Андрей Мерзликин: «Развлекательное кино выдавило возможность находиться в конкурентной среде семейным фильмам»

09.07.2015 13:00
   


Андрей Мерзликин: «Развлекательное кино выдавило возможность находиться в конкурентной среде семейным фильмам»

Популярный российский актер прибыл в Калининград для участия в фестивале семейного и детского кино «В кругу семьи». О том, почему он долго не соглашался сниматься в фильме «Зеленая карета», о критериях воспитания детей и о фильмах, внушающих надежду, Андрей Мерзликин рассказал Русскому Западу.

- Андрей, скажите, берете ли вы кого-то из детей с собой на съемки?

- Да, брал старшего, Федора. Обязательно пытаюсь привлечь его к процессу, который он должен понимать, осознавать. Причем он не просто присутствует на съемках, мы непременно находим ему какое-то дело, в котором он участвует и оказывает свою посильную помощь. Будь то выложить панораму для камеры, собрать что-то, либо помогает художникам. Федор готов к любой работе.

- А на съемках фильма «Единичка» Федор помогал вам?

- Нет, на «Единичку» мы не брали его, так как съемочный процесс совпал со школьным – это был тот самый осенний период, когда дети должны сидеть за партой. Конечно, у меня было огромное желание привлечь Федора к процессу, чтобы он посмотрел, как происходит реставрация исторических событий, особенно связанных с Великой Отечественной войной. Не получилось. Что ж, значит, возьму его в следующий раз.

filmz.ru_b_208722.jpg

Кадр из фильма "Единичка", 2015

- Вы привезли на фестиваль «В кругу семьи» в Калининград фильм «Зеленая карета». Почему вы взяли именно его?

- Фильм «Зеленая карета» целиком и полностью подходит под тематику фестиваля. Он про отношения отца и сына, про драму этих взаимоотношений, которые проявляются в том, что у отца оказалась гигантская пропасть в понимании того, насколько сильно он жертвует своим желанием участвовать в семейных проблемах и сублимирует их в том творчестве, которым он занимается.

Я играю известного режиссера, российского, которого зрители застают в минуты триумфа, и именно в этот момент наступает основная драма – гибель его сына. Режиссер пытается понять, почему так произошло, и сталкивается с неудобной для себя правдой. Эта правда его отрезвляет. Это та самая правда, вокруг которой мы пытаемся поднять в этих фестивальных тематиках взаимоотношения отцов, матерей и их детей, вопросы семьи.

- Здесь наверняка имеет место и вопрос выбора?

- Конечно. Дело в том, что мой герой мог заниматься любой профессией. Мы взяли близкую нам тематику, чтобы была близкая нам фактура, жизнь, про которую мы можем что-то рассказать в силу того, что мы ей живем. Но это также мог быть любой человек на этом месте, и я уверен, что у него точно такие же вопросы, такой же диапазон правды.

Скажу по правде, изначально я отказался играть в этом фильме. Через год мне предложили второй раз, и я опять отказался, и только на третий год я принял предложение. К тому моменту сменилось несколько режиссеров, и только продюсер картины Ренат Давлетьяров сумел меня убедить, что фильм не повергнет меня в какую-то тотальную внутреннюю рефлексию, что я спроецирую драму героя на свою личную жизнь. Но опасность была. Я не очень хотел надевать пальто этого человека, пальто этой роли, далеко не самое приятное. Снявшись в этом фильме, могу сказать, что для меня это была очень полезная роль, полезный опыт, и я рад, что я это сделал, и опыт моего героя станет моим личным опытом.

- Название фильма «Зеленая карета» перекликается с песней Александра Суханова. Почему?

- Песня Суханова «Зеленая карета» является основным и главным лейтмотивом нашего фильма. Это наше основное достояние, потому что мы смогли достать эти права, что, к сожалению, очень непросто. Песня украшает наш фильм, и это большая радость. Поэтому фильм и называетcя «Зеленая карета».

- А своим детям вы поете «Зеленую карету»?

- Да, конечно, она - как колыбельная на ночь. Но не в силу того, что я снимался в этом фильме, песня действительно колыбельная и подходит для того, чтобы петь ее на ночь.

- Вы сами ее поете?

- Нет, супруга. Папа детей благословляет на ночь, а мама укладывает.

- Андрей, скажите, какие сегодня должны быть фильмы для детей, чему они должны их учить?

- Они должны быть современными, должны понимать и чувствовать проблематику именно современных детей. Можно сказать, что основная борьба идет не дома, а с тем информационным полем, которое обрушилось на наших детей, то есть я говорю про вас, журналистов, – то, что вы пишете, является основным нашим конкурентом.

- А в противовес нам тогда что может быть?

- Только пример мамы и папы, то, что мы говорим и как ведем себя дома, не врем ли, не лицемерим, не расходятся ли наши слова с нашими делами, – это основной критерий воспитания.

- Назовите еще какие-то ваши критерии воспитания детей?

- Искренность, доверие, разговаривать с детьми как со взрослыми и степень ответственности такая же, как к себе, так и к ним.

- Андрей, а можете сказать, что вы - отличный папа?

- Конечно, могу, как и папа с проблемами. Я же учусь, я - молодой отец (улыбается - прим. РЗ). Вот когда буду дедушкой, буду уже опытный папа. Тогда, возможно, я уже буду и хвастаться чем-то.

- Насколько кино способно повлиять на детей?

- Кино способно повлиять ровно настолько, насколько оно популярно. Если круг зрителей ограничивается моей семьей, допустим, то только на них он и произведет впечатление, а если фильм достиг более широкого зрителя, то он и повлияет на более широкое пространство.

Грубо говоря, популярность фильма и делает его более масштабным. К сожалению, есть такие фильмы, которые не могут пробиться к широкому зрителю просто потому, что они находятся вне конкурентной среды.

В силу того, что развлекательное кино выдавило возможность находиться в конкурентной среде семейным фильмам, фильмам для более взрослого поколения. Тут еще стоит заметить, что старшее поколение почти не ходит в кино, на них нельзя рассчитывать, они смотрят фильмы дома, в лучшем случае они купили DVD-диск, в худшем случае смотрят по интернету, нередко в плохом качестве. Я говорю об этом без осуждения, просто констатация фактов.

Поэтому любая работа над фильмом, который мог бы принести пользу, сталкивается с такой проблемой, что этот фильм должен быть снят на спонсорские деньги, которых ни у кого нет в силу того, что время встало по-настоящему на бизнес-рельсы, когда каждую копейку нужно возвращать. Как и все, кино также находится в общих условиях. Ну или скажем так: либо это государственная программа, но она тоже убыточная, государство тоже помимо спонсорства старается, чтобы это было какое-то конкурентоспособное кино, и воспитывать в жестких рамках молодых режиссеров, драматургов, актеров, чтобы они понимали, что находятся в здоровой конкурентной атмосфере.

1458_1.jpg

Кадр из фильма "Зеленая карета", 2015

- Может быть, тогда через боевики, action, можно чему-то тоже научить подрастающее поколение?

- Можно, конечно, можно. Главное, что в этих боевиках говорит главный герой, как он поступает, что он делает.

Это не всегда абсолютное зло, а российские боевики абсолютно точно никогда не зло (улыбается - прим. РЗ). Я не наблюдал, чтобы какие какие-то наши фильмы боролись с нашими детьми. Скорее, так называемые арт-хаусные фильмы, которые показывают черноту наших дней, вскрывают некую правду о нас с вами.

Претензии, скорее, к ним и пожелание, чтобы в конце фильма они вселяли хоть малую долю надежды, а не просто открывали глаза на наше собственное ничтожество, а давали нам шанс: «Ребята, сделайте вот так, и у вас будет шанс на возрождение, и вы, как птица Феникс, восстанете». Не хватает некоего мосточка, который мог бы кинуть художник. Ну а пока мы живем, скажем так, на первом уровне, как в компьютерной игре, когда мы только открываем глаза, обличаем, ставим диагноз.

Я уверен, что мы уже стоим на пороге следующего уровня, а некоторые режиссеры уже заглянули в этот следующий уровень, когда появляется тот художник, который, по сути, делает то же самое, но с такой легкостью. Ты смотришь и думаешь: «Да, мы такие», - но у тебя нет ощущения безысходности.

- Какой-нибудь из последних фильмов вселил в вас эту надежду?

- Один из таких фильмов я видел на фестивале Кинотавр – фильм Анны Меликян «Про любовь». Невероятные ощущения.

Режиссер сказал ровно о том же, о чем говорят и все громкие, скандальные фильмы последних лет, об этих же проблемах, но с таким обаянием, что я сразу сказал: «Да, я такой, да, мне неудобно, но я готов это признать». Раз вы говорите в такой форме, которая меня не убивает, не загоняет в угол, не заставляет защищаться, наводит на мысль, что нужно подумать о себе, что менять нужно себя в первую очередь, а не искать причину во вне. Тем более не стоит искать причину в таком далеком извне под названием наш, скажем так, руководитель. Уж точно не там нужно ковыряться.

Вообще, Кинотавр этого года меня приятно удивил. Мы, я имею в виду те люди, которые относятся к миру кино, немного устали и хотим не то чтобы посмеяться, стать более позитивными, повернуться лицом к возрождению. Хватит уже самих себя пороть, заниматься самобичеванием (улыбается актер - прим. РЗ).


Справка

Фильм «Единичка» вышел в прокат в июне 2015 года. Бюджет фильма составил 80 млн руб. Действие картины разворачивается в августе 1944 года. Советские войска продолжают наступление в Восточной Польше. Подразделение старшего лейтенанта Егорова получает задание — удержать мост, через который планируется переправа частей Советской Армии. Прибыв на позицию, бойцы обнаруживают разрушенный монастырь, а в нем — группу глухих сирот с воспитательницей Евой.

Утратив веру, она нашла смысл жизни в спасении немощных и беззащитных детей. Лейтенант Егоров оказывается перед сложным выбором — выполняя приказ командования, он будет вынужден поставить под угрозу жизнь маленьких поляков. Артиллеристы изо всех сил стараются не допустить смерти детей…

Сценарий картины был написал по повести писателя-фронтовика Александра Николаева «Мы все, не считая детей».

© Информационное агентство Русский Запад

© Фото: kino.ru, onlain.ws

(0)
Опрос
  • Как часто вы употребляете спиртное (пиво, вино, водка и т.п.)?
Проголосовало 729 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты