Братство, закаленное в Афгане: 15 февраля - День воинов-интернационалистов

15.02.2015 10:00
   


Братство, закаленное в Афгане: 15 февраля - День воинов-интернационалистов
В 1980 году я, капитан Тимофеев, возвратившись из командировки в Европу, почти сразу же отправился в командировку на южную границу СССР в составе отряда "Алтай" команды "Каскад".

Первые успехи оперативников

С первых дней обстановка заставила нас заняться оперативной работой. В газнинском ХАДе наши советники были немногочисленны и достаточного опыта работы в Азии не имели. Обучение хадовцев они проводили через переводчиков.

Но это была не главная трудность. Дело в том, что в ХАДе активно происходило размежевание сотрудников на "парчамистов" и "халкистов". Внутрипартийная борьба отвлекала силы и средства от борьбы с бандитами. И та, и другая часть "хадовцев" стремилась перетянуть на свою сторону наших советников. Для убедительности предъявлялись "оперативные данные" о связях оппонентов с бандформированиями. Это выглядело тем убедительнее, что и у тех, и у других в бандах были родственники, с которыми в силу традиций поддерживались опосредованные, а иногда и прямые контакты.

Когда обращения к советникам с целью устранения конкурентов в борьбе за посты не помогали, устраивались ловушки, и противники уничтожались физически с помощью тех же родственных и иных связей в бандформированиях.

Атмосфера подозрительности и недоверия, частые провалы, убийства сотрудников привели к тому, что хадовцы редко покидали пределы Газни, а ведь в зону деятельности Управления ХАДа входили еще две провинции - Пактия и Пактика.

Кроме того, в силу географических условий необходимо было заниматься и провинцией Урузган.

Появление в Газни большой группы опытных оперработников, проходивших службу в Средней Азии и Казахстане, владеющих языками народов, населявших Афганистан, знающих традиции ислама, способствовало быстрому изучению происходящих процессов, добыванию объективной информации.

Через два месяца усилиями четырех опергрупп был создан работоспособный аппарат негласных помощников. Что особенно важно - появились источники информации и в бандподполье.

Весомые результаты были у блестящего знатока Корана - майора Виктора Семеновича Забары. Он уже имел опыт работы на Ближнем Востоке, свободно владел арабским языком. Уроженец Грозного, он послужил и на Кавказе, и в Средней Азии. Именно под его руководством была проведена одна из самых впечатляющих операций. Благодаря сведениям, полученным от внедренных в близкое окружение двух противоборствующих бандгрупп информаторов, удалось сначала усилить мотивацию каждой из них в борьбе за лидерство на юге провинции, а затем организовать их боестолкновение. В итоге одна бандгруппа прекратила существование, а другая на длительное время резко снизила свою активность. За эту операцию В. Забара был награжден орденом Красной Звезды.

В декабре 1980 года в ходе ликвидации бандгруппы в провинции Урузган были добыты штабные документы со списками не только самих душманов, но и их пособников, получавших оружие, оказывавших им помощь продовольствием или финансами. В ведомостях на выдачу оружия и боеприпасов были все их установочные данные и подписи (по большей части - отпечатки пальцев). Реализация добытой объективной информации была организована через ХАД, что позволило поднять на некоторое время авторитет этой организации.

Неутешительные выводы

Но эти успехи не могли коренным образом изменить обстановку к лучшему. К концу 1980 - началу 1981 года мы уже накопили достаточно информации для ее анализа. Выводы были неутешительными - обстановка не улучшалась. У правительства Бабрака Кармаля не было четкой программы по решению самых острых проблем афганского общества.

Противостояние между шиитами и суннитами было вне контроля. Отсутствовало равноправие народов (пуштуны и таджики хотели сохранить и усилить позиции в руководстве страны и свое участие в бюджете, пытаясь перетянуть на свою сторону узбеков, туркмен, хазарейцев и т. д., но отказывались признать даже культурную автономию). Сельское население, составляющее подавляющее большинство, не ощущало никаких перемен к лучшему.

Одна из причин этого - наши заявления о том, что мы лишь "временно" находимся в Афганистане. Беседуя с дехканами, я не раз спрашивал, почему они не обрабатывают землю, принадлежавшую сбежавшим в Пакистан, Иран или Европу шахам и баям. "А вы здесь навсегда?" - тут же спрашивали они. Я, как и положено, отвечал: "Конечно, мы уйдем, и они сами будут управлять своей страной". "Вот видишь, а хозяева вернутся и не только отнимут свое, но заставят нас отработать все, что мы заработаем на их земле, если вообще не убьют", - был ответ.

Власти ДРА боролись с этим по-своему. Афганская армия, входя в кишлак, забирала все продовольствие. Командиры частей объясняли нам, что это вынудит крестьян сократить поставки продуктов душманам. Повторялась уже известная ситуация: "Красные приходят - грабят, белые приходят – грабят". Поэтому, когда кормить семью было нечем, простой афганец решал: идти ли ему в бандгруппу, в афганскую армию или уезжать за границу. Причем бандгруппа была выгоднее: воевать приходилось рядом с домом, платили лучше, чем в армии, и здесь не требовалось квалификации, как для работы за рубежом. А уж у своей норы и заяц - лев. Афганцы же с военной точки зрения были совсем не зайцами, воевали они умело, используя преимущества местности, с выдумкой, хорошо стреляли, быстро маневрировали, легко рассредоточивались, чтобы в кратчайшие сроки вновь собраться в условленном месте.

Наша 40-я армия к антипартизанской войне была не готова. Основное решение проблемы непопулярности афганского руководства среди населения было неэффективным - постоянно увеличивалось количество войск, а следовательно, росли небоевые потери, ухудшались отношения с местным населением (чего стоило только устройство туалетов над кяризами, а уж сливы от многочисленных бань и парилок выводились в колодцы непременно, а ведь эту воду многие афганцы использовали и для питья). Недовольство нашими войсками усиливало недовольство Бабраком Кармалем.

Сегодняшние дни афганцев

Встречаясь со своими друзьями-офицерами, мы каждый раз спорим о том, что и как надо было сделать, чтобы защитить нашу страну от проникновения наркотиков и террористов из Афганистана. И сходимся в одном: наши сотрудники продемонстрировали блестящую подготовку при проведении акции по устранению режима Амина, не раз подтверждали свой профессионализм при осуществлении других операций, менее значительных, но не менее нужных.

Афганцы редко и мало рассказывают о "своей" войне тем, кто там не был.

Один из нас сказал: "Это все равно, что глухому объяснять, как прекрасна "Лунная соната". Но лучше все-таки рассказать, а кому-то - прочитать, чем самому приобрести такой опыт".

Братство, закаленное в Афгане: 15 февраля - День воинов-интернационалистов

Большинство "алтайцев" уже на пенсии. И продолжают приносить пользу Родине, трудясь в разных государственных и коммерческих структурах.

Но по-прежнему остаются наше чувство долга, братская взаимовыручка и взаимопомощь, любовь к Родине.

02-01ку.jpg

© Информационное агентство Русский Запад
(0)
Опрос
  • Какой фонтан в Калининграде для вас самый-самый?
Проголосовало 177 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты