Рюдигер фон Фрич: «Я надеюсь, что через три года здесь выступит немецкая сборная, что повысит интерес к Калининграду в Германии»

30.09.2015 18:00
   


Рюдигер фон Фрич: «Я надеюсь, что через три года здесь выступит немецкая сборная, что повысит интерес к Калининграду в Германии»
Рюдигер фон Фрич

25 сентября 2015 года, находясь с официальным визитом в Калининградской области Российской Федерации, чрезвычайный и полномочный посол Федеративной Республики Германия в Российской Федерации Рюдигер фон Фрич встретился с калининградскими журналистами.

В беседе, которую «Русский Запад» приводит с сокращениями, участвовали ИА «Русский Запад», «Комсомольская правда в Калининграде», ИА REGNUM.

Вступительное слово Рюдигера фон Фрича: «Посещая регионы, прежде всего видишь, и здесь у меня такое же впечатление, что в регионах очень много самостоятельного развития, и прежде всего мне это тут тоже бросилось в глаза, здесь есть большой интерес и потенциал для сотрудничества.
В настоящий момент, как известно, в отношениях между Россией и так называемыми западными странами, – я не говорю «европейскими», Россия для меня всегда часть Европы, – есть некоторые трудности. И как раз по этой причине важно, чтобы мы использовали те многочисленные мосты, которые мы вместе возвели за последние 20 и частично и более лет. И таких мостов, к счастью, много: в культурной и научной сферах, прежде всего в экономике, а также в сотрудничестве в сфере гражданского общества.

Назову в этой связи только пару чисел. У нас 880 вузов-партнёров. В России работает более шести тысяч предприятий, находящихся в немецкой собственности или с участием немецкого капитала, мы инвестировали 20 миллиардов евро, в настоящий момент 15 тысяч молодых россиян проходят обучение в Германии, это очень интенсивные и широкие связи.

Есть очень много региональных партнёрств на уровне городов, и в Калининградской области тоже. И да, есть большая политика, но отношения только тогда становятся хорошими, когда встречаются люди, когда вместе сходятся пожарные и ансамбли тромбонистов.

Я это подчёркиваю так по той причине, что это совершенно ясно. Да, в настоящий момент есть трудности, мы должны вместе пытаться их разрешить. Это очень непросто. Но по существу ничто не изменится в той связи, что нет никакой альтернативы хорошим германо-российским отношениям, мы работаем ради этого.

Что меня порадовало, это увидеть здесь, как много конкретных примеров сотрудничества и как много интереса в этом. Я установил это после ряда бесед, которые провёл. У нас были встречи с господином губернатором и несколькими министрами из его кабинета, с председателем городского Совета. Мы встречались с представителями немецкой экономики, с несколькими депутатами областной Думы. Сегодня утром я встречался с ректором КГТУ. После обеда мы едем на встречу с ректором БФУ им. И. Канта, будем общаться со студентами.

И всюду признаки того, что уже происходит [в сфере сотрудничества], и вопросы о том, что мы можем ещё сделать. Я очень благодарен всем, кто участвует в этом, с собой в Москву я увезу очень позитивное представление отсюда.

Разрешите мне, может быть, ещё кое-что дополнить, что меня особенно впечатлило, что даёт мне больше надежды на будущее. Всюду есть значительный интерес в том, чтобы понимать историю этой области всеобъемлющим образом, без каких-либо предрассудков, без шор, и строить свою самобытность, исходя из этого.

Это значит, об этом спрашивают, или скажем иначе: то, что происходит, это региональное вертикальное укоренение ответственности за всю историю, в культурном плане и во всех отношениях в этой области. И в этом есть очень много примирительного. Четыре года я был послом в Польше. Много раз я осознавал то же самое и понял, насколько это хорошо для отношений между двумя странами.

Это придаёт Калининграду и Калининградской области своеобразный профиль в России. Я думаю, из этого можно получить много пользы».

Вопрос (агентство «РЕГНУМ»): «Вы упомянули работу со студентами в позитивном ключе. Есть общественные деятели, которые видят угрозу в том, что студенты всё больше погружаются и в немецкое прошлое региона. Происходит, с точки зрения общественных деятелей, ползучая германизация региона. В первую очередь в головах молодого поколения. Насколько вы этим интересуетесь? Видите ли вы в этом со своей стороны плюсы и минусы? Последний случай, который был описан в прессе, о том, что молодые люди повесили флаг Германии на стену ФСБ. Насколько для вас как для немцев вот этот факт?»

Ответ: «В эти дни мы празднуем 25 лет объединения Германии. Когда Германия 25 лет назад воссоединилась, многие в Европе, но также и в самой Германии были озабочены: куда двинется будущая Германия, как она будет обходиться со своим большим влиянием?

На фоне нашей истории я очень хорошо понимаю ту дискуссию, которая велась.

Но как раз потому, что мы знаем об этом, мы пытаемся обходиться с этим особенно тщательно. Не принято себя сильно хвалить. Но я думаю, что за 25 лет всё-таки удалось продемонстрировать миру, какую политику ведёт объединённая Германия. Политику, которая увязана с Европейским союзом, с межатлантическим партнёрством, политику, которая направлена на то, чтобы в международных отношениях ориентироваться на ясные правила, политику, которая направлена на работу ради мира – в постоянном союзе и никогда в одиночку.

И я думаю, например, как раз сейчас конфликт, жертвой которого стала Украина, показывает, насколько сильна ориентация немецкой внешней политики на посредничество. На диалог, на дипломатические усилия, чтобы предотвратить расширение конфликта, но, напротив, работать на то, чтобы мы оставались друг с другом.

Этим я хочу сказать, что сейчас, правда, никто не должен бояться Германии. И, без сомнения, количество скептиков повсюду снизилось. Я не исключаю, что есть кто-то, кто так думает.

Всегда есть люди, творящие неприемлемые вещи или чепуху, предотвратить такое невозможно. Но в целом я полагаю, что Германия – это страна, на которую как партнёра можно положиться».

Вопрос («Комсомольская правда»): «Про Калининград нельзя говорить здесь и сейчас, потому что мы всегда оглядываемся в прошлое. Когда-то этот регион был немецким. Потом, после войны, это была закрытая территория. Когда она открылась - поток ностальгического туризма и так далее и тому подобное. Что такое Калининградская область для понимания простых немцев, логически и с точки зрения эмоционального восприятия?»

Ответ: «Всё, что вы описали, для нас всех – история. И если об этом говорят так же, как здесь, в Калининградской области, об этом говорят, то это правильный путь, так как таким образом история сохраняется и остаётся в памяти. Но с этим она в прошлом и остаётся. Люди в Германии сегодня смотрят здесь и сейчас. Я думаю, что для большинства, кто пытается представить себе или подумать, Калининградская область – любопытный регион, который надо открыть для себя, но о нём, вероятно, ещё и знают не очень много. И потом, может быть, удастся, как это удалось, для примера, прибалтийским странам и Польше, сделать из Калининградской области «нормальный», привлекательный туристический регион, для того времени, в котором больше не приедут те, кто ещё раз приехал посмотреть свою бывшую родину, но этим и удовлетворился.

Я надеюсь, конечно, что через три года здесь выступит немецкая сборная, что повысит интерес к Калининграду в Германии».

Вопрос («Комсомольская правда»): «Помимо спорта, что нужно делать, чтобы Калининград стал привлекательным для туристов из Германии? Нужно ли более активно восстанавливать старые дома?»

Ответ: «Уже сейчас есть чудесный потенциал и у региона, и у города. Есть великолепная природа. Есть великолепные памятники зодчества. В беседе с губернатором вчера как раз у нас возникло впечатление, что здесь будут делать всё для дальнейшего развития и сохранения. И тогда область будет интересной целью для туристов, которая, конечно, находится в конкурирующей ситуации по сравнению с похожими регионами. Туристы ориентируются на такие вопросы: как добраться, какова инфраструктура, отели, сервис, - всё это вещи, которые надо понимать в конкурентной среде по отношению к регионам-соседям. Ну и надо посмотреть на них и по ним уже ориентироваться".

Вопрос («Русский Запад»): «Был тревожный сигнал со стороны немецкого предприятия Hipp, которое раздумывало над тем, чтобы уйти из Калининградской области. Нам они сказали, что к этому может прийти. Что бы вы могли сказать про немецкое участие в экономике Калининградской области? По статистике внешнеторговый оборот с ФРГ снизился. Каковы перспективы, что может предпринять Германия?»

Ответ: «Потенциал немецко-российских экономических связей, в принципе, по-прежнему большой. Поэтому у нас такое большое число предприятий, как было сказано, шесть тысяч. В настоящее время царит рецессия, число незначительно упало. Общая сумма инвестиций называлась – 20 миллиардов евро. Сейчас ситуация тяжёлая, немецко-российская торговля сильно упала. Торговые обороты упали не только по отношению к Германии, но и практически ко всем остальным странам, даже с Китаем торговля в первой половине этого года сократилась почти на треть. Если говорить с представителями российского правительства и экономики о причинах, то, как правило, анализ будет схожим.

Как уже сказано, это даже не собственное суждение, а основанное на разговорах с представителями российского правительства, иностранной экономики и предпринимательства. Как правило, первым называют структурный вызов, перед которым находится российская экономика. Во-вторых, как правило, приводят тот довод, что есть трудность в зависимости от продажи сырья, где цены очень колеблются. И в третьих, это, конечно, последствия большой политики, как говорят.

Есть выражение, что инвестиции – это пугливая лань. Инвестиционный капитал и готовность к инвестициям, прежде всего в эпоху глобализации, очень быстро перемещаются в различные регионы. И потому предприятия как раз в трудные времена очень внимательно рассматривают инвестиционные условия. Потом есть целый ряд конкретных пунктов, которые называют потенциальные или уже работающие инвесторы, по которым мы также находимся в тесном диалоге с Правительством России, чтобы гарантировать сохранение хороших немецко-российских экономических связей".

Вопрос («Русский Запад»): «В Калининградской области очень успешно действуют фермеры из Германии. Их не так много, они вносят свой вклад. Не собираются отсюда уходить. Сельское хозяйство в Калининградской области на подъёме, есть рынок, который можно занять. Насколько вы проинформированы о перспективах предпринимательства в сельском хозяйстве с немецкой стороны, есть ли ещё инвесторы, кто интересуется? Более крупные предприятия?»

Ответ: «Во-первых, я с радостью воспринял известие о том, что здесь есть немецкие предприниматели в сфере сельского хозяйства. И совсем фундаментально, конечно, есть конкурентные преимущества у этого региона. Это сравнительная близость к европейским рынкам, сюда же относится и возможность ведения сельского хозяйства как такового, потенциал которого в наличии, почвы – хорошие. Но в целом, конечно, и сельскохозяйственные инвесторы сегодня – это тоже предприниматели, как и все остальные. И поэтому они смотрят на те же условия, как и обычные предприниматели: на инфраструктуру, на законодательство, на правоприменение, на многие факторы. И если они соответствуют ожиданиям, то я думаю, есть готовность прийти и инвестировать».

Вопрос («Русский Запад»): «Поскольку вы были послом в Польше, то наверняка вы были в Калининградской области раньше, или нет? Вы можете сравнить то состояние, в котором раньше была Калининградская область и сейчас?»

Ответ: «В первый раз в Польше я был в 80-е годы, как и генеральный консул Банцхаф, правда, как ещё юными дипломатами. И тогда мы были к югу от границы с Калининградской областью России. И я всегда себе говорил, как жаль, что я не могу увидеть то, что к северу от границы. И одну только эту перемену я считаю настолько великолепной, что можно просто сюда приехать. И это показывает нам, и мы должны на это надеяться, вместе мы можем извлечь полезное из истории. И я считаю, что у нас есь прекрасный пример того, как мы можем одновременно выстраивать доверие между соседями, увеличивая выгоду для обеих сторон. И это, конечно, малое приграничное передвижение. Я полагаю, это великолепный проект. Судя по всему тому, что я услышал об этом, у него блестящий эффект. И среди прочего просто то, что люди могут перейти на другую сторону границы, посмотреть, встретиться с другими людьми».

(0)
Опрос
  • Мешают ли вам лично автомобили, припаркованные на тротуарах, газонах, придомовых территориях?
Проголосовало 72 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты