей свободно разговаривает на русском. Вследствие этого Владимир не может начать доказывать свою невиновность и в частности ходатайствовать в судебном заседании об изменении меры пресечения. С 4 мая 2014 года, он находится в тюрьме, т.е. уже больше 20 месяцев, хотя по действующему УПК РА максимальный срок содержания под стражей до суда 12 месяцев.
Я даже боюсь думать, сколько может при таком затягивании начала суда продлиться сам суд. Сейчас мой муж находится в УИУ “Нубарашен”, условия содержания в котором ужасные, не соответствуют никаким нормам. Там полная антисанитария, тараканы, вода подаётся два раза в сутки на непродолжительное время, число находящихся в камере гораздо больше спальных мест, очень тесно. Сейчас, в зимний период, практически ежедневно происходят аварийные отключения электричества на несколько часов, заключенные остаются надолго в полной темноте, без тепла и иногда вообще без воды. Такие условия я расцениваю как пытку, чтобы оказать на Владимира давление, потому что без признания им своей вины обвинение притянуто за уши. Сумма ущерба, составляющая согласно обвинительному заключению свыше 6 млн долларов США, эфемерна, в деле нет фактических данных о том как именно велась «предпринимательская» деятельность, нет доказательств получения моим мужем доходов, кроме зарплаты и бонусов, выплаченных Арментелом. Собранные доказательства показывают, что мой муж контактировал с участниками данного уголовного дела только в рамках своих должностных инструкций во время работы в Арментеле.
Следствие неоднократно отклоняло ходатайства о проведении новых, основанных на материалах дела, обьективных экспертиз, были нарушены права обвиняемого при их проведении, а Генеральная прокуратура во всем потакала следствию и, кроме того, посчитала Посольство России в Армении недостаточно авторитетной организацией для поручительства за моего мужа. В своем ответе, который дан с нарушением процессуальных сроков, свой отказ изменить меру пресечения генпрокуратура РА мотивирует тем, что Сачков якобы скрывался от следствия, фальсифицировал улики и может оказывать давление на свидетелей. Как можно скрываться, не зная, что тебя разыскивают, для меня остается загадкой. Все остальные обоснования не имеют под собой никакой фактической основы и не более чем домыслы. Получается, что мой муж настолько социально опасен, что не достоин права на свободу? И это при том, что есть все гарантии того, что человек не скроется от следствия и даже не мыслит совершать что-то противозаконное. Мой муж - образованный человек, он никого не убивал, никого не грабил, не насиловал и то, в чем его обвиняют, не доказано судом и касается лишь материальных претензий. Неужели исходя из презумпции невиновности и выше названных гарантий со стороны такой серьезной организации, как Посольство России в Армении недостаточно, чтобы Владимиру до решения суда изменили меру пресечения. Он никак не может покинуть пределы Армении, его паспорт находится в уголовном деле.
Моя семья находится в тяжелом финансовом положении. Наши трое детей (9, 6 лет и 1 год) и я проживаем в однокомнатной квартире в Санкт-Петербурге, финансово нам очень тяжело, последние сбережения потрачены, но еще тяжелее объяснить детям, когда закончится суд, который так и не может начаться, и они смогут встретиться с отцом. Все это время муж и отец не может обнять своих детей, общаться в полной мере, участвовать в их воспитании, т.е. нарушается наше право на семейную жизнь.
Мне очень хочется, чтобы правосудие в Армении по-настоящему отвечало Европейским и международным нормам, чтобы соблюдались права человека, особенно в части разумного срока судебного разбирательства и соблюдения презумпции невиновности.
Уважаемый Серж Азатович, прошу Вас проконтролировать в данном деле соблюдение законности, моя семья устала этого ждать.
С уважением, Екатерина Азёма".

Мнения блоггеров может не совпадать с мнением редакции.