Обреченные на выживание

22.04.2015 12:00
   


Обреченные на выживание

В муниципалитетах Калининградской области отмечается резкий спад деловой активности в сфере предпринимательства. Под влиянием санкций, слабого рубля, роста ставок и ряда других негативных факторов представители самого незащищенного сектора экономики все чаще сворачивают свою деятельность или уходят в тень, считая неэффективными антикризисные меры, предлагаемые правительством и Госдумой.

По мнению председателя Союза предпринимателей Балтийска Ольги Басиной, нередко вместо реальной поддержки и стимулирования экономики законотворческие инициативы предусматривают для малого бизнеса дополнительную нагрузку, которая становится непосильным бременем.

– Работа на себя сегодня теряет всякую привлекательность. Статистика по сворачиванию малого бизнеса удручает. В самом западном районе тоже сокращается предпринимательская среда?

– Как и во всех муниципалитетах. Для многих балтийцев ИП в условиях отсутствия в городе рабочих мест – это средство выживания, облеченное в форму самозанятости. Частный сектор в структуре малого бизнеса занимает примерно треть. В основном – в сфере торговли, общественного питания, бытового обслуживания населения. Но кризис увеличил в разы все предпринимательские риски. И деловая активность во всех видах деятельности резко пошла на снижение. Если добавить непомерное налогообложение, большие пенсионные отчисления и еженедельно меняющееся законодательство, то вопрос о привлекательности вообще не стоит. Оптимистические ожидания микробизнеса еще в прошлом году растворились под влиянием неопределенности в экономике, действий санкций, продуктового эмбарго и ослабления рубля. Только за последние дни в Балтийске официально закрылись восемь ИП, половина из них – с долгами. Еще шесть человек значительно сжали свой бизнес. А с начала года многие просто ушли в тень.

– На федеральном уровне заявляют, что для малого бизнеса предусмотрены антикризисные преференции, в частности налоговые каникулы.

– Предприниматели слабо верят обещаниям правительства. Не раз обжигались. Если в верхних эшелонах власти думают, что как-то облегчат жизнь предпринимателей налоговые каникулы, то они ошибаются. С одной стороны – правительство заявляет о различных послаблениях для малого бизнеса, с другой – налоговые каникулы собираются предоставлять не по всем видам деятельности. Я предполагаю, что все наши беды и появляются из-за того, что у нас в Госдуме и правительстве сидят люди, абсолютно оторванные от реальности и далекие от народа. Они принимают законы, не представляя, чем их инициативы отзовутся для микробизнеса и зачем вообще они их принимают. Можно же обратиться к опыту других стран с успешными моделями развития предпринимательства: низкими процентными ставками по кредитам, простой и прозрачной системой отчетности. Но нет. У нас все наоборот. Вместо принятия адекватных стимулирующих мер государство за счет самого незащищенного класса – мелкого бизнеса – решает проблемы дефицита бюджета и Пенсионного фонда.

– Каким образом?

– Правительство долгие годы не может решить задачу оптимизации расходов Пенсионного фонда. Финансовая дыра в бюджете ПФР ежегодно требует триллионных денежных вливаний. Вот и нашли козлов отпущения – индивидуальных предпринимателей. До конца 2014 года каждый предприниматель должен был заплатить за себя фиксированные взносы в Пенсионный фонд и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования: 17328,48 рубля и 3399,05 рубля соответственно. Эти суммы платились независимо от результатов деятельности. То есть невзирая на то, были ли у них вообще какие-то доходы. Кроме того, предпринимателям, которые заработали за год более 300 тыс. рублей, до конца марта 2015 года пришлось сделать в ПФР еще один платеж, равный 1% от общего объема доходов за год за минусом 300 тыс. рублей. Причем предпринимательские расходы в этом случае просто не учитывались. Хотя их тоже немало. На десяток миллионов рублей дохода может приходиться почти столько же расходов. Однако даже в налоговую мы платим из расчета доходы минус расходы. Так что для малого бизнеса дополнительный платеж в ПФР – тяжелое бремя. Тем более что мы все налоги и сборы за прошлый год, включая пенсионные отчисления, платим в одно и то же время. Из-за пенсионного оброка в предпринимательской среде как в Балтийске, так и в области, в России ситуация сейчас катастрофическая. Доживет ли предприниматель до пенсии в таком режиме – это еще вопрос. Многие оказались на грани банкротства, так как фактически не смогли заработать столько, сколько надо было заплатить.

– Помимо налоговых преференций малому бизнесу пообещали еще и льготное кредитование. Ставки действительно снизились?

– На самом деле кредит предпринимателям чаще всего просто не удается взять. Банки не особо стремятся кредитовать малый бизнес, так как сильно выросли риски невозврата кредитов. Публично многие заявляют, что они готовы помогать малому бизнесу. Сбербанк, к примеру, предлагает на развитие беззалоговый кредит «Доверие» на срок до трех лет по ставке от 22% до 3 млн рублей. Под обеспечение – ставки могут быть снижены на 3-4%. Стандартные условия кредита на пополнение оборотных средств – ставка от 19,21%, сумма от 150 тыс. рублей, сроком до 48 месяцев. У ВТБ24 на сайте заявлен кредит «Коммерсант» с процентными ставками от 21,99% (с обеспечением) и от 24,99% (без обеспечения) на срок до трех лет в размере до 4 млн рублей. Но у большинства банков в реальности ни готовых кредитных продуктов с пониженными ставками, ни желания помогать предпринимателям нет. Они просто не дают деньги. Я слышала от предпринимателей очень много жалоб. Причем и на самые крупные банки, которые себя позиционируют как компании с государственным участием. Неработающая схема кредитования на сегодняшний день такова. Предприниматель приходит в банк, его обнадеживают, он тратит много времени на сбор огромного пакета документов. Но когда возвращается в банк со всеми бумагами, то получает отказ. В лучшем случае ему могут предложить кредит с высокой ставкой на очень короткий срок. А как тогда развивать бизнес тем же фермерам?

– То есть в период кризиса перспективы калининградского предпринимательства совсем безрадостные?

– Кризис – это в первую очередь снижение покупательной способности населения, снижение потребления, снижение реализации и, как следствие, снижение доходности на фоне возросших расходов. В результате ослабления курса рубля в 2014 году калининградскому мелкому бизнесу, как, впрочем, среднему и крупному, для оборота теперь требуется в полтора-два раза больше денег. Санкции, продуктовое эмбарго и валютные скачки еще встанут нам в такие три копейки, что неизвестно, останется ли вообще микробизнес в нашем эксклаве.

Калининградская область – депрессивный регион, зависимый от импорта. Мы находимся за границами других государств, существуем на ввозном сырье и мало что производим сами. Очень много зависит от того, какую антикризисную помощь окажет федеральное правительство для Янтарного края. К сожалению, по сравнению с другими регионами к самому западному эксклаву в Москве относятся не как к любимому ребенку, а как к пасынку. Хотя вроде бы понимают все сложности, с которыми нам приходится сталкиваться в силу геополитического положения. Но реально помогают редко.

А как же импортозамещение на местном уровне? Чиновники только и говорят, что благодаря санкциям сельское хозяйство в регионе, наконец-то, поднимется с колен.

– Реальность, к сожалению, далека от столь оптимистических прогнозов. Сельскохозяйственной продукции местного производства в настоящее время не хватает, чтобы обеспечить всю область. Поэтому в магазинах у нас продаются импортные фрукты и овощи, которые стоят теперь дорого из-за дальности транспортировки. И я прекрасно понимаю сетевиков, которые накручивают цены. Товар нередко уже приходит в неликвидном виде. Те же огурцы и помидоры – это продукты скоропортящиеся. Испорченная продукция подлежит списанию. А это убытки. Кто же будет в ущерб себе торговать?

Но существуют же механизмы поддержки малого бизнеса.

– Все формы поддержки регулируются государством. В субъектах РФ созданы региональные фонды, которые взяли на себя обязательства государства по реализации программ поддержки малого бизнеса путем возмещения определенных расходов. Эти программы рассчитаны на год. Казалось бы, хорошее дело. Но программы в регион обычно приходят чуть ли не в сентябре. Реализовать их надо до конца года в короткие сроки – в течение трех-четырех месяцев. Еще один минус – обратиться в фонд за помощью могут далеко не все представители малого бизнеса. Изначально перечень видов деятельности очень большой, но в регион он спускается в урезанном виде. Поэтому не каждый предприниматель соответствует условиям, определенным программами поддержки.

Выходит, этот механизм полноценно не работает?

– Работает, но слабо. Если бы финансирование начиналось хотя бы в марте, а не осенью, то помощь государства на региональном уровне оказалась бы более действенной. Ранее был достаточно большой вал тех, кто получал существенную помощь на первоначальном этапе деятельности. Благодаря мерам поддержки возмещались расходы на основные средства, энергоносители и другие затраты. Но часто бывало, что у людей, получивших возмещение, дальше года бизнес не пошел. И деньги, по сути, пропадали. К сожалению, государство почему-то считает, что поддерживать надо только начинающих предпринимателей. Хотя те, кто уже проработал год-два, не менее нуждаются в помощи, чтобы выстоять и не загнуться. Сейчас, например, закрываются предприниматели, которые отдали своему бизнесу много лет.

  Или уходят в тень?

– Все заигрывания государства с малым бизнесом до добра не доводят. Молот государственной машины запросто может раздавить предпринимательство. Любые дополнительные нагрузки загоняют в угол, и предприниматель, соответственно, вынужден предпринимать определенные действия, чтобы выжить.

У вас есть свой рецепт выживания?

– Такой панацеи еще никто не придумал. Хотя, по моему опыту, выживать в тяжелые времена легче семейному бизнесу. Где занимается общим делом семья, деньги впустую не уходят. Семейный бизнес более мобилен, потому что люди ответственнее и креативнее к нему относятся. Мы без сожаления урезаем свои расходы, от чего-то отказываемся ради единой цели.

Очень важна поддержка родных людей. Также, говорят, иногда шаг вперед является результатом пинка в зад. Может, и сейчас нужно пересидеть, заморозиться на какой-то период. У меня немало знакомых, которые в трудные годы ужимали бизнес до минимума и устраивались на работу. А когда наступало более благоприятное время, они восстанавливали свое дело.

Важно сохранять психологическую устойчивость, так как в состоянии стресса люди склонны принимать неправильные решения. На все сто работает и такой закон жизни: если это дверь твоя, то она откроется легко, если не твоя, то, хоть лоб расшиби, за ней ничего хорошего не будет. Надо просто немного подождать, успокоиться и подумать, как выжить. Господь вразумит и обязательно даст знать. А в условиях истерии можно ничего не понять и не услышать.

© Полина Вереск, специально для Русского Запада

(0)
Опрос
  • Покупаете ли вы подержанную (секонд-хенд) одежду?
Проголосовало 7 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты