Устранение палатки

05.05.2017 11:00
   


Устранение палатки
Рабочие МБУ "Гидротехник" режут киоск Людмилы Соловьёвой на части.

У Северного вокзала в Калининграде городские власти успешно ликвидировали фруктово-овощной киоск – закон восторжествовал. Но в десятках мест по всему областному центру продолжается бойкая торговля польской контрабандой и – ничего! А тогда зачем вообще закон?


Власть продемонстрировала, как она эффективно и эффектно может бороться с гражданами, желающими торговать легально, – у Северного вокзала «болгарками» спилена торговая палатка, хозяйка которой всеми силами стремилась к получению легального статуса для земельного участка. В то же самое время по всему Калининграду, не скрываясь, продолжают беззастенчиво торговать с машин польскими продуктами – без всяких опасений, что к ним придут. Без малейшего побуждения хоть как-то легализовать свою деятельность они только подтверждают народную «мудрость»: законы у нас только для совсем наивных. Все остальные живут по понятиям.

2 палатка.JPG
"По-человечески" исполнители сноса дают возможность вынести из палатки товар.

Тайны из того, какие незаконные постройки и сооружения сносят в Калининграде, администрация города не делала никогда. С прошлого года прямо на официальном сайте заведён специальный раздел. В нём педантично указываются адреса объектов сноса. В основном ликвидируют ограждения. Но это не так заметно, как когда сносят, например, торговый ларёк.

Ларьки, киоски и палатки – кому как лучше нравится – на официальном языке именуются «нестационарными торговыми объектами» (НТО). Где и как они располагаются, регулирует «Схема расположения НТО», которую в Калининграде утверждает администрация города. Кто не попадает в схему, идёт под снос, если нет других обстоятельств, позволяющих торговать дальше на том же месте.

По данным с сайта администрации Калининграда, в 2016 году добровольно исчезли со своих мест семь НТО, принудительно – шесть. В двух случаях снос был отменён, а ещё в двух – отложен. В 2017 году уже три объекта покинули свои насиженные места добровольно, в двух случаях снос отложен, а один киоск пришлось ликвидировать силой…

3 палатка.JPG
Эти киоски в 10 метрах от снесённого киоска малого предпринимателя Соловьёвой эстетику у Северного вокзала не портят?

Принудительный снос

На прошлой неделе администрация Калининграда пригласила журналистов посмотреть, как происходит принудительный снос торгового объекта на примере громкой истории, о которой рассказывал «Русский Запад» («Избавление от палатки», стр. 8, «Русский Запад», 7 декабря 2016 года): ликвидации фруктово­овощного киоска Людмилы Соловьёвой у Северного вокзала.

К назначенному времени, в 9:30 утра, у киоска уже стояли наготове сотрудники МБУ «Гидротехник». С февраля 2016 года, по распоряжению Александра Ярошука, именно это муниципальное учреждение официально сносит незаконные постройки в Калининграде.

4 палатка.JPG
Товар из магазина Соловьёвой под дождём на тротуаре.

Журналистов пришло много – ожидалось сопротивление хозяйки и, как следствие, красивые кадры для видео­ и фотосъёмки. Когда рабочие закрыли проход через пешеходную зону красно­белыми лентами, Людмила Соловьёва закрылась изнутри в киоске со своими знакомыми. «Гидротехниковцев» это ничуть не смутило. Рабочие вытащили дисковую пилу и стали срезать заклёпки с боковых листов обшивки киоска. Когда они перешли к демонтажу входной двери, предпринимательница вышла и рассказала, что общалась с заместителем министра в правительстве области, который пообещал ей помощь.

«Вчера была в администрации, сказали, что дают 10 дней рассрочки»,– пыталась прекратить разборку киоска Соловьёва. Приехавшая на место полиция из двух сотрудников предложила всем покинуть огороженную территорию, включая киоск, для продолжения его демонтажа.


Сергей Румянцев.JPG
«Она знала» 
Сергей Румянцев, заместитель председателя комитета муниципального имущества и земельных ресурсов администрации Калининграда: «Эта постройка признана самовольной. Судебные разбирательства закончились. Приостановка действия наших документов закончена. Предприниматель знала, что её планируют сносить, очень давно».

Палатка за миллион

Людмила Соловьёва рассказала журналистам, пытаясь подавить слёзы, что работает на этом месте уже 24 года, что её исключили из схемы [размещения НТО], «не уведомляя».

«Эта палатка стоит миллион. Я изготовила палатку, сделала проект, мне утвердили её,– сообщила предпринимательница обступившим её журналистам.– Я не подняла ассортимент за счёт алкоголя и табака. [Здесь] всё доступное, людям полезное».

Людмила Соловьёва.JPG
Предприниматель Людмила Соловьёва.

Официальная история киоска, правда, звучит чуть по­другому. По документам из суда Людмила Соловьёва получила официальный статус арендатора земельного участка в 2005 году – на тот момент она торговала на территории ООО «АрендаЦентр», это рядом. С сентября 2006 года она заключила договор с Калининградской железной дорогой, взяв в субаренду 8 квадратных метров для торговли овощами и фруктами.

С марта 2012 года по декабрь 2013 года у овощного лотка был период абсолютно легального статуса на городской земле – она заключила договор с администрацией Калининграда.

Но уже в ноябре 2013 года из муниципалитета ей сообщили, что на овощно­фруктовый развал поступают жалобы – «неэстетичный вид». А до этого, в мае 2013 года, в администрацию пожаловался начальник железной дороги с просьбой привести в «надлежащее эстетическое состояние» прилегающую территорию. Лоток Соловьёвой в эстетику никак не попадал.

Администрация после долгих препирательств победила Соловьёву в суде. В феврале 2015 года было вынесено решение о демонтаже торгового объекта. Но предпринимательница не собиралась сдаваться, продолжая торговать.

Тем временем в российском законодательстве случились роковые изменения: теперь решения о сносе объекта разрешили принимать не в суде, а просто распоряжением комитета муниципального имущества и земельных ресурсов администрации Калининграда. 23 мая 2016 года такое распоряжение и было принято. Людмила Соловьёва обжаловала его в суде, но безуспешно. 30 марта 2017 года вышестоящая инстанция подтвердила законность распоряжения.

5 палатка.JPG
Совсем не смущаясь ни полиции, ни властей: торговля польской контрабандой из багажников у ТЦ "Эпицентр" на территории ГОРПО.

Взятка в 500 тысяч?

Чтобы устранить всё, что предприниматель нарабатывала десятками лет, потребовалось не более трёх часов. Именно столько времени рабочие МБУ «Гидротехник» демонтировали киоск. Все его конструкции, включая витрины и дверь, ушли на утилизацию.

«По­человечески нам жаль»,– заявил Александр Романов, сотрудник «Гидротехника», и разрешил рабочим помочь Соловьёвой вынести товар из киоска. Его сложили у соседней торговой точки.

Плача, предпринимательница рассказала, что до сноса ей поступило предложение дать взятку в 500 тысяч рублей за право остаться и торговать. От кого оно исходило, она точно сказать не смогла, но заявила, что людей, которые передавали ей это предложение, она знала раньше. Причём, с её слов, гонцы пришли почти сразу после выпуска распоряжения о сносе её киоска.

«Потом ещё приходили два раза и предлагали»,– заметила Соловьёва. В правоохранительные органы она обращаться не стала. Поэтому достоверность её слов так и остаётся невыясненной.

Зато администрация Калининграда может похвалить себя за успех: суровая правда закона восторжествовала.

6 палатка.JPG
Официально этой торговли нет. А поэтому и проверяющих на них нет. Торгуй чем хочешь, никто не спросит.

Эстетика места

Но если осмотреться у Северного вокзала, то можно увидеть неприглядную картину. Какие­то странные заведения, торгующие «спортивным питанием», кофейные, у которых из динамиков льётся круглые сутки вся эстрада мира, тут же – мясофургон на колёсах и шаурмятня. Вряд ли именно они вносят тот бесценный вклад в эстетику места, о котором сильно пекутся инстанции. И устранение палатки Людмилы Соловьёвой не сильно улучшило (если вообще) эту картину.

Администрация Калининграда справедливо говорит, что ничего поделать с объектами, стоящими на земле, не принадлежащей городу, она не может. Может быть, это и так. Но как­то же удаётся городским властям бороться с рекламными баннерами на не принадлежащих ей стенах многоквартирных домов, требовать паспорта фасадов, на которые у неё нет никакого права собственности, и заниматься прочими довольно странными занятиями, вмешиваясь в частную жизнь граждан и организаций.

Вообще говоря, гражданам Калининграда и области глубоко безразличны все эти тонкости в распределении полномочий властей, кто и где может и имеет право снести. В 20 метрах от места, где стояла палатка Соловьёвой, так стремившейся к легальности бизнеса, вполне может встать (и уже стояла) машина, торгующая на 100 процентов нелегально продуктами, нелегально ввезёнными из Польши. И – вы же всё прекрасно понимаете – никто не может это пресечь!?

7 палатка.JPG
Торговая "точка" контрабандой у площади Василевского.

Нелегальные багажники

Пока у Северного вокзала сносили палатку, у ТЦ «Эпицентр» на улице Горького, рядом с Центральным рынком, из багажников трёх машин продолжалась бойкая реализация польской контрабанды. Нелегальная деятельность тут – и в десятках мест по всему Калининграду – идёт уже годами. Под неусыпным оком властей всех уровней, начиная от муниципальной и заканчивая федеральной.

На парковке, формально отведённой такой исторически значимой организации, как Горпо, встали на мёртвый прикол со спущенными колёсами два «Опеля» и один «Фольксваген». Товар подвозят инициативные молодые парни на фургонах.

улица Багратиона торговля с машины.JPG
Улица Багратиона в Калининграде: победить нелегалов невозможно?

Боятся им абсолютно нечего. Несмотря на тысячи прохожих каждый день, барражирование патрулями полицейских и наверняка случайное фланирование проверяющими из учреждений и ведомств, они действуют как люди­невидимки. Официально ведь их нет. Раз здесь всё нелегально, подать в суд на них просто нельзя, как и выпустить распоряжение «о сносе».

В октябре 2016 года администрация Калининграда попыталась было ухватить торговцев за слабое место: воспользоваться официальным Порядком утилизации брошенного транспорта, прийти и вывезти машины на эвакуаторе. Но быстро выяснилось, что одних спущенных колёс недостаточно. Надо, чтобы не хватало хотя бы двери, колеса, стекла, капота, крышки багажника или крыла. Всё это у автомобилей на месте, хоть и скоро отвалится. Выбитые стёкла дельцы быстро зашивают подручным материалом. Горпо никак не реагирует на нахождение на подотчётной территории торговцев, что наводит на предположения об участии в прибылях.

А граждане, видя по всему городу нелегальную торговлю из багажников, делают для себя всё тот же вывод: «Соблюдать законы – себе дороже!»

Пример Людмилы Соловьёвой и её киоска – лишнее тому подтверждение.

8 палатка.JPG
Конечно, проще демонтировать киоск, чем заставить уважать закон тех, кого официально не существует: нелегалов, продающих из багажников.

(0)
Опрос
  • Как часто вы употребляете спиртное (пиво, вино, водка и т.п.)?
Проголосовало 736 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты