Татьяна Батурина: "В России родители считают ребенка собственностью"

21.03.2014 01:00
   


Татьяна Батурина: "В России родители считают ребенка собственностью"
11 марта текущего года губернатор Николай Цуканов подписал указ о назначении на должность уполномоченного по правам ребенка в Калининградской области бывшую заведующую детским садом № 57 Калининграда Татьяну Батурину.

Кандидатура Батуриной была отобрана по результатам открытого конкурса. Среди 11 соискателей, подавших документы на участие в отборочных мероприятиях, Татьяна Батурина представила наиболее эффективную программу взаимодействия с государственными структурами, общественными организациями, защищающими права детей, наметила конкретные задачи и реальные способы их решения.
 
- Большинство обращений к омбудсмену - со стороны родителей. Как сделать, чтобы к вам больше обращались именно несовершеннолетние?

- Несовершеннолетние могут обращаться напрямую ко мне, эта информация открытая. На сайтах школ размещены телефон доверия (8 800 2000122) и телефон уполномоченного по правам детей (599-585). Но, как правило, ребенок напрямую к нам не обращается, он не всегда понимает, что нарушаются его права. К тому же интересы ребенка до совершеннолетия защищают его законные представители. Самое неприятное в том, что права детей нарушают именно близкие взрослые. В России родители считают ребенка собственностью, ментальность такая.
За время моей работы мы провели горячую линию и прием граждан. Самое частое обращение – просьба отца чаще видеться со своим ребенком. Матери не дают отцу видеться с ребенком, используют детей как разменную монету. Горячая линия также показала, что отцы и матери считают, что они алименты платят не ребенку, а своему супругу.
Третья проблема – завышенные амбиции родителей по отношению к детям. Я встречалась с семьей ребенка, которому школа предлагает индивидуальный маршрут обучения. Школа идет навстречу ребенку, но родители воспринимают это не как благо, а как наказание. Мы пытались убедить родителей согласиться, но к определенному решению прийти так и не смогли.

- Можно ли вмешиваться в религиозные традиции семьи с детьми?

- Нет, конечно!

- Но если ребенок не хочет держать строгий пост, ходить в церковь или мечеть, совершать обряды?

- Я пока не сталкивалась с такими случаями. Но знаю точно, но самое лучшее, что мы можем сделать в таком случае для несовершеннолетнего, – сохранить ему семью, родителей.
Мы не заменяем собой исполнительную власть или правоохранительные органы. Мы - институт, который призван указывать на нарушение прав ребенка. И только судебным решением родители могут быть лишены родительских прав, если будет доказано, что существует угроза жизни и здоровью ребенка.

- Иной раз можно видеть родителя, который прямо на улице бьет своего ребенка по лицу, матерится на него, унижает. Делать ли замечание, обращаться ли в соответствующие органы? Куда именно?

- Мы с этого начинали наш разговор – у нас такой менталитет. Мы считаем детей своей собственностью. Уровень человека определяется тем, как он относится к тому, кто его слабее. С улучшением уровня жизни подход людей к детям будет меняться. Хочу сказать, что, если в иностранном аэропорту или на вокзале вы видите кричащую на ребенка мать, это русская семья. В Европе на детей кричать не принято.
Но если вы стали свидетелем жестокого обращения с детьми, обязательно сообщайте об этом в аппарат уполномоченного по правам детей. Мы будем принимать меры.

- То есть лучше обращаться к вам, а не в полицию?

- Я все равно информирую полицию, но приеду по адресу и сама тоже.
Внутрисемейные отношения – субстанция тонкая. Я не стала бы брать на себя роль мессии, который сможет восстановить права всех детей в Калининградской области или научить родителей воспитывать детей. Но сделать все, что от меня зависит, я смогу.
Мать после того, как ударит свое дитя, раскаивается намного больше, чем ребенок. Поверьте, одна ее слезинка стоит ведра его слез. Дети - эмоциональные шантажисты, и любой родитель это знает.
К счастью, в семейных отношениях нет ничего фатального. Ребенок, становясь взрослым, делает свои выводы и часто потом благодарит родителей за определенную жесткость позиции. Но эта жесткость, конечно, должна знать границы.

- Что вы планируете делать для соблюдения прав несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом?

- В ближайшие дни мы запланировали выезд в специализированные учреждения региона, где находятся такие подростки. Буду на месте знакомиться с ситуацией. Для меня это непростой вопрос. Я уверена, что оступившийся подросток должен получить юридическое сопровождение и защиту своих прав.

- Почему несчастные родители больных ребятишек, которым требуется срочная операция по жизненным показаниям, вынуждены собирать громадные суммы по копеечке от граждан? Где же наше государство? 

- Это происходит не только в России. Благотворительность – мировая практика. Есть виды заболеваний и патологий, которые требуют очень больших финансовых затрат, и никакого бюджета здесь не хватит. Нельзя направить деньги в одну отрасль, забыв про все другие.
Заявляясь на омбудсмена, я предложила, и буду пытаться претворить это в жизнь, оказывать помощь системно сразу нескольким детям с похожими заболеваниями. При существующих учреждениях здравоохранения региона можно создать центры, филиалы, направленные на борьбу с детскими болезнями, а на деньги благотворителей или фондов - приглашать специалистов из известных российских и иностранных клиник, которые сделали прорыв в той или иной области. Можно отправлять детей на лечение группами по несколько человек. Это более рациональный путь траты денег, и он вызовет большее доверие.
Чтобы благотворительным фондам больше доверяли, необходимо сделать их деятельность более открытой. И здесь большая роль отводится средствам массовой информации. Через СМИ можно изменить ментальность населения, достучаться до родительской совести, заставить людей поверить в необходимость благотворительных фондов. Вы – носители благоразумных идей.

- Вы проработали в системе образования порядка 25 лет и, наверно, уже видите несовершенство законодательной базы в отношении несовершеннолетних. Сейчас у вас появилась возможность выходить с законодательной инициативой во властные структуры. Что бы вы привнесли в законы о защите прав детей?

- У меня есть мысли, но я бы не торопилась их озвучивать. Пока я не разобралась в ситуации, мои инициативы могут быть расценены как мои личные амбиции. Конечно, эти проблемы видны, они обнажены не только для меня. И я должна понять, почему при всей их очевидности они не исправляются: потому что нет инициативы или потому что это невозможно. Поэтому пока промолчу.

- У вас есть дети? Вам хватает времени на общение с ними?

- Моему сыну 7 лет, он в этом году пойдет в школу. У меня очень хороший муж, он мне помогает во всем. Для сына он - главный человек, они - настоящие друзья. Конечно, хотелось бы уделять ребенку больше времени, но у нас всегда есть время для общения.
 
© Екатерина Комлева, специально для Русского Запада
(0)
Опрос
  • Как часто вы употребляете спиртное (пиво, вино, водка и т.п.)?
Проголосовало 464 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты