Как на Тихорецкой появился новый бездомный

Я не люблю собак, но отвернуться от выброшенного из дома рыжего пса не смог. Громадный старый зверь с ошейником, слепой на один глаз, с крупной чёрной мордой и висячими ушами. Он лежал у проезжей части на остановке “Тихорецкая”. Сначала грустно смотрел на подъезжающие автобусы, положив морду на лапы. Потом - на каждого, кто ждал автобуса. Заглядывал в душу единственным зрячим глазом, как будто наивно хотел спросить: “А может быть, ты меня заберёшь?”.
Исполин тяжело дышал, асфальт под ним покрылся испариной. Почти все люди брезгливо обходили пожилого зверя. Какая-то женщина принесла ему еды и зачем-то принялась распаковывать её прямо на остановке. Пёс медленно встал. Люди отшатнулись. Кобель оказался не меньше взрослого дога. Рыжий понуро побрёл к своей благотворительнице, а на лицах у жителей Балтрайона проявилось сочувствие с примесью отвращения. Теперь он не просто старый и больной, а ещё и бродяга.


Сначала рыжего видели у бывшего "Седьмого континента" на Батальной, а потом он оказался на остановке "Тихорецкая";
Фото из группы "Помощь БЕЗДОМНЫМ животным КАЛИНИНГРАДА[39]", Вконтакте

Я знаю, когда выбросили рыжего. Это произошло не раньше вчерашнего вечера. К остановке подрулила машина. Старого пса с заплетающимися лапами выволокли из нее и отцепили от поводка. Он растеряно посмотрел на спину хозяина: “Идём гулять?”. Дверь машины захлопнулась, автомобиль быстро уехал. Рыжий остался ждать, пока хозяин вернётся и заберёт его назад. Возможно, хозяин привёз пса на автобусе. Сказал, чтобы сидел и ждал, а сам завернул за ларьки и запрыгнул в ближайший транспорт, шедший назад по ул. Инженерной. Калининградцы, наши с вами земляки, нередко поступают именно так.



Его тоже выбросили в пригороде Калининграда

В Чкаловске, Прегольском, в посёлке Космодемьянского, Майском, Прибрежном и на Северной горе местные жители рассказывали мне, мне про таких пассажиров:

Цитата

человек едет со своей собакой до конечной, выходит, отцепляет её, командует “ждать!” и тут же забегает в отходящий транспорт. Шарик, Тузик, или Черныш сидит на остановке, в ожидании, когда его заберут назад. Проходят дни. Пёс не замечает, как его домом становится остановка. Конечная остановка. Он прибьётся к стае (если молодой), или отправится, куда глаза глядят один (если старый), помирать. Подхватит лишай, бешенство, кого-то заразит, кого-то покусает, а может и порвёт, но в итоге испустит дух. Выброшенный, забытый, ничей.



Я не знаю, куда денется рыжий. Уверен, что оставаться четвероногому старику на той остановке было нельзя. В маршрутке я набрал телефон службы “Право на жизнь” и дал координаты бродячей собаки. В ответ услышал индифферентное: “Ну лежит себе и лежит”. Пришлось напомнить сотруднику организации по помощи бродячим животным, что структура, в которой он работает исполняет муниципальный контракт. После этого в телефонной трубке прозвучало: “Давайте оформим заявку”. Заявку на отлов. Теперь можно обвинить меня в том, что я сдал пса живодёрам. Можно сказать, что оставил его без будущего: кому понадобится старый и больной, когда в приюте есть, к примеру, “комнатная собачка для дам”, или “компаньон для фрисби”. Возможно, всё так. Правда вот забыть одноглазый взгляд рыжего нельзя. А как поступили бы вы?

Бродячий пёс греется у вечного огня на братской могиле советских воинов павших при штурме Кёнигсберга в Чкаловске

Мнения блоггеров может не совпадать с мнением редакции.