Вор должен сидеть в тюрьме!

30.03.2015 11:00
   


Вор должен сидеть в тюрьме!

И неважно, какие у него заслуги и должность, – таково главное обоснование выбора россиян.

Согласно социологическим исследованиям, доверие россиян к судебной системе не является высоким, едва переваливая за 50%. Чтобы попытаться разобраться в этом, наиболее полезным будет рассмотрение судебных процессов, которые привлекали к себе максимальное общественное внимание.

Один из примеров – «Оборонсервис». От его деятельности государство понесло многомиллионные убытки. Однако дело о халатности в отношении бывшего министра Анатолия Сердюкова прекратили, амнистировали, а сам он перед этим вернулся к жене, то есть встал на путь исправления. Как объяснил несознательным гражданам глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, деятельность Сердюкова тщательно проверяли в рамках масштабного расследования коррупции в оборонном ведомстве. Но под сомнительными документами удалось найти лишь одну подпись министра. И потому, считает глава СК, ответственность за преступные с точки зрения следствия сделки в основном должна понести чиновница Минобороны Евгения Васильева. Процесс в отношении последней весь 2014 год тянулся в Пресненском суде Москвы и продолжится в 2015‑м. В свободное от суда время находящаяся под домашним арестом женщина по-прежнему рисует картины, устраивает выставки, пишет стихи и даже снимает музыкальные клипы.

Для понимания всего того, о чем шла речь выше, необходимо проанализировать не только судебные процессы современной России, но и процессы Советского Союза, ведь формирование принципов правосудия – процесс длительный, и невзирая на то, что законы можно быстро переписать, практические принципы осуществления правосудия останутся теми же. Обратимся к материалам судебной практики о хищении социалистической собственности в Калининградской области в 60–70‑х годах прошедшего столетия.

В те годы суды области при рассмотрении дел по хищению социалистической собственности часто использовали способ выездных заседаний, чтобы примером пресечь подобные преступления. Так, выездная сессия народного суда Краснознаменского района рассмотрела в поселке Победино уголовное дело преступной группы, занимавшейся кражей колхозного хлеба. К тому же подобные выездные заседания способствовали повышению дисциплинированности администрации предприятий и организаций. В частности, при рассмотрении дела Московским районным народным судом по обвинению гражданина А. было установлено, что в ремонтно-механическом цехе бондарно-тарного завода трудовая дисциплина находилась на низком уровне, в цехе случались мелкие кражи вещей рабочих, но ни администрация, ни цеховой комитет профсоюза мер к устранению подобных явлений не принимали. Народным судом было вынесено частное определение и доведено до сведения администрации завода о слабой воспитательной работе в ремонтно-механическом цехе.

Суды старались выявить причины и условия, способствующие преступлениям, связанным с хищением личной и государственной собственности. Так, при обобщении 39 уголовных дел о кражах, хищениях, растратах и недостачах в колхозах и совхозах на 61 человека за первое полугодие 1965 года указывалось, что 58 человек совершили хищения в пьяном виде. Также одной из причин преступлений был плохой подбор кадров. В частности, 14 октября 1964 года в колхозе «Красное знамя» гражданин В. был принят на должность бухгалтера. В прошлом он пять раз был судим и приговорен к различным срокам лишения свободы. Имея у себя незаконные чеки с печатью и подписью председателя колхоза, 9 декабря 1964 года гражданин В. в госбанке получил 2480 рублей, присвоил их и в этот же день выехал в Москву.

В 60‑х годах в ряде случаев народные суды применяли наказание, связанное с краткосрочным лишением свободы в отношении лиц, совершивших впервые менее опасные преступления, когда их исправление могло быть достигнуто без изоляции от общества. Так, приговором Правдинского районного народного суда от 10 февраля 1965 года гражданин С. 1934 г.  р. осужден по ст. 154 ч. 1 УК РСФСР на один год лишения свободы. В магазине райпо Правдинского района он скупил 200 листов волнистого шифера по цене 55 копеек за лист, а затем на автомашине, принадлежащей совхозу «Железнодорожный», представленной ему для перевозки семьи, отвез в Гродненскую область и перепродал его по спекулятивной цене гражданину Ч., получив нетрудового дохода 190 рублей. Гражданин С. ранее к уголовной ответственности не привлекался и имел четырех малолетних детей в возрасте от двух до десяти лет.

В 70‑е годы карательная политика судов ужесточается. Такой поворот в политике судов связан не только с тем, что преступления, связанные с кражей личной и социалистической собственности, представляли реальную угрозу основам общественного и государственного устройства, но и с масштабами этих преступлений. В начале 70‑х годов общественное внимание было приковано к громкому процессу группы расхитителей из Калининградского горплодоовощторга. По делу проходило 36 подсудимых, в числе которых были директор торга, его заместитель, старший бухгалтер, старший товаровед и другие лица. Масштабы деятельности преступников поражали обычных обывателей. За два года, с 1968-го по 1970 год, было расхищено самыми разнообразными способами 60 тысяч рублей.

Или судебный процесс по поводу взяток в жилищно-строительных кооперативах «Волна» и «Дружба», в который было вовлечено более ста человек в качестве обвиняемых. В прессе указывалось: «За годы преступной деятельности одна У. (старший бухгалтер) получила взяток свыше чем на 6 тысяч рублей. Матерая взяточница сумела создать своеобразный концерн взяточников с филиалами и посредниками».

Между тем были и дела, которые с точки зрения официальных властей хоть и подрывали основы существующего социалистического строя, все же по соотношению вины и меры наказания вызывают некоторое недоумение. Народным судом Гурьевского района была приговорена к двум годам с конфискацией скота – двух коров и трех телок – учительница Храбровской средней школы гражданка И. «за систематическое скармливание скоту хлебных продуктов».

В то же время одной из главных причин преступлений против социалистической собственности был недостаточный контроль со стороны соответствующих органов. В 1975 году из уголовного дела в отношении гражданки Е., осужденной по ч. 3 ст. 92 и ч. 1 ст. 170 УК РСФСР, видно, что она, работая начальником отдела связи, на протяжении четырех лет занималась хищением денег. Это не было своевременно выявлено ревизиями, хотя, как показала гражданка Е., ревизоры обращали внимание на то, что часть росписей получателей денег в документах подделана.

По делу гражданки С., осужденной Правдинским районным судом, следовало, что правлению потребительского общества стало известно, что у нее в магазине образовалась в связи с присвоением и раздачей материальных денег в долг недостача товарно-материальных ценностей в сумме 318 рублей 99 копеек. Несмотря на это, гражданка С. была оставлена на работе, и через три месяца после начала ее работы в магазине установили недостачу, образовавшуюся по вине С. уже в сумме 1075 рублей 11 копеек.

Необходимо отметить, что основным методом борьбы в борьбе с хищениями личной и социалистической собственности была карательная политика, которая усиливалась в рассматриваемый период в сторону применения жестоких мер.

В 1972 году за все виды хищений в Калининградской области было осуждено 575 человек, или на 53 (10,1%) больше, чем в 1971 году, в том числе 397 человек (60%) - к лишению свободы. Если в 1968-м на перевоспитание в коллективы было передано 30,4% лиц, совершивших такие преступления, то в 1972 году - 19,4%.

© Александр Соколов, специально для Русского Запада

(0)
Опрос
  • Какой фонтан в Калининграде для вас самый-самый?
Проголосовало 160 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты