Павел Санаев: "Это наша российская черта – называть психопатологию мучительной любовью"

20.08.2013 18:00
   


Павел Санаев: "Это наша российская черта – называть психопатологию мучительной любовью"

Павел Санаев, автор нашумевшей книги "Похороните меня за плинтусом", провел в Калининграде в магазине "Книги и книжечки" встречу с читателями, на которой представил свой новый роман. Писатель, сценарист и кинорежиссер в одном лице рассказал поклонникам о своей недавно вышедшей книге "Хроники раздолбая" и о том, чем она отличается от первой повести автора.

Сеть "Книги и книжечки" довольно часто приглашает в Калининград на встречи с читателями известных российских и зарубежных авторов. Интерес к каждому автору, как правило, подогревается выходом на книжный рынок очередной новинки. А Павел Санаев в хорошем смысле является живой иллюстрацией поговорки "И швец, и жнец, и на дуде игрец". Он не только более чем успешный писатель, но и переводчик, сценарист и кинорежиссер. На встречу с ним  пришли поклонники и ценители его первой книги. Поговорив с некоторыми из них, корреспондент Русского Запада убедился в том, что "Похороните меня за плинтусом" воспринята, что называется, на ура. Будет ли вторая книга столь популярной, как первая, пока неизвестно, но, судя по рассказам автора, этот роман кардинально отличается от нашумевшего дебюта.

- Как возникла идея книги "Хроники раздолбая"?

- Замысел возник еще в конце 90-х годов под влиянием романа "Жан-Кристоф" Ромена Роллана, который мне очень понравился, и у меня возникло желание написать что-то подобное, чтобы герой развивался на протяжении очень длинного временного отрезка. Я начал делать наброски, но книга сначала не пошла, хотя было написано почти 500 страниц черновиков. На время эта история была отложена, и более 10 лет я занимался сначала переводами, потом кино, но при этом в голове все время крутилось, что я пишу некий роман. В голове как бы наслаивался один кирпичик на другой на протяжении всех этих лет. И в какой-то момент возникло ощущение, что все эти кирпичики достроились до целого здания и можно начинать писать. Я сделал план сразу на 2 книги, потому что история эта очень большая.  Пока что вышла только первая часть - логически завершенный отрезок жизни героя. Есть один нюанс: "Хроники раздолбая" - это такая немного подростково-молодежная книга, поскольку всем героям около 19-20 лет. Во второй книге история пойдет дальше, в 2000-е годы, где героям уже будет за 30, где будут ставиться уже более зрелые вопросы. Но если не рассказать о подростковом этапе, станет непонятно, как герои пришли к тому, к чему они пришли.

- В чем основной конфликт новой книги?

Попытка молодого человека научиться жить, найти какие-то точки опоры, понять, что на самом деле можно, а что нельзя. Ведь мы же очень многие вещи заболтали. Включаешь телевизор, а там тебе с утра до ночи - про Бога, про нравственность… А вы попробуйте вот так на самом деле жить. То есть это попытка человека вот те вещи, которые всем известны, всем понятны, примерить на себя и посмотреть, что из этого получится. Можно сказать, что "Хроники раздолбая" об этом.

- Ваша новая книга "Хроники раздолбая" вышла 2 месяца назад. Есть уже какие-то предварительные итоги продаж? Она имеет такую же популярность, как первая, или меньше?

 - Тут есть нюанс, сегодня тиражи книг значительно упали. Сейчас продано около 110 тысяч книг за 2 месяца, если бы книга продавалась 6 лет назад, их было бы уже 300 тысяч. Просто общий тираж упал у всех книг. Сегодня другая ситуация, из-за электронных книг даже количество книжных магазинов сократилось, что уж говорить о тиражах. Поэтому напрямую сопоставить популярность этих двух книг сложно, но около 8 недель "Хроники раздолбая" были на первом месте в рейтинге продаж.

- Расскажите, пожалуйста, как вы вообще начали писать? Есть же какая-то отправная точка в вашей писательской карьере? В некоторых журнальных интервью можно встретить историю о черепашке…

- Да, действительно, с черепашки, можно сказать, все и началось. Потому что Ролан Антонович (Быков, отчим Павла Санаева – прим. Русского Запада) однажды нашел на столе мое сочинение под названием "Один день нашей Родины", такое типичное сочинение советского ребенка, составленное из правильных фраз. Естественно, это была ужасная ахинея. Ролан Антонович прочел сей опус и схватился за голову. Тогда он мне сказал: "Я хочу понять, я действительно живу с идиотом в одной квартире? Или ты все-таки жертва образовательной системы? Пожалуйста, напиши мне какую-нибудь историю, хоть про черепашку, чтоб я знал, что с тобой делать!" И я написал небольшую историю про черепашку, ничего особенного там, конечно же, не было. Но у него было такое счастье от того, что я - не полный идиот, что он вознес до небес тот фельетон. Я понял, что нашел хороший способ завоевывать его уважение, и стал время от времени что-то писать. А позже уже появились рассказы про бабушку, которые очень нравились родителям и позднее вошли в повесть.

- Почему, на ваш взгляд, ваша первая книга "Похороните меня за плинтусом" имела такой оглушительный успех?

- Во-первых (это, наверное, самый главный момент), она достаточно смешная. Плюс она драматичная. Сочетание этих двух вещей и дает такой коктейль, который оказывается притягательным. Почему она стопроцентно попадает? Потому что это то, что близко и понятно всем, это детство, это маленький ребенок, которого всем жалко,  и разлученные с ним родители, – такая тема, которую очень сложно равнодушно воспринимать. Плюс, как выяснилось, это наша российская черта  - когда мы живем в каких-то искаженных, болезненных отношениях, т. к. каждый второй отзыв на повесть был со словами "а у меня была такая же бабушка, такая же мама и т. д.". Вообще, если вдуматься, это катастрофа. Повесть "Похороните меня за плинтусом" была написана с желанием оправдать, понять и объяснить, что это все-таки такая особенная любовь. Сейчас я бы такую книгу точно не написал. Сегодня могу сказать совершенно точно, что это никакая не любовь, а обыкновенная психопатология. Это наша русская черта – оправдывать такое отношение, называя его мучительной любовью…  А на самом деле любовь должна выражаться в более здоровом отношении.

- "Похороните меня за плинтусом" была экранизирована. Планируете ли перевести новый роман на язык кино?

- Мне экранизация первой книги не понравилась, признаюсь честно. Из-за кое-каких юридических тонкостей я в итоге не смог повлиять на съемочный процесс. Фильм получился очень тяжелым. Если в книге присутствует юмор, который несколько сглаживает конфликты, то в фильме его нет совершенно, осталась одна чернуха. И свою вторую книгу экранизировать я не хочу.

- Напоследок немного странный вопрос: какой из своих книг вы больше гордитесь?

- Ну, во-первых, эту книгу надо еще закончить, пока вышла только первая часть. Просто по количеству затраченного труда (в 6 раз больше "плинтуса"), естественно, она мне сейчас ближе.

IMG_3845.JPG

(0)
Опрос
  • Как часто вы употребляете спиртное (пиво, вино, водка и т.п.)?
Проголосовало 464 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты