Последние сообщения блогов

03.06.2015 11:00
   


Ангел-хранитель Эли Вайнберга

22 июня 1941 года поезд «Житомир – Киев» следовал по своему обычному маршруту.

Было раннее утро, в вагонах мирно спали люди, и даже шумная молодежь – выпускники средней общеобразовательной школы городка Коростень – под утро угомонилась. День им предстоял насыщенный: все предвкушали экскурсии по улицам Киева, водные прогулки по Днепру и еще много-много интересных событий…

…Сквозь монотонный стук колес не все услышали низкий самолетный гул. Но потом по крышам вагонов застучали пулеметные очереди, и поезд остановился. Перепуганные люди выбегали из вагонов, выносили убитых и раненых. Так для Эли Вайнберга, паренька из городка Коростень Житомирской области, началась война. По радио объявили о начале эвакуации. Зная о зверствах фашистов по отношению к евреям, Арье Элевич и Соня Берковна Вайнберги решили не мешкать: сначала семья перебралась в Сталинградскую область, а поздней осенью 1941-го – в Узбекистан, в Сталинский район Андижанской области.

Нелегко было осваиваться на новом месте, лишения, голод и непосильный труд стали постоянными спутниками переселенцев. Здесь Эля Вайнберг поступил в училище ФЗО и стал осваивать профессию каменщика, хотя всегда мечтал быть врачом. После пяти месяцев обучения выпускникам училища предстояло убыть на Урал, где эвакуированные крупные заводы СССР остро нуждались в специалистах. Но ребята бредили фронтом. К концу обучения Эля вместе с другом отправился в военкомат, но им отказали в призыве, мотивируя это наличием брони на каменщиков. На следующий день настырные парни добились приема у самого военкома. Узнав, что у них за плечами полное среднее образование, офицер предложил поучиться в Ташкентском минометно-пулеметном училище, расположенном в городе Чирчике.

младший лейтенант Э.jpg

Учеба продлилась несколько месяцев. В то время Красная Армия готовилась к контрнаступлению на курском и белгородском направлениях, фронту срочно требовались резервы, и в феврале 1943-го курсантам училища присвоили сержантские звания и в товарных вагонах направили под Воронеж.

– Я был назначен командиром пулеметного отделения пулеметной роты 2-го стрелкового батальона 924-го стрелкового полка 53-й армии Воронежского фронта, которым в то время командовал генерал-полковник Ватутин, – рассказывает Эля Арьевич. – На вооружение мы получили карабины и станковый пулемет с полным боекомплектом. В ходе контрнаступления на белгородском направлении батальон получил задачу на ведение разведки боем. Это и было его первое настоящее боевое крещение, считает Эля Арьевич.

Атака началась на рассвете. Приняв шквальный огонь на себя, батальон позволил наблюдателям засечь огневые точки противника. Немногие дошли живыми к намеченному рубежу, на котором оставшиеся в живых бойцы роты окопались под беспрестанным свистом пуль и разрывов мин, а наутро все вдруг утихло. Воцарившаяся тишина пугала больше, чем привычный шум боя. Командир роты, необстрелянный лейтенант, отправил Вайнберга для выяснения обстановки. По возвращении он доложил – все окопы рядом пустые: ночью батальон отошел в тыл. Командир решал нелегкую задачу: что делать дальше? «Приказа отступать не было, остаемся на месте!» – такими были его слова.

Э. А.jpg

В живых осталось 17 человек, из оружия – два ручных и один станковый пулемет, гранаты и винтовки. Три дня без еды, мучимые страшной жаждой, бойцы вели бой с противником. На исходе третьего дня под покровом ночи командир отправил раненых с несколькими сопровождающими в тыл. Группа добралась на место без происшествий и через связного был получен приказ на отход. Встречали бойцов как героев: никто не думал, что в том кромешном аду можно выжить. На следующий день на всеобщем построении всем вручили медали «За боевые заслуги».

Осенью 1943 года Эля Арьевич Вайнберг был представлен к ордену Красной Звезды за грамотные и умелые действия в составе подразделения в боях за Харьков. Были в его фронтовой биографии освобождение Полтавы и одна из самых трагических страниц войны – форсирование Днепра. За рекой противник создал мощную оборону, полагаясь на естественное препятствие. Дивизия, в составе которой воевал Вайнберг, получила задачу форсировать Днепр южнее Кременчуга.

– До берега метров 15–20, когда взрывной волной опрокинуло наш плот, – вспоминает ветеран.

–  Мы оказались в ледяной воде, с большим трудом вытащили на берег пулемет и боеприпасы и, прикрываясь за валунами, добежали до траншей, выбили противника и заняли оборону.

Потом были бои на кировоградском направлении. На подступах к селу Михайловка батальон попал под бомбежку. Буквально чудо спасло сержанта Вайнберга от смерти, он выскочил из окопа за секунду до того, как туда попала бомба. Это чудо мой собеседник называет своим «ангелом-хранителем», который потом еще не раз поможет Эле Арьевичу в трудные минуты жизни.

Осколки той бомбы все-таки достали сержанта-пулеметчика, и после боя он оказался в госпитале. На этом война для Эли Арьевича закончилась. После выздоровления – 147-й запасной полк 2-го Украинского фронта. Война продолжалась, но руководство страны уже задумывалось о подготовке офицерских кадров для армии послевоенного периода. Фронтовик, командир пулеметного отделения, был зачислен курсантом Термезского пулеметно-минометного училища. Однако в нем проучился недолго, спустя четыре месяца продолжил учебу в одном из старейших военных вузов страны – Ташкентском пехотном училище. Там и встретил победу. Ликовал и плакал вместе со всеми. И с тех пор для ветерана нет праздника более великого и радостного.

В 1946 году выпускник пехотного училища младший лейтенант Эля Вайнберг был направлен для прохождения службы в Азербайджанский пограничный округ.

Более 30 лет отдал ветеран-пограничник службе на границе. Еще во время учебы в Термезе Эля Арьевич встретил девушку Евгению, красавицу супругу и любовь всей жизни. Куда бы судьба ни забрасывала Вайнбергов, Евгения Арсентьевна самым волшебным образом умела навести порядок и уют за короткое время после переезда. Мудрая и тактичная, она умела ладить с людьми, любила встречать гостей. А когда гости собирались в доме за столом, Эля Арьевич удивлял всех игрой на скрипке. Этот музыкальный инструмент всегда странствовал вместе с семьей и сегодня бережно хранится в их доме. Играть на скрипке он научился еще в детстве по настоянию родителей. Она скрашивала досуг курсантов в военном училище, звучала на отдаленных пограничных заставах. Да и после, когда Вайнберг занимал высокие должности по службе, он с охотой принимал участие в концертах художественной самодеятельности со своей скрипкой или с барабанными палочками в руках.

После увольнения в запас Эля Арьевич с супругой сначала обосновался в Одессе. Но спустя годы дочери Светлана и Алла, проживающие в Калининграде, уговорили родителей на переезд. В этом самом западном городе России в квартире Вайнбергов часто раздаются междугородные телефонные звонки. Эле Арьевичу звонят его сослуживцы, для которых он в свои 90 с лишним лет был и остается эталоном настоящего пограничника, отца-командира.

По настоятельной просьбе родных и близких Эля Арьевич Вайнберг написал книгу «Моя судьба». Сам ветеран так сказал о своем творчестве:

… Подытожена моя работа
О том, как жил и как служил.
Защита Родины была моя забота,
Не зря я годы долгие прожил…»

© Светлана Владимирова, специально для Русского Запада

(0)

Ваше мнение Все блоги

Cannot find 'preview' template with page ''

Календарь мероприятий

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Вт 04 Июня 2019 / 01:00
Группа «Ленинград» выступит на стадионе «Калининград» в 2019 году
Об этом сообщил лидер группы Сергей Шнуров.

Опрос

Опрос
  • Какой фонтан в Калининграде для вас самый-самый?
Проголосовало 160 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты