«Вы слишком много кушать! В смысле зажрались!», или где в России жить хорошо?

26.09.2014 10:00
   


 «Вы слишком много кушать! В смысле зажрались!», или где в России жить хорошо?
В прошлом номере «Русского Запада» я рассказал о том, как, прибыв в столицу Кубани – Краснодар, решил купить на местном рынке овощи (см. «Русский Запад» № 42, «Как я в Краснодаре себе ужин покупал»). 
Чтобы не повторяться, скажу, цены на овощи и фрукты, а также на свежую свинину и говядину на порядок, а порой и на два порядка выше, чем в Калининграде. Следующим городом, как и обещал, стал Адлер, где также намеревался пройтись по рынку, узнать цены на аналогичные товары и сравнить их с калининградскими. Но некоторые события, произошедшие в этом прекрасном южном городе, изменили мое решение. А дело было так. 
МЫ ЗДЕСЬ ПРОДУКТЫ НЕ ПОКУПАЕМ
 Знаменитый адлерский рынок расположился в самом центре города. Едва приблизился к центральному входу, как ощутил невероятно приятный аромат южных специй, который витал кругом в воздухе. На прилавках чего только не встретишь: свежие фрукты, овощи, разноцветная чурчхела, сушеная хурма, еще зеленые мандарины, разные сорта орехов и много-много других вкусностей. Я уже не говорю о многочисленных винных рядах… 
Но твердо памятуя, зачем я сюда пришел, стал присматриваться к овощам и фруктам. Откровенно говоря, цены на урожай, взращенный на огородных грядках адлерцев, мало чем отличались от цен на «Сенном рынке» в Краснодаре. Но и здесь, как на любом южном базаре, принято торговаться, пробовать, выбирать товар. 
– Уважаемый, что ты смотришь, а ничего не покупаешь? – с обидой спросил пожилой кавказец. – Попробуй этот персик, сладкий, как мед! Не желая обидеть пожилого человека отказом, взял протянутый плод, надкусил. Кисло-сладкий сок мгновенно заполонил полость рта, и я невольно скривился. 
– Немножко не совсем спелый, – тут же встал на защиту персика продавец. – Денек-другой полежит, совсем сладким станет. 
Поблагодарив уважаемого старика, двинулся дальше. Меня интересовали помидоры, огурцы, болгарский перец, лук, картофель. Из фруктов приценивался только к яблокам. В мясном павильоне, где преобладала баранина, изучал ценники свинины и говядины. Именно здесь и произошла встреча с абхазцем по имени Джамал. 
– Что ты все записываешь? – спросил он, останавливаясь возле меня. 
– Хочу сравнить цены в Калининграде, Краснодаре и в Адлере, – честно признался я. – Интересно узнать, кто платит за овощи и мясо больше. 
– Это будет неправильное сравнение, – категорично заявил Джамал. Заметив в моих глазах вопрос, продолжил. – Мы здесь продукты не покупаем. Это для туристов. Для себя адлерцы продукты в Абхазии приобретают. 
Вот так дела, мысленно воскликнул я! Калининградцы за продуктами ездят в Польшу, а жители Адлера – в Абхазию. И тут же поинтересовался, как мне попасть за границу? 
– Очень просто, – усмехнулся Джамал. – Я завтра еду в Гагры, могу с собой захватить. Только паспорт не забудь. 
– Заграничный? – уточнил я. 
– Зачем заграничный. Обычный российский. А если паспорта нет, возьми водительское удостоверение, думаю, и его будет достаточно. Договорившись о времени и месте встречи, отправился в гостиницу готовиться к заграничной поездке. 
ГРАНИЦА 
Минивэн под управлением Джамала несколько минут петлял по узеньким адлеровским улочкам, а затем неожиданно выскочил на небольшую площадь. 
– Граница, – указал он рукой через лобовое стекло. Я с недоумением смотрел на мост через реку Псоу, разделяющую Россию с Абхазией, на шлагбаум в начале моста и скучающих стражей границы – пограничников и таможенников. Ни очереди машин, ни толпящихся людей не было. Минивэн остановился перед шлагбаумом. Я приготовил паспорт, но… 
– Привет, Джамал, – поздоровался с водителем старший лейтенант-пограничник. – Кто это с тобой? – Это журналист из Калининграда, хочет Абхазию посмотреть. 
– О, Калининград! – воскликнул офицер. – Я там учился в пограничном институте. Как там сейчас? Польша и Литва не беспокоят? 
– Все в пределах допустимого, – не стал пускаться я в долгие россказни и протянул паспорт. 
– Проезжайте, – махнул рукой пограничник, даже не посмотрев документ. На абхазской границе ситуация выглядела еще проще. Правда, паспорт у меня и у водителя пограничник взял, но раскрывать их не стал. Тут же вернул и махнул рукой, – проезжайте. 
– И это называется граница? – не удержался я от вопроса, когда мы уже ехали по Абхазии. – К сожалению, пока еще существует, – ответил Джамал, видимо, не поняв смысла моего вопроса. – Хотя еще год назад ее должны были убрать. Но в Абхазии сменился президент, и что-то там, – показал он указательным пальцем в крышу кабины, – не срослось. 
О МОРЕ В ГАГРАХ…
 Под звуки нескончаемых песен, лившихся из приемника, мы мчались по горному серпантину. И хотя песни исполнялись в большинстве на русском языке, разобрать слова удавалось с трудом. Мешал характерный кавказский акцент исполнителей. Но слова о том, что «на кинжалах дотанцуем босяком» разобрать сумел… 
Что сразу бросилось в глаза, так это надписи на плакатах и на магазинах, на табличках домов и указателях: все они были на русском языке. Вспомнилось, что даже в братской Белоруссии название улиц и площадей сделаны на двух языках – белорусском и русском. Джамал завернул на заправочную станцию. Именно так в Абхазии по-прежнему называются АЗС. Записываю в блокнот цены на бензин: АИ-92–33 рубля; АИ-95–35 рублей; ДТ – 34 российских карбованца. Вот вам и первое сравнение по ценам. И, заметьте, здесь все продается и покупается за рубли. Напротив заправочной станции увидел гостиницу. Цитирую надпись на въезде во двор: «Суперлюкс – 2 тыс. руб. в сутки. Трехразовое питание». Сравните с гостиничными ценами в Калининграде… 
Проехав еще несколько километров, останавливаемся на въезде в Гагры. Интересуюсь причиной остановки. – У меня такая традиция, – пояснил Джамал, – всегда здесь останавливаюсь и купаюсь в море. – Заметив недовольство на моем лице, успокоил: – Не переживай, это займет не более 10 минут. Томиться в ожидании, когда у водителя закончатся водные процедуры, я не стал. Когда еще судьба предоставит возможность окунуться в прозрачной, словно слеза, морской воде? 
ЗДЕСЬ ТОРГ УМЕСТЕН 
О том, что мы подъезжаем к рынку в Гаграх, догадался сразу. Огромное количество припаркованных где придется машин, толпы людей вокруг и специфический запах – верная примета подступов к базару. Джамал вызвался меня сопровождать. 
– Ты, главное, не стесняйся торговаться. Здесь так принято, – напутствовал он меня, когда мы проталкивались сквозь плотные ряды покупателей. – И в лицо смотри, если лица не увидишь, торговаться бесполезно. 
– Как это? 
– Вот смотри, – показал он на один из торговых развалов. – Видишь, продавец задом стоит к покупателям, эта ни рубля не уступит, потому что не свое продает. Добросовестно переписав цены на интересующую меня группу товаров и прикупив кое-что в качестве подарков, направился к выходу. – Все равно твои цены неправильные, – вдруг озадачил меня Джамал. 
– Почему? 
– Во-первых, ты торговаться не умеешь, а во-вторых, мы на рынке продукты не покупаем. – Ты же мне сам вчера говорил… – Я говорил, что в Абхазии покупаем, но не говорил, что на рынке. – Усмехнувшись, пояснил. – Нужно ехать к фермеру. У него и товар самый свежий, и цены самые низкие, и кусок мяса отрубит именно тот, который тебе нравится. Ездить по горным селениям и узнавать цены у местных фермеров уже не было времени. Поэтому, купив горячих абхазских лепешек, тронулись в обратный путь. У меня появилась реальная возможность свести в единую таблицу цены четырех городов: Калининграда, Краснодара, Адлера и абхазского города Гагры. 
В ПОЛЬШЕ ВСЕ РАВНО ДЕШЕВЛЕ 
Вернувшись в Адлер, где в эти дни проходил XIII Международный инвестиционный форум, поведал о разнице в ценах на продукты губернатору области Николаю Цуканову. 
– Хорошее сравнение, только калининградцы этого не оценят, – резюмировал глава региона. – В Польше все равно продукты дешевле, и сравнение происходит и будет происходить с нашими соседями, а не с российскими регионами. Такова психология человека… 
Я не стал спорить. Наверное, губернатор в чем-то прав. Но, почему-то после разговора с ним вспомнился сюжет из кинокомедии «Ширли-мырли» режиссера Владимира Меньшова. Помните, там один из героев произносит такую фразу: «По-моему, вы слишком много кушать! В смысле зажрались!». Калининградцы, не кажется ли вам, что этот посыл в полной мере относится ко всем тем, кто говорит, что в Янтарном крае цены на продукты самые высокие. 
таблица.jpg
© Михаил Кучерявенко, специально для Русского Запада
(0)
Опрос
  • Какой фонтан в Калининграде для вас самый-самый?
Проголосовало 232 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты