Последние сообщения блогов

27.06.2015 07:00
   


Малолетняя узница «Третьего рейха»

Пенсионерка Антонина Кармолит без слез не может смотреть телевизионные передачи о Второй мировой войне, в которых мелькают кадры нацистских концентрационных лагерей: Дахау, Аушвиц – Биркенау, Освенцим, Маутхаузен… Подростком через каторжный труд, унижения и страдания она прошла два из них.

Первый день войны, 22 июня 1941 года, первоклассница Тоня хорошо запомнила. Ранним утром самолеты с крестами на крыльях бомбили железнодорожный узел, находящийся рядом с их деревней Зовкой Ленинградского (ныне Псковского) района. Досталось и им. От зажигательных бомб горели избы и сараи, в огне гибла домашняя живность.

Через две недели их село заняла немецкая часть. Солдаты и офицеры расположились в уцелевших домах, а хозяевам разрешили перебраться в дворовые постройки. Тоня с мамой и двумя бабушками жили в сарае, хотя время от времени, когда одна немецкая часть сменяла другую, им удавалось побыть в своем доме, взять что-то необходимое из уцелевшей домашней утвари или вещей.

18 февраля 1943 года с помощью полицаев каратели собрали всех жителей деревни и произвели отбор: больных и стариков загнали в амбар, а остальных под конвоем повели на железнодорожную станцию. По тем, кто пытался бежать, стреляли.

Ворота амбара с людьми, в числе которых находились две бабушки Тони, фашисты заколотили досками и бросили на крышу горящие факелы. Всех ждала мученическая смерть, однако кто-то из немцев преднамеренно оставил незаколоченной небольшую тыловую дверь, через которую всем удалось спастись.

Малолетняя узница «Третьего рейха»

Антонина Ивановна вспоминает, как ее с мамой и другими односельчанами отправили в вагонах для скота на северо-восток Польши, в город Белосток. По прибытии всех заставили пройти санитарную обработку с осмотром врачей. Каждого остригли наголо, одежду сожгли в печи крематория и выдали полосатую робу. Одновременно с ними прибыл эшелон с людьми с Белоруссии. Во время медосмотра немецкие врачи обнаружили у одной из белорусских женщин тяжелую болезнь, и всех прибывших, более 200 человек, отправили в газовые камеры. Тогда они еще не знали, что такая участь постигла и 56 тысяч евреев, проживавших в городе.

"Мы шли по деревянному плацу, а под ногами доски вибрировали от работы печей крематория, - рассказывает со слезами на глазах бывшая малолетняя узница. - Было страшно и очень хотелось домой…"

И вновь путь в четырехосных вагонах в один из многочисленных концентрационных лагерей на территории Германии, названия которого маленькая Тоня не запомнила, но в окрестностях которого заставляли работать на добыче и брикетировании торфа. Труд был тяжелый, с постоянным голодом и холодом. Утром - чай и хлеб, на обед - кормовая пареная брюква светло-желтого цвета и морковный корнеплод.

"Намерзнешься на работе за день на холодном весеннем ветру в поле, а согреться негде, - делится воспоминаниями Антонина Ивановна. - Бараки не отапливались. Многие дети тяжело заболевали и умирали. Постоянно были слышны причитания осиротевших матерей".

Малолетняя узница «Третьего рейха»

Из немецкого циркуляра 

«Взрослый остарбайтер, или узник концлагеря, продолжительность жизни которого составляет один год, приносит 1650 рейхсмарок чистой прибыли. В статью дохода, кроме собственно работ, включена также утилизация костей, волос и подкожного жира. Ребенок приносит около 1200 рейхсмарок, поскольку подкожного жира и волос имеет меньше, а на тяжелых работах живет не более полугода».

Начало сдавать и здоровье у мамы Тони. И неизвестно, как сложилась бы их дальнейшая судьба, если бы в концлагерь в 1944 году не приехал за новой рабочей силой хозяин небольшого имения, и выбор пал на них. Для узников это была своеобразная лотерея, главный приз которой – жизнь, хотя и в рабстве. Впрочем, маленькая Тоня тогда не задумывалась о страшном слове "рабство" и радовалась тому, что есть, исправно выполняя возложенные на неё обязанности. Утром кормила кур, телят и поросят, собирала яйца, пропалывала овощные грядки. Хозяйство было большое. Девочка работала семь часов в день, а её мама - десять. С ними ещё трудились итальянец, голландец, белорус и француз. Мужчины жили на скотном дворе, а у них с мамой была маленькая отдельная комната. В хозяйский дом заходить было нельзя, только во двор, как и нельзя было ходить по посёлку в обычной одежде, лишь в ненавистной лагерной полосатой робе. Все рабочие питались на кухне для животных.

С подходом союзных войск начались ожесточенные бои, продлившиеся почти месяц. Детей, немецких и русских, укрывали в печи для обжигания кирпича неработающего завода. После занятия территории американскими войсками для бывших узников после проверочных мероприятий началась долгая дорога домой. Ровно месяц с различными пересадками Тоня с мамой добирались на малую Родину. Вернулись на руины родного дома. Но большим счастьем для семьи стало возвращение с фронта вначале отца, а затем и брата, потерявшего слух от сильной контузии.

Малолетняя узница «Третьего рейха»

Послевоенные годы были не из легких. И хотя жили в деревне, хлеб на столе был изредка. Нередко из сухой питательной кормовой смеси для скота -  комбикорма - готовили лепешки с молодой крапивой. Неудивительно, что заболевшая старшая бабушка умерла от недоедания. Чуть позже трагически погиб отец. В ту пору Тоня заболела тифом. Из сорока дней болезни десять она была без сознания, между жизнью и смертью. Ещё одна беда - разрушенный фашистами дом. Его надо было восстанавливать за свои средства, но взять их было неоткуда. А если не строиться, земельный участок переходил к тем, у кого были возможности. В то время шла вербовка в Калининградскую область, где переселенцам предоставляли жилье. Это было единственным выходом. Так Антонина оказалась в Советске. Поступила в техникум по специальности "оборудование киноустановок". После его окончания направили на освоение целинных и залежных земель в Алтайский край. Ее обязанностью было прививать кинокультуру среди колхозников, работников совхозов, МТС, строительных и других организаций. За три года молодому специалисту пришлось испытать немало трудностей, а личная жизнь складывалась не так, как мечталось. В 1957 году Антонина Ивановна домой вернулась вдовой, с новорождённой дочкой.

Не один год пришлось им поскитаться по съемным квартирам. Да и работа была не из легких, постоянные разъезды. В 60-е годы кинопередвижки пользовались большой популярностью в сельской местности. Документальные и художественные фильмы показывали не только в селах, но и на полевых животноводческих станах.

Позже Антонина второй раз вышла замуж, родила сына. Свой дом новая семья обрела в Багратионовске, в котором Антонина Ивановна работала директором городской киносети до выхода на пенсию.

Малолетняя узница «Третьего рейха»

Но, даже находясь на заслуженном отдыхе, своей любви к искусству она не изменила. Долгое время хорошо пела в городском хоре, поэтому с удовольствием посещает концерты воспитанников детского дома. Охотно выступает перед ними с воспоминаниями о тех ужасах, которые пришлось пережить бывшим малолетним узникам фашизма. Удивительно, что в этой женщине одновременно сочетаются общительность и скромность. А домашним посиделкам Антонина Ивановна предпочитает рыбалку. В любую погоду берет удочку и отправляется на речку.

© Мария Чеботарёва, специально для Русского Запада 

(0)

Ваше мнение Все блоги

Cannot find 'preview' template with page ''

Календарь мероприятий

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Вт 04 Июня 2019 / 01:00
Группа «Ленинград» выступит на стадионе «Калининград» в 2019 году
Об этом сообщил лидер группы Сергей Шнуров.

Опрос

Опрос
  • Сколько чашек кофе в день вы выпиваете?
Проголосовало 18 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты