Гравюрный кабинет за три миллиона рублей

28.09.2016 17:00
   


Гравюрный кабинет  за три миллиона рублей
Елена Романенко

Уникальность его состоит в его экспонатах – гравюрах XVII – XVIII веков, среди которых есть и самая «взрослая» – гравюра 1620 года, гравюры знаменитого Питера Пикарта и единственный экземпляр рукописи Леонида Алексеевича Воейкова «Портреты Императрицы Екатерины Великой». Оценочная стоимость 58 привезённых в Калининград гравюр и семи книг XIX века составляет три миллиона рублей.

О том, какой путь из Тамбова в Калининград проделали гравюры, почему были отобраны именно они, где реставрируют гравюры и почему некоторые рукописи калининградцы могут увидеть в первый и последний раз, «Русский Запад» узнал у куратора выставки, замдиректора по научной работе Тамбовского областного государственного учреждения культуры «Тамбовский областной краеведческий музей» Елены Романенко.

– Что такое русская печатная гравюра, и чем она отличается от других?

– Техника гравирования подразумевает несколько типов исполнения. Начинается всё с авторской доски, на которую художник­гравёр наносит изображение, – это может быть какой­нибудь известный портрет или собственный рисунок. Кстати, с досок, которые потом хранились в различных музеях, в том числе в Эрмитаже, Русском музее и так далее, делали, как бы мы сейчас сказали, массовую печатную продукцию, причём чрезвычайно популярную. Среди них были портреты знаменитых деятелей, императоров и императриц, совершенно замечательные пейзажи, какие­то события.

В России чрезвычайную популярность гравюры обрели во времена Петра Первого. Именно отсюда начинается расцвет русской гравюры или, как мы говорим, Петровской гравюры. Поэтому на выставке нашей коллекции представлены экземпляры русской печатной гравюры наших мастеров и их учителей, таких как Пикарт, Шхонебек.

Всё началось с Московской гравировальной палаты, потом переместилось в Санкт­Петербург и далее шло по нарастающей: появились мастера, влиятельные заказчики, коллекционеры.

– А сколько всего гравюр увидят калининградцы на выставке?

– Мы привезли 58 гравюр. Эта выставка у нас уже была сформирована, и это необычный для нас проект. Год назад в Тамбове к юбилею нашего молодого музея Дворца­усадьбы фабрикантов Асеевых (он открылся в 2015 году как филиал Петергофа) мы подготовили эту выставку, и, собственно, она состоит из самых редких, самых интересных экземпляров нашей коллекции.

У этой коллекции своя судьба, и прежде всего она интересна своим владельцем – Леонидом Алексеевичем Воейковым. Почему мы, собственно, назвали выставку «Кабинетъ гравюръ Л.А.Воейкова», потому что коллекционирование начиналось с гравюры и называлось это «Кабинетъ». Это весьма узкое, не для посторонних глаз любование драгоценными листами, которые хозяин собирал и формировал в специальные шкафы, где это всё хранилось, и только близкие люди, родственники, друзья видели их.

У нас на выставке представлены труды Равинского, которые и подвигли Леонида Алексеевича Воейкова к деятельности. По образованию он был статистиком и занимался статистическими исследованиями Тамбовского края.

Я упомянула, что судьба коллекции необычайна. И вот почему. Нередки случаи, когда коллекция утрачивает своего владельца, хозяина. Например, коллекция переезжает, приходят другие хранители, учётный архив, художественный отдел переезжает из здания в здание, и что­то утрачивается. Стоило большого труда, чтобы докопаться до истины. Коллекция принадлежала Чичериным, знаменитому историку искусств Вышеславцеву, коллекция которого стала частью фондов нашего музея. Шаг за шагом в течение 10 лет состоялась атрибуция всей этой коллекции.

– Почему для выставки были выбраны именно вот эти 58 гравюр?

– В нашем музее, конечно, гравюр намного больше, только одна коллекция Воейкова включает около полутора тысяч гравюр. На выставку мы привезли самые­ самые интересные. Мы стояли перед выбором, какую гравюру показывать: ту, что ценна для профессионала, или ту, которая будет интересна зрителям. Гости выставки должны познакомиться с эпохой, увидеть, как отличался один стиль от другого. Каждое время диктовало свою моду на тот или иной сюжет, изображение, оформление и так далее.

IMG_6075.JPG

– А какая из представленных на выставке гравюр самая «взрослая»?

– Гогенберг, портрет ЛжедмитрияI по оригиналу Килиана, 1620 года, а сохранность гравюры замечательная. Это одно из достоверных изображений Лжедмитрия. Это унике, и мы представляем именно в том виде, в котором хранились в коллекции, – на рисовой бумаге с пометкой Воейкова и с подписью в правом углу карандашом под самим листом, то есть отметка о редкости.

– Какая гравюра, на ваш взгляд, самая интересная или необычная?

– Вообще «Кабинетъ» разделён на несколько эпох. Интересна гравюра с изображением императрицы Екатерины на прогулке в Царском Селе со своей любимой собачкой­левреткой на пейзажном фоне. Здесь используется редкий лист. Почему редкий? Обычно у листа бывает один или два автора, художник и гравёр, а этот лист не снабжён никакими надписями или подписями, то есть он относится к одному из первых отпечатков, исполненных гравёром.

Ещё интересна гравюра «Петр Первый в родословии». На ней изображены все, кто предшествует ему, его предки, и венчает всё фигура Петра. Эта гравюра на двух листах одного из первых граверов, которые приехали в Россию, Питера Пикарта.

– Где обычно реставрируют гравюры?

– Многие гравюры, входящие в нашу коллекцию, нуждались в реставрации, и мы передавали их в Научно­реставрационный центр им. И.Э.Грабаря. Представленные на выставке гравюры в хорошей сохранности, они не передавались на реставрацию.

– Как доставлялись гравюры в Калининград?

– Самолётом. Гравюры были упакованы в ящики, всё очень бережно завернуто, чтобы не повредилось. Мы опасались, конечно, всё­таки путь неблизкий. Гравюры закрывает стекло, не пластик, поэтому мы волновались, как они доедут. Благо всё обошлось.

– На какую сумму застрахованы гравюры?

– Любая коллекция при переезде страхуется. Это миллионы. Можно было бы, конечно, застраховать в долларах, но для наших музеев, которые финансируются областными бюджетами, это очень большая нагрузка. Только федеральные музеи могут позволить себе страховать на доллары. У каждой выставки есть свой бюджет, в который входит и страховка, и перевозка, и доставка, и это все немалые деньги.

Мы очень благодарны Художественной галерее, Калининграду, что мы смогли привезти сюда свою выставку, и ваши жители смогут полюбоваться на гравюры.

– Частью выставки также стали и уникальные книги XIX века.

– Да. Представленные книги – из личной коллекции Воейкова с его собственноручными записками. Были попытки их расшифровать. Он был хорошо знаком с Равинским, основная часть коллекции которого находится в Публичной библиотеке, в Эрмитаже.

Когда мы читали, нам не совсем верилось в это, потому что там были такие имена, как директор Эрмитажа Васильчиков, который первым составил свой справочник по русским гравированным портретам, и многие другие. К сожалению, Воейков не дождался выхода этой книги.

В Художественную галерею мы привезли уникальные рукописи Воейкова, которые экспонируются всего второй раз, и сложно сказать, будут ли экспонироваться в третий раз. Дело в том, что листы очень хрупкие, в перевозке ранимые, освещение оказывает своё воздействие, то есть выставляться могут не больше трёх месяцев.

– О чём рассказывают экспонируемые книги?

– Это русские гравированные портреты, такая первая попытка Равинского осуществить и собрать полный сборник с иллюстрированным содержанием. На выставке представлен второй том трудов, где Равинский выражает благодарность Воейкову за предоставленный материал. Он возил в Петербург рукопись «Портреты Императрицы Екатерины Великой». Она была полностью аннотирована и размещена во втором томе фундаментального труда Равинского.

Для нас это очень важно, и прежде всего по уникальности листов. На них есть карандашные пометки, то есть это своеобразные каталоги, с которыми Равинский работал, потому что очень многие гравюры приобретались за границей. Кстати, Равинский очень боялся того, что многие коллекции будут распроданы наследниками, и он ставит перед собой цель и скупает их. Он приобретает более 17 коллекций, которые затем передаёт в музей.

– Среди представленных книг есть «Подлинные анекдоты о Петре Великом, собранные Яковом Штелиным». Почему она тут оказалась? Гравюры и анекдоты?!

– Яков Штелин – первый историк русского искусства. Во времена Петра Первого он начал собирать исторические анекдоты, которые пользовались большой популярностью, претерпели множество переизданий. Штелин также является одним из первых, кто начал собирать коллекцию русской печатной гравюры. На страницах, на которых открыты «Анекдоты», как раз рассказывается о проектах.

Здесь слово «анекдот» следует понимать не в привычном для нас значении, а как особый жанр, характерный для того периода, это как повествования, основанные на рассказах очевидцев, приближенных Петра Великого, исторических событиях.

Анна Михайлова

(0)
Опрос
  • Какой фонтан в Калининграде для вас самый-самый?
Проголосовало 216 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты