О чём рассказали “Лес и люди” Александра Матвеева

29 августа 2016 года Закхаймские ворота открылись в лес: прошла премьера короткометражного фильма фоторепортёра Александра Матвеева “Лес и люди”. Эта история рассказанная древней Роминтенской пущей и её жителями о том, почему они живут в лесу.
Фильм фотографа “Страны Калининград” проецировался на стену в проёме старинных ворот. Главными героями короткометражки стали жители российской части Роминтенской пущи и сам лес.
“Этот фильм — часть одноименной выставки и проекта “Лесная деревня”, который стал победителем конкурса “Меняющийся музей в меняющемся мире” Благотворительного фонда Владимира Потанина в номинации “Музей и местное сообщество”, - сообщили на сайте “Арт-ворот” авторы проекта “Лесная деревня”. Первый показ состоялся прямо там, в Краснолесье, на фестивале "Соседи" , где были и мы (фотоотчёт с фестиваля). На фильм мы не попали: решили переждать очередной ливень, в трейлере , где остановились на ночлег, да так и уснули. Очнулись мире света и чистоты. За экраном окна протирались лужайки изумрудной травы и два леса – старый и молодой. А что попало в фильм о Роминте?
Люди Краснолесья пытались выразить свою преданность к родным местам, говорили, жестикулировали, улыбались. Лес шумел, играл ветвями, дрожал паутинками и мельтешил муравьиной суетой. В кадре не было панорам. Однако планы, которые брал фотограф Матвеев, нельзя назвать статичными. В поле зрения неподвижного объектива шло движение, продолжалась жизнь. Ещё один ярус этой короткометражки – звук, над которым работал Евгений Зенцов.

Ритмичный плеск родника, шелест ветвей и отдалённый скрип древесных крон. Всё это записывалось там же, в Роминте, в формате ”стерео”, на специальное цифровое устройство – рекордер, профессиональный диктофон, похожий на те, которыми пользуются радиожурналисты, пояснил Александр Матвеев. Часть звука, по словам оператора, брали как интершум, сразу на микрофон фотоаппарата. Неудивительно, что от звуков леса информации в фильме не меньше, чем от речи его жителей.


В этот премьерный вечер проекция на стену, где был проём ворот, оказалась особенно символичной. Изображение жило именно там, где когда-то отсутствовала кирпичная кладка, в проём. Там цокали лошади, проплывали элегантные автомобили и экипажи. В центр Кёнигсберг и что интереснее, прочь из него. Город дышал через проёмы своих ворот, но город в этот вечер зрителей фильма вообще не интересовал. Люди пришли в центр “Арт-ворота”, чтобы снова встать на тропу в край “дремучих лесов и хрустальных озёр”, как спели бы наши немецкие друзья-пруссаки. В Краснолесье, которое так и осталось Гросс Роминтеном.

Туда, где сейчас мелодично блеет белая коза Китти, под высокими мостами летит узкая река Красная, а из дома столяра Яковлева пахнет свежим деревом горячими блинами с лесным мёдом. И неважно, что зрители смотрели матвеевский фильм, сидя спиной к тем краям. Лицом и душой мы обращены к древнему лесу, куда обязательно вернёмся.


Загрузка плеера
Мнения блоггеров может не совпадать с мнением редакции.