Анжелика Майстер: "Мы работаем вплоть до момента выхода семьи из кризиса"

22.12.2013 00:00
   


Анжелика Майстер: "Мы работаем вплоть до момента выхода семьи из кризиса"
Анжелика Майстер

Министр социальной политики Калининградской области рассказала о программе помощи семьям в трудной жизненной ситуации и о том, как ее ведомство решает вопрос с младенцами-отказниками и помогает родителям восстановить права на ребенка.

 - Анжелика Валерьевна, сколько на сегодняшний день в регионе семей в трудной жизненной ситуации?

- Семей в трудной жизненной ситуации в регионе более 34 тысяч. В большинстве своем это семьи, где доход меньше одного прожиточного минимума на члена семьи. Для таких семей работает система мер материальной поддержки, а также других социальных  мер: работа со стороны Центра помощи семье и детям, юридическое и психологическое консультирование, решение вопросов оформления документов, оказание гуманитарной помощи, работа с ребенком, – эти государственные услуги предоставляются семье бесплатно.

- Николай Цуканов поручил разработать программу помощи таким семьям. Что туда будет входить?

- Программа как таковая предполагает, прежде всего, системное решение проблемы. Одно из первых мероприятий – создание базы данных таких семей. Мы должны видеть, кто у нас попадает в эту категорию, как меняется ситуация, поэтому важен постоянный мониторинг. Соответственно, потом  начинается непосредственная  работа с семьей, подключаются социальные службы, которые совместно с Центром помощи семье и детям и  его отделениями, которые расположены на территории каждого муниципалитета, берут ситуацию в семье на патронаж и контроль. Ситуация обсуждается с самой семьей и другими заинтересованными органами в тех случаях, когда, к примеру, должны вмешаться органы опеки и попечительства. Разрабатывается индивидуальный план работы с этой семьей, план решения конкретных вопросов. Заключается договор социального патронажа.

Мы  вводим в следующем году "социальный контракт", также предполагающий использование определенных государственных средств для решения тех или иных проблем в семье.  Такой контракт позволит семье получить ресурс для самостоятельного решения вопросов. Мы заключаем договор и работаем вплоть до момента выхода семьи из ситуации кризиса. И, конечно, было бы очень хорошо, если бы в наше поле попадали семьи не в крайней ситуации,  а уже в начале сложной ситуации, тогда результат будет лучше, тогда он достигнут будет, возможно, быстрее. На это сейчас ориентированы все службы семьи.

Мы надеемся, что такая превентивная работа позволит спрофилактировать социальное сиротство. У нас в регионе семей, где дети находятся в социально опасном положении,  не так много, но они есть, и находятся они на особом контроле. Здесь системная работа ведется постоянно, без каких-либо временных ограничений до окончательного решения: либо мы семью вывели из кризиса, либо мы вынуждены расписаться в своем бессилии, и тогда уже решается судьба ребенка. К сожалению, за 9 месяцев этого года у нас таких ситуаций было 250. Но эта цифра в 2 раза меньше, чем в прошлом году, и уже в этом мы видим определенный результат от наших усилий.

- А как вы поступаете в случае отказа от новорожденных детей?

- В этом году вступил в силу регламент взаимодействия медучреждений - женских консультаций, родильных домов с органами социальной защиты и с Центром помощи семьи и детям. И сразу ситуация стала меняться. Мы получаем информацию о том, что где-то прозвучала от будущей мамы фраза о том, что она хочет отказаться от ребенка, в этот момент сразу включаются все необходимые службы, психологи работают, и параллельно мы начинаем решать проблемы, которые могут возникнуть у мамы. И видим результат: вместо 54 отказов (прошлый год) у нас в этом году всего лишь 18. Но для нас это все равно большая цифра, мы видим, что мы не доработали. Эта цифра должна быть в идеале сокращена до нуля. Но в этом случае, конечно, необходимо иметь определенные ресурсы помощи, и на развитие такой ресурсной базы мы тоже нацелили свои усилия: это, например, и создание социальных гостиниц для молодых мам  с детьми от 0 до 3 лет. Мы видим ситуации, когда нужно помогать, и это не единичные ситуации, а значит, нам надо дополнить систему помощи  новыми ресурсными элементами.

- Много в регионе семей, которые восстанавливают права на ребенка?

- Ежегодно восстанавливаются в правах порядка 22-30 семей. Лишение родительских прав  или их ограничение происходит в исключительных случаях, и родители  всегда имеют право ограничение снять или восстановиться в правах. Но даже с теми родителями, которые лишены прав или ограничены в них, нужно продолжать работу. Для них ведь ребенок – это ниточка, которая связывает их с жизнью. Есть и те, кто находит в себе силы изменить свою жизнь и воспитывать своего ребенка самостоятельно. Бывают и другие проблемы: связанные с социально опасными заболеваниями, когда родители находятся в местах лишения свободы… Я вижу таких мам, регулярно навещаю женскую колонию, ведь там тоже мамы. Я обязательно 2-3 раза в год, на 8 марта, на День матери, приезжаю и приемы там провожу.

Нужно обязательно поддерживать детско-родительские отношения, нужно сделать все, чтобы связь между мамой и ребенком не порвалась. Поэтому мы вместе с общественными организациями привозим детей из детских домов, из приемных семей, чтобы мамы смогли увидеть и обнять своих детей. И мамы ведут себя по-другому, и дети видят, что мамы любят их. Нужно делать все, чтобы эти мамы, выйдя из мест лишения свободы, вернулись и забрали детей, были нацелены на приемлемый для общества образ жизни и воспитание своих детей. Дальнейшее сопровождение таких семей тоже должно осуществляться, и если к нам будут обращаться, мы с удовольствием будем помогать.

- В регионе уже довольно давно пустует место детского правозащитника, которое Вы ранее занимали. Как Вы полагаете, с чем связаны столь долгие поиски?

- Перед моим назначением тоже было два конкурса, первый был признан несостоявшимся. Конкурс проводит комиссия, которая сформирована и утверждена указом губернатора, в состав ее входят достойные и уважаемые люди, они понимают, как должна строиться работу уполномоченного, какие цели он должен ставить и какие задачи решать. И они вполне в состоянии оценить уровень  притязаний и возможностей того или иного претендента. Возможно, в этот раз в первом туре была ситуация, когда претенденты не смогли убедить комиссию в эффективности своей будущей работы. Сейчас готовится второй конкурс, и всем участникам остается только пожелать быть доказательными, аргументировать свою позицию и, наверное, предложить системный взгляд на решение вопросов детства. То, что я предлагала в своей программе, мне  в большинстве своем удалось сделать. Надеюсь, что человек, который придет на это место, сможет работу продолжить, привнеся  обязательно что-то новое и эффективное.

- Как обстоят дела с получением земельных участков многодетными семьями?

- Наше министерство в силу того, что мы работаем с многодетными семьями, в этом случае просто отслеживает развитие ситуации. Ситуация постепенно меняется: только в этом году больше 400 участков уже предоставлено, а всего за эти годы предоставлено чуть менее 800 участков. Мы мониторим ситуацию по каждому муниципалитету. Есть муниципалитеты, которые достаточно эффективно работают в этом направлении, а есть и такие, которые к этому вопросу не приступали в силу разных причин. Кто-то, например, формирует сейчас земельный массив, участки же нужно и размежевать, и поставить на кадастровый учет, и только потом их можно предоставлять, эта работа требует времени и средств. Где-то муниципалитеты продолжают решать этот вопрос, в Калининграде выделено 6 крупных земельных массивов, сейчас идет работа по размежеванию и  постановке их на кадастровый учет.

И второй вопрос, который возникает, – это вопрос обеспеченности инфраструктурой этих участков, решение которого требует существенных финансовых затрат, и это тоже вызывает трудности и опасения в муниципалитетах: "Как мы можем выдавать такие участки, не пойдут ли наши многодетные семьи в суд потом?" Но мне кажется, вопросы можно решать поэтапно: можно выделять участки и дальше, а когда начнется застройка, постепенно решать вопрос обеспечения тех или иных точек подключения. Здесь нужно делать шаги вперед, и тогда ситуация будет меняться. Вопрос этот находится на постоянном контроле губернатора и обсуждается на оперативных совещаниях в правительстве. Губернатор очень внимательно к нему относится, честно скажу, он вообще очень неравнодушно относится к социальным вопросам, это правда. Он сразу видит суть проблем и обозначает задачи, которые нужно решать. Я считаю, что это очень правильный подход, мне такое внимание к социальным проблемам очень импонирует.

Примечание Русского Запада:

Проблема трудной жизненной ситуации была бы раскрыта не полностью, если бы в интервью не упоминались проблемы пенсионеров и семей с детьми-инвалидами. Анжелика Майстер также ответила на вопросы об этих категориях населения Калининградской области. О том, чего ждать от пенсионной реформы, и о том, как вышло так, что региональное пособие на детей-инвалидов подняли не на 400, а на 1000 рублей, читайте в ближайшее время на страницах Русского Запада.

(0)
Опрос
  • Какой фонтан в Калининграде для вас самый-самый?
Проголосовало 236 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты