Николай Тулаев: "60 тонн янтаря-сырца, которые нашли в хранилище Виктора Богдана, – это крохи от того, что было украдено"

21.04.2014 10:00
   


Николай Тулаев: "60 тонн янтаря-сырца, которые нашли в хранилище Виктора Богдана, – это крохи от того, что было украдено"

Николай Тулаев, депутат Калининградской областной Думы первого и второго созывов, представитель в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от регионального парламента с декабря 2000 года, член Комитета по обороне и безопасности верхней палаты РФ, в эксклюзивном интервью рассказал Русскому Западу о том, как и почему принимался закон "Об охране и рациональном использовании янтаря в Калининградской области".

– Что послужило толчком к разработке и принятию такого документа?

– Обида. Самая обычная человеческая обида за то, что, имея 90% мировых запасов солнечного камня, Калининградская область не могла использовать этот подарок природы себе во благо. Им пользовались лишь отдельные личности, которые без стеснения набивали свои карманы деньгами за счет ископаемых недр, принадлежащих народу. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в 90-е годы янтарная отрасль представляла собой феномен бандитизма, коррупции и полной экономической импотенции со стороны региональной власти.

Понимали это и депутаты областной Думы второго созыва, когда разрабатывали и принимали региональные законы, когда в качестве законодательной инициативы предлагали внести ряд поправок в федеральное законодательство. Одним из рамочных, я бы даже назвал его сигнальным документом, и стал закон "Об охране и рациональном использовании янтаря в Калининградской области".

– Каковы основные положения этого документа, и улучшилась ли ситуация в янтарной отрасли с его принятием?

– Этим законом мы определили необходимость государственного регулирования добычи и переработки янтаря, создания рыночных механизмов. Тогда же родилась идея определить хозяйствующий статус главного добытчика – Янтарного комбината. Выдвигалось две идеи. Первая сводилась к тому, чтобы акционировать предприятие. Вторая – придать ему статус государственного. Мы боролись за то, чтобы комбинат перешел в региональную собственность. Но победила другая точка зрения, которую активно продавливали заинтересованные лица из Правительства России. Предприятие осталось в федеральной собственности и было подчинено Минфину России.

Именно в этом законодательном акте была заложена идея придания янтарю статуса полудрагоценного камня, так как юридически главное достояние области совершенно не было защищено. Его рассматривали как обычное сырье типа глины или песка. Это и способствовало колоссальному разбазариванию янтаря. В 90-е годы его тоннами бесконтрольно вывозили не только в ближнее зарубежье, но даже в Японию. Дошло до того, что Янтарный комбинат стал банкротом, а цены на калининградский янтарь стали снижаться из-за перенасыщения рынка. Было вывезено несколько тысяч тонн солнечного камня. И те 60 тонн украденного янтаря-сырца, которые недавно нашли в хранилище Виктора Богдана, – это крохи от того, что фактически было украдено.

Не стану развивать эту мысль, думается, и так понятно, что без участия правоохранительных органов, наших доблестных пограничников и сотрудников таможни хищения в таких масштабах были бы невозможными.

Но вернемся к статусу янтаря. С одной стороны – это ужесточило наказание за его незаконную добычу, а с другой – усложнило решение задач с таможенным оформлением. К сожалению, многие из них не решены и по сегодняшний день. До сих пор калининградские производители испытывают ряд сложностей при перемещении изделий из янтаря на остальную часть Российской Федерации.

– Извините, но все эти меры напоминают косметический ремонт изрядно запущенной квартиры…

– Вы правы. Должен признать, что комплексно решить задачу нам не удалось, хотя решение, используя ваше сравнение – "капитальный ремонт янтарной квартиры", лежало на поверхности. Панацеей от всех бед могла стать янтарная биржа, которую предлагалось создать в Калининграде в ДК Моряков. Идея была проста, а потому гениальна: Янтарный комбинат продает добытый солнечный камень лотами только на бирже по максимальным ценам. У перекупщиков сразу пропадает весь интерес к этому бизнесу. Более того, сводятся на нет коррупция, так называемое крышевание и откаты. Но кому-то такой поворот событий очень не понравился, и биржи по продаже янтаря у нас нет до сих пор.

– Тогда были другие времена и другие правители. Как сейчас, на ваш взгляд, выглядит ситуация в янтарной отрасли области?

– Насколько мне известно, в последнее время ситуация начинает меняться в правовую сторону. И здесь, на мой взгляд, нужно отдать должное и губернатору области Николаю Цуканову, который объявил настоящую войну янтарной мафии и правоохранительным органам, которые, как мне думается, больше от этой мафии не зависят.

Если я в своих выводах не ошибся, то в ближайшее время Калининградская область станет не на словах, а на деле Янтарным краем России.

А в качестве постскриптума все же скажу, что принятый нами закон "Об охране и рациональном использовании янтаря в Калининградской области" не пылился в архиве. Он дал толчок развитию отрасли и с годами стал еще более актуальным. Значит, работали мы не зря.

© Михаил Кучерявенко, специально для Русского Запада

(0)
Опрос
  • Как часто вы употребляете спиртное (пиво, вино, водка и т.п.)?
Проголосовало 574 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты