Марина Хамошина: «Пациентки не понимают, что врач не будет за ними бегать»

21.09.2017 19:00
   


Марина Хамошина: «Пациентки не понимают, что врач не будет за ними бегать»
Регистратура Центра женского здоровья в Калининграде (ул. Подполковника Иванникова,7)

Зачастую мы задумываемся о своем здоровье лишь тогда, когда болезнь в буквальном смысле припирает нас к стенке. Нам некогда реагировать на «первые звоночки» организма о том, что с ним происходит что-то неладное, мы на бегу глушим симптомы таблетками, которые сами же себе и прописали, а потом льем слезы в кабинете у врача. Так поступают пусть не все, но очень многие. И мужчины, и женщины.  

В шутке о том, что для женщины страшнее посещения стоматолога может быть только посещение гинеколога, лишь доля шутки. Женщины боялись, боятся и, скорее всего, будут бояться переступать порог кабинета этого специалиста. Почему? Загадка женской природы. Представительнице прекрасного пола легче проконсультироваться через Интернет-форумы или у подруги по поводу насущных проблем, касающихся женского здоровья, чем идти к врачу. Но не ошибка ли это, так рисковать собственным здоровьем?

Венгерская компания «Гедеон Рихтер» каждый год реализует социальный проект «Неделя женского здоровья», направленныйкак раз на то, чтобы женщины подумали о своем здоровье сегодня, а не завтра, когда, возможно, уже ничего нельзя будет изменить. О важности данного проекта для россиянок, о том, как сегодня выстраиваются взаимоотношения между пациентками и врачами-гинекологами, а также о мифах контрацепции рассказала доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства и гинекологии с курсом перинатологии Медицинского института Российского университета дружбы народов, член Российского общества акушеров – гинекологов Марина Борисовна Хамошина. Интервью удалось записать в рамках 10-го Общероссийского научно-практического семинара «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии», на котором корреспондент Русского Запада побывал в начале сентября 2017 года в Сочи.

- Марина Борисовна, выстроить взаимоотношения с малознакомым человеком – сложно. Вдвойне сложнее, если этот человек – твой гинеколог. Кто сейчас больше заинтересован в этом вопросе – пациент или врач?

- Наши пациентки еще совершенно не созрели для того, чтобы думать вообще, как выстроить отношения с врачом. В лучшем случае это ситуация, когда у женщины имеется свой собственный доктор, с которым у нее есть доверительные отношения. Это очень часто перетекает в дружбу между врачом и пациенткой. Среднестатистическая пациентка в России чего-то ждет от врача, она может быть настроена в свою пользу, но интерес выполнить все, что положено, найти контакт, установить эту связь и добиться результата – улучшения здоровья – к сожалению, сегодня, в основном, в этом заинтересован только врач.

- А откуда может взяться это доверие между женщиной и врачом-гинекологом?

- Сразу оно, может, и не появится. Вообще любая коммуникация – это метод проб и ошибок. Здесь очень важен, конечно, и человеческий контакт, потому что люди могут элементарно друг другу не понравиться. И здесь уже ни квалификация врача, ни что-то еще роли играть не будут. Знаете, говорят, что медицина – это наука и искусство с налетом героизма. Конечно, героизм – это про военных врачей, про хирургов на передовой, про тех, кто сдает кровь сразу на дежурстве. Но и этот ежедневный момент, когда врачу хватает сил, чтобы завоевывать это доверие по капельке с первого контакта – это, на мой взгляд, тоже героизм, особенно у амбулаторного врача, который ужасно занят, на которого навалена рутина, жуткая писанина, компьютер и прочее. И при этом суметь свою душу в каждого пациента вложить. Конечно, это искусство врача.

- Нередко можно услышать от врачей, что пациентки стали грубее, агрессивнее. С этим можно как-то бороться?

- С женщинами работать всегда сложнее. Многие женщины выстраивают отношения с доктором, как с женщиной, подругой, вплоть до того, что обсуждают с ней семью, какие-то личностные моменты. И здесь стоит вопрос профессионализма врача. С опытом приходит вот этот момент – как ты встретишь пациентку. Второй вопрос – помогло ли твое лечение. Может быть, ты сам не понравишься, но человек вернется потому, что ты ему помог. А третий момент – это любовь к пациенту. Гинеколог любит своих пациенток, любых. И когда женщина заходит к врачу и чувствует, что он ее любит, она к нему вернется. Потому что у нас гинеколог – это единственный доктор, к которому женщина может принести свои печали, которые никому сегодня больше не нужны и не интересны, потому что она должна быть как белка в колесе. А гинекологу можно пожаловаться на ПМС, на боли, на что-то еще. К психиатру с этим не пойдут, к терапевту тоже. Поэтому гинекологи – и терапевты, и психотерапевты. Так что любовь, любовь, любовь.

- Марина Борисовна, а как вы считаете, проекты, подобные «Неделе женского здоровья», имеет смысл быть? Их нужно проводить и в дальнейшем?

- Безусловно. Потому что у нас сегодня имеется закон, на основании которого мы работаем – Федеральный закон об охране здоровья. И этот закон дает пациенту все права. У врача в этом законе нет никаких прав. У врача есть только обязанности. Но это неправильно. Женщина должна сама отвечать за свое здоровье. Сегодня врач превратился в специалиста, оказывающего медицинскую услугу. Это катастрофическая, на мой взгляд, ситуация. Возможно, она объясняется сегодняшним днем. Сейчас вообще формируются новые отношения между врачом и пациентом. Это действительно услуга, и пациентка вправе считать ее оказанной или не оказанной, хорошо оказанной или плохо. Когда ты становишься специалистом сферы обслуживания, далеко не все врачи это понимают. И далеко не все пациенты. Простой пример. Для того, чтобы вызвать сантехника, нужен хотя бы унитаз. Представьте, что вы вызвали сантехника, а у вас даже ванной нет, а вы что-то хотите от сантехника. Вот такие моменты и вызывают все эти проблемы, о которых мы говорим. Плюс еще, конечно, уровень жизни, возможности.

- А есть ли в РУДН какая-то программа здоровья?

- У нас есть программа здоровья, в ней есть подраздел, который мы с Виктором Евсеевичем (Радзинским, заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинский наук, вице-президент Российского общества акушеров-гинекологов, - прим. РЗ) долгое время возглавляли. Он назывался «Репродуктивное здоровье студенток», на кафедре акушерства и гинекологии.

- Хорошо. Вернемся к проекту «Неделя женского здоровья». Он, в том числе, направлен на информирование женщин о необходимости регулярных визитов к специалисту для профилактики и ранней диагностики заболеваний репродуктивной системы. Он должен обратить внимание женщин на себя, как вы считаете?

- Может быть, кто-то из женщин, прочитав об этом, вспомнит, что нужно дойти до гинеколога. И может быть, этим мы спасем ей жизнь. Но одна из конечных целей этого, безусловно, разумного, важного мероприятия – это кодекс пациентки.

Пациентка должна понимать, что она идет к специалисту, она должна быть готова к тому, чтобы ей эту услугу оказали. Пациентка сейчас не понимает, что врач не будет за ней бегать. Мы не можем оказать ей эту услугу против воли, но мы понимаем, что она должна была прийти - контрацепция, скрининг на рак шейки матки, на рак молочной железы, это же все надо проходить. И хотя бы один раз в год – вот так достаточно. Придите раз в год – и мы будем счастливы. Только придите. И придите готовыми. Если бы я была министром здравоохранения или просто министром, я бы добавила к отпуску один оплачиваемый день в год, чтобы ты в этот день полностью прошла весь список всего, что тебе надо за год сделать. Сделала маммографию, сделала все мазки, все сделать. А если ты не прошла это все – тогда тебе штраф. Ведь и диспансеризация у нас не совсем адекватная, что греха таить, с обеих сторон. И в итоге мы имеем все эти пропущенные заболевания.

IMG_1650-21-09-17-06-01.JPG

Стенд компании "Гедеон Рихтер" на Общероссийском научно-практическом семинаре в Сочи, сентябрь 2017 года

- Раз уже была затронута тема контрацепции, которая обсуждалась не раз на разных секциях в рамках этого семинара, скажите, мифы о контрацепции создают пациентки или врачи?

- Конечно, пациентки. Те врачи, которые негативно относятся к контрацепции, это опыт не врача, а потребителя. В этот момент врач-женщина ментально представляет себя потребителем контрацептива и элементарно боится или не знает. Доктору стыдно, потому что должно быть, потому что это прописано в законе, в наших функциональных обязанностях, это относится к категории профилактики абортов. Это государственная задача. Это можно сравнить со страхом ездить на машине. Но в машине можно пристегиваться, соблюдать правила, закрывать двери, ехать с определенной скоростью, если мы видим некоторую угрозу – мы останавливаемся.

В контрацепции то же самое. Ведь никто не заставляет пить огульно гормональные таблетки. Если женщине просто нужен противозачаточный эффект, этот метод нужно предложить как один из самых эффективных, который может дать ей дополнительные преимущества. Она может его использовать, а доктор выступит здесь гарантом того, что он ее опросил, проконсультировал, обследовал, вместе с ней четко понял, подходит ей этот метод или нет, как и сколько она может его использовать, как часто ей придется посещать врача на фоне этого метода, потому что, может быть, она должна будет лишний раз сделать какой-то контрольный ультразвук и т.д. И если она готова – то он ей эту услугу по консультированию оказывает. Боятся непознанного, каких-то мифов. Например, говорят, что при КОК (Комбинированные оральные контрацептивы, - прим. РЗ) можно умереть от тромбоза – но ведь от тромбоза можно умереть и без контрацептивов. Допустим, есть четыре случая в год гибели от тромбоза на фоне КОК. Но есть и 135 тысяч случаев гибели от аспирина, и никто на это не реагирует. А на контрацептив все реагируют, потому что это женское, это всем интересно, это жареный факт, и ваши недобросовестные коллеги сразу же это тиражируют. Но это же неправильно.

- Человеку может быть нанесен вред от любого лекарства…

- Да. И здесь врач выступает диспетчером, потому что у нас существуют совершенно четкие критерии приемлемости, там совершенно четко все прописано. Врач скажет, вот тебе конкретно это подходит или не подходит. А женщина должна сказать, устраивает это ее или нет. Потому что она дает согласие на использование этого метода. Если ей только контрацепция нужна – одна ситуация, если нужны какие-то еще дополнительные преимущества, может у нее акне, обильные менструации, проблемы с весом – другая. Вы не представляете, какие популяционные возможности таят в себе гормональные контрацептивы. Просто потрясающие. Их сравнивают по значимости своей с полетом в космос, с открытием Интернета. Когда женщина уходит из-под власти мужчины и становится богиней, и сама решает, когда ей рожать. К тому же она красива, счастлива, спину ровно держит, и у нее все хорошо.

- А как вы относитесь к тому, что женщины нередко проявляют самостоятельность и выбирают контрацептивы, начитавшись статей в Интернете?

- Это категорически недопустимо. Точно так же, как недопустимо назначение гормональной контрацепции врачом другой специальности. Он может рекомендовать, но визит к гинекологу для выписки рецепта должен быть обязателен. Потому что он предусматривает специальное гинекологическое исследование, качественное консультирование, которое не все умеют, осмотр молочных желез, ультразвук и т.д. Самый главный миф в контрацепции, на мой взгляд, это про перерывы. Это то же самое, как мчаться на машине со скоростью 200 км/ч, потом резко затормозить до нуля и снова помчаться 200 км/ч. Это стресс, шок у репродуктивной оси, который происходит каждый раз, когда ты начинаешь гормональную контрацепцию и заканчиваешь.

- Женщины нередко отказываются от контрацептивов, потому что бояться ожирения.

- КОК – это мнимая беременность. Подавляется овуляция, поэтому действительно может быть прибавка массы. Но прибавка, которая связана с приемом лекарства – это задержка жидкости. Это стрессовая адаптационная реакция. И на этом фоне женщина элементарно меняет пищевое поведение. Если она предупреждена об этом и контролирует свое пищевое поведение, то никакого ожирения у нее не будет. Если взять правильные исследования, мы увидим, что КОК не повышают массу тела. Более того, сегодня уже есть исследования по конкретным таблеткам. Каждый производитель хочет продать свой препарат, поэтому сегодня у каждой таблетки уже есть свое доказанное досье – кто-то повышает сексуальность, кто-то улучшает когнитивные функции, у кого-то добавлены фолаты, последнее – это просто потрясающе.

- В первый день работы семинара прошел перфоманс «Кюретку -  в музей», условным слоганом которого было: «Распилите привезенную с собой кюретку и получите Удостоверение врача и человека!». Что это – пропаганда отказа от абортов?

- Это не пропаганда, это некий наш антивандальный перформанс. О чем это говорит? О том, что кюретка должна использоваться только по четким показаниям. И этих показаний сейчас крайне мало. Если нужно прервать беременность, то сейчас это делается медикаментозным методом, который биологически похож на выкидыш. Этот механизм есть и в природе, а кюретки в природе нет. А ее последствия совершенно трагичны, на самом деле. Такой аборт – как Фукусима, никогда не знаешь, что будет. Ты никогда не знаешь, что будет завтра. Одна женщина сделает 10 абортов и родит 3 здоровых детей, а другая сделает один аборт и никогда матерью уже не будет. И даже ЭКО уже не получится.

IMG_9251.JPG

Марина Борисовна Хамошина на семинаре в Сочи, сентябрь 2017 года

- Марина Борисовна, как вы считаете, нужен ли какой-то закон в отношении абортов?

- Боже упаси. Запрещать аборты нельзя ни в коем случае. Я в какой-то степени сама – лицо, пострадавшее от этого всего. Потому что моя мама, гинеколог, заслуженный врач РФ, и она стояла у операционного стола буквально до самых родов. Она универсальный донор, и 8 месяцев беременности мной она сдавала кровь «криминалкам». Женщина не будет носить беременность, которую не хочет носить. Женщины будут делать криминальный аборт, будут гибнуть, это будет возвращение в каменный век, этого делать нельзя. И с той степенью открытости, демократичности и цивилизации, к которой мы пришли, все это равенство полов и прочее, женщина должна иметь право на аборт. С другой стороны, она должна иметь такие мозги, что она должна быть духовно выше того, чтобы идти на это убийство. Никто же не одобряет аборты, нет человека, который бы его одобрял. А женщины к этому относятся немного неадекватно.

- Мы сейчас находимся с вами в Сочи, на юбилейном семинаре «Репродуктивный потенциал России: версии и контраверсии», где собрались десятки специалистов со всей России. Как вы считаете, насколько важны подобные мероприятия для врачей из маленьких городов?

- Сочинские контраверсии совершенно уникальны своим форматом: здесь любой человек на любом заседании, будь то профессор или интерн, может встать и высказать свою точку зрения. Он может сделать доклад. В каждой нашей презентации и докладе мы стараемся дать ссылки, показать, что это доказано. Но это уже априори все должно быть доказано, все, что здесь представлено. Мы только выделяем то, что нужно практическому врачу. Более того, здесь все время что-то издается, какие-то своды документов, какие-то алгоритмы, какие-то выставки проводятся. Даже просто региональному врачу вырваться из своей рутинной повседневности в Сочи, увидеть себя в своем социальном срезе, это великое счастье. И еще великое счастье – услышать что-то с трибуны и сказать себе – мама дорогая, я же тоже так думаю. Это вдохновляет такого врача и дальше год пахать сутками на благо женщин и нашей страны. Это именно то, ради чего мы собираемся.

(с) ИА Русский Запад/ам

(с) Фото: Анна Михайлова


(0)
Опрос
  • Какой фонтан в Калининграде для вас самый-самый?
Проголосовало 213 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты