Последние сообщения блогов

27.03.2015 13:00
   


Из брянских лесов до Кенигсберга прошел партизанскими и фронтовыми дорогами Иван Гуня
Иван Гуня

Иван родился в селе Ляличи на Брянщине. Благодаря своему месторасположению – непроходимые лесные чащи и топкие болота – Ляличи избежали немецкой оккупации.

Этот затерянный в лесах островок, со всех сторон окруженный войсками противника, жил по суровым военным законам. Партизанские вылазки, подрывы военных эшелонов, осуществленные ими, доставляли немцам много неприятностей, но ничего поделать с жителями лесной глуши они не могли. Оккупанты заставляли рабочих выкашивать траву вдоль железнодорожных насыпей, и взрослые партизаны уже не могли незамеченными добраться к железнодорожному полотну, чтобы заложить взрывчатку. Тогда подрывную деятельность взяли на свои плечи юные жители Ляличей и других окрестных сел. Маленькие, юркие и шустрые мальчишки и девчонки научились бесшумно и незаметно пробираться к железнодорожному полотну, чтобы закопать под рельсы взрывчатку. Немцы стали впереди состава пускать два вагона с песком, чтобы в случае взрыва они взлетали на воздух, а остальные оставались целыми. Партизаны тоже сменили тактику, пропуская «подложные» вагоны и взрывая нужные. Из подорванных составов противника забирали оружие, продукты питания, лекарства, все, что могло сгодиться им, отрезанным от остального мира.

В 1944 году, после освобождения Брянщины от немецко-фашистских захватчиков, Ивану Гуне исполнилось 18 лет, и его призвали в Красную Армию. На призывной пункт он и семь его погодков-односельчан отправились… в лаптях, другой обуви крестьянским парням взять было негде. Так и маршировали они по плацу под снисходительными взорами бывалых солдат.

"А что, хорошая обувка!  –  улыбается Иван Иванович. –Легкая, удобная и непромокаемая: если вода залилась, то тут же и вылилась. Только для зимы непригодная…"

Пройдя трехмесячную военную подготовку, рядовой Гуня был направлен в 143-й артиллерийский полк 15-й стрелковой дивизии 2-го Белорусского фронта. Иван Иванович всегда скромно говорит, что участвовать в боях на передовой ему приходилось крайне мало, так как ротный назначил вновь прибывшего в роту связиста своим ординарцем. Однако есть и в его обычной фронтовой биографии памятные эпизоды. Например, когда полк с боями подошел к реке Неман, перед его командованием была поставлена боевая задача: во взаимодействии со стрелковыми подразделениями форсировать глубоководную реку и захватить плацдарм на противоположном берегу. Однако для ее выполнения необходимо  было собрать сведения о противостоящем противнике. В сумерках разведгруппа, в составе которой был связист Иван Гуня, незаметно на плотах переправилась через Неман и наткнулась на… пустые вражеские окопы. Что бы это значило? Продвигаясь вглубь опорного пункта противника, разведчики услышали шум, доносившийся из блиндажа. Как выяснилось позже, трое немцев праздновали день рождения своего приятеля. Выждав удобный момент, разведчики в короткой схватке взяли их в плен. За доставку языков, от которых была получена ценная информация, позволившая полку с минимальными потерями форсировать Неман,  все бойцы из разведгруппы были награждены медалью «За боевые заслуги». 

Из брянских лесов до Кенигсберга прошел партизанскими и фронтовыми дорогами Иван Гуня

В составе своего полка рядовой Иван Гуня освобождал Литву, Латвию, участвовал во взятии населенных пунктов Восточной Пруссии. 5 июня 1945 года полк для выполнения новой боевой задачи вошел в Кенигсберг, взятый советскими войсками в апреле.

До сих пор перед глазами Ивана Ивановича стоят картины послевоенного разрушенного Кенигсберга. Оборванные и голодные немецкие дети, местные жители встречали советских солдат недоверчивыми, злыми глазами. Для них красноармеец – враг, дикий, необузданный и жестокий.

"Наш командир на первом же привале отдал приказ поварам полевой кухни накормить голодных местных жителей. Не было сил смотреть, как голодные ребятишки буквально бросались под колеса машин и танков, прося хлеба, – при воспоминании об этом в глазах ветерана всегда появляются слезы. – Мы не уподоблялись фашистам. Иной раз открывали запертый подвал, а он - полнехонек. Люди стояли на коленях и молили: «Рус, не стреляй!» Да разве ж мы выстрелим? Осматривали помещение и бежали дальше…"

Время было трудное, и врагов в округе оставалось еще немало, поэтому бдительность и осторожность были необходимы как воздух. Контрразведчики работали четко и слаженно, вычисляя вражеских лазутчиков. За 1945-1946 годы ими были разоблачены 53 иностранных агента. Причем в соответствии с изменившейся международной обстановкой среди них попадались не только немцы, но и американские, английские и даже голландские шпионы. Круглосуточно все районы и уголки города патрулировались военными, которые  имели право остановить любого прохожего, проверить документы, досмотреть его вещи.

В то время в руинах Кенигсберга находилось немало складов с оружием и боеприпасами, различных инженерных и минно-взрывных заграждений. Саперы круглосуточно вели работы по разминированию, но еще долгое время город и его окрестности сотрясали взрывы мин и фугасов. Водителей автомобилей перед каждым выездом строго инструктировали: ехать только по колеям, проложенным гусеницами танков, не сворачивать ни на метр. И все же трагедии случались. Из-за неосторожности шофера подорвалась на мине машина, в кузове которой находились 24 человека, в том числе и Иван Гуня.

"Помню, как после взрыва я смотрел по сторонам, видел людей, но ничего не слышал, – все происходило как во сне", – вспоминает ветеран о полученной контузии. Вернуть слух не помогли даже опытные врачи военного госпиталя, и  младшего сержанта Гуню демобилизовали. Но возвращение домой, на Брянщину, ему пришлось отложить, как оказалось, навсегда. В разрушенном городе каждая пара рук была нелишней. Из родных мест позже он привез в Калининград супругу, здесь родились двое их сыновей и дочь.

Сорок четыре года Иван Иванович проработал на одном из заводов Калининграда и семнадцать из них возглавлял на предприятии профсоюзную организацию. Коллеги ценили его как энергичного, заботливого и предприимчивого лидера. До ухода в прошлом году на заслуженный отдых ветеран трудился вначале в стенах Калининградского высшего военного училища инженерных войск имени А. Жданова, а затем во вновь образованном пограничном институте ФСБ России. Его хозяйственному взгляду был знаком здесь каждый винтик, его умелые руки могли разобраться с любой неполадкой в сложных коммуникациях, в том числе оставшихся еще с довоенных времен.

Много поколений курсантов мужали, росли на глазах Ивана Ивановича, многих он помнит. Ветеран считает, что благодаря армии ему самому многому пришлось научиться, многое узнать. И для современной молодежи армия – школа жизни.

Несмотря на годы и пережитые жизненные невзгоды, ветеран сохранил бодрость духа, оптимизм и искреннюю любовь к людям.

© Светлана Владимирова, специально для Русского Запада

(0)

Ваше мнение Все блоги

Cannot find 'preview' template with page ''

Календарь мероприятий

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Вт 04 Июня 2019 / 01:00
Группа «Ленинград» выступит на стадионе «Калининград» в 2019 году
Об этом сообщил лидер группы Сергей Шнуров.

Опрос

Опрос
  • Какой фонтан в Калининграде для вас самый-самый?
Проголосовало 213 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты