Губа не дура: как в Андреевой губе строили площадку по утилизации ядерных отходов

17.09.2019 10:00
11 мин   


Губа не дура: как в Андреевой губе строили площадку по утилизации ядерных отходов

В настоящее время в губе Андреева в 60 км от Мурманска хранится более 21 тысяч сборок отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) атомных подводных лодок, более 17 тысяч тонн твердых радиоактивных отходов, сотни кубометров жидких радиоактивных отходов. И эта ситуация очень не нравилась ни странам Скандинавии, ни Евросоюзу.

Поэтому, под эгидой Росатома и Евросоюза, в Андреевой губе был организован проект по созданию накопительной площадки для последующей утилизации радиоактивных отходов.

Деньги выделялись Великобританией, Норвегией, Швецией, Италией, Европейской комиссией и фондом «Северное измерение», в которое снова вошли те же страны (кроме Италии), а также Евросоюз, Бельгия, Германия, Дания, Канада, Россия, Финляндия, Франция.

Проект подразумевал строительство площадки с основанием из буронабивных свай для хранения ядерных отходов, размещённых в специальных контейнерах, с последующим вывозом их в Челябинскую область и утилизацией на специальном заводе.

Росатом, через свою дочернюю структуру РосРАО, приступил к организации исполнения проекта.

РосРАО определил генерального подрядчика строительства площадки, которым стала фирма из Долгопрудного (Московская область) под названием «Проектинвестстрой» (ПИС).

В свою очередь, «Проектинвестстрой», имеющий признаки так называемой фирмы-прокладки, озаботился поиском подрядчика, который сделает за него всю работу.

Выбор пал на калининградскую строительную фирму «Вента». Она же стала фактическим исполнителем контракта, который был заключён между ПИС-ом и Росатомом.

Сумма контракта между ними составила 270 миллионов рублей. А теперь внимание (!): «Проектинвестстрой» отдаёт подряд «Венте» на тот же объём работ на 146 млн рублей.

То есть контракты между Росатомом и ПИС-ом, а также ПИС-ом и «Вентой» были зеркальны во всём, кроме суммы.

Все работы на стройке выполнялись только «Вентой» или привлечёнными ею субподрядчиками. От ПИС-а на стройплощадке сначала находился один сотрудник, потом его убрали за ненадобностью. И это несмотря на то, что контрактом между Росатомом и ПИС-ом предусматривается, что все работы ПИС должен выполнять самостоятельно, а субподрядчиков привлекать не более, чем на 30% объема работ по договору. 

Как всё начиналось

Прежде чем приступить к работе, были проведены геологические изыскания, которые предусматривали собой точное описание рельефа и необходимых работ.

Губа Андреева имеет особенности рельефного ландшафта – скальную породу. Для того чтобы объект был устойчив, с учётом его специфики (хранение ядерных отходов), и безопасен в эксплуатации предполагалось, что под объектом будет построено основание в виде бетонной подушки.

план bellona.jpg
(с) Bellona.

В результате изыскательных работ подрядчику были даны рекомендации по установке буронабивных свай. Сваи должны были устанавливаться до той глубины, где проявлялась скальная порода, которая, в свою очередь, уже крепче, чем сами сваи, и служит для них основанием.

Затем вся эта конструкция должна была заливаться бетоном, обеспечивающим условия эксплуатации.

Геологоразведка установила точную длину свай с учётом залегания скальной породы по всему периметру будущей площадки. Поскольку залегание породы было неравномерным, то и длина свай была совершенно разная.

Данную работу выполняло ООО «Вента», однако, в определённое время начали возникать проблемы с оплатой работ.

Началась обычная претензионная работа. «Вента» выставляет акты о проделанной работе с требованиями об оплате, но заказчик под разными предлогами этого не делает: ссылается на какие-то нормативные акты, запрашивают дополнительную документацию и так далее.

Затем состоялись переговоры, на которых представители «Проектинвестстроя» (ПИС) показывают представителю ООО «Вента» исполнительную схему, в соответствии с которой, якобы, работы выполнены в меньшем объёме. Удивившись такому «правовому» обоснованию неплатежей, ООО «Вента» обратилась в суд на своего подрядчика.

Цепочка заказчиков и исполнителей, напоминаем, была следующая: Евросоюз – Росатом – РосРАО – «Проектинвестстрой» – ООО «Вента» – ООО «Ист’ок».

Атом.jpg 

Что произошло?

Откуда взялся этот «Ист’ок»?

«Проектинвестстрой» для того, чтобы отдать заказ на работы в ООО «Вента», по оценке экспертов, навязал ей своего подрядчика – ООО «Ист’ок», хотя и выглядело облечённым в правовую форму. То есть, «Ист’ок» должен был выполнить ряд работ, будучи подрядчиком у ООО «Вента». Говоря языком правоохранительных органов, ПИС, по всей вероятности (в деталях пусть разбирается следствие), создал дополнительную прокладку для получения большей прибыли, хотя реальной необходимости в этой организации не было.

Идём дальше.

Двое сотрудников ООО «Вента», откомандированные в Мурманскую область для осуществления надзора за строительством, воспользовались удалённостью объекта и вступили в «отношения» с представителями ПИС (заказчик) и «Ист’ок» (подрядчик, по существу, даже субподрядчик).

В чём был подвох? А в том, что в вышестоящие организации заказчику в виде Росатома и РосРАО документация отсылалась объективная, а в ООО «Вента» она не поступала.

Почему?

Выражаясь уголовно-правовым языком, ПИС (заказчик) и «Ист’ок» (подрядчик) вступили между собой, как предполагается, в сговор. Дело расследуется, поэтому окончательные точки над i ещё не поставлены.

То есть, деньги один раз были взяты с Евросоюза, а второй раз, фактически, украдены у ООО «Вента»?!

Хорошая схема: срубили денег с Евросоюза, но этого показалось мало, (какие-то там 124 миллиона прибыли), значит, нужно срубить с подрядчика.

Зарабатывать у нас в стране, к сожалению, принято всего двумя способами: обкрадывать государство или «кинуть» партнёра.

Всю документацию имели возможность подделать сотрудники ООО «Вента», находящиеся в Мурманской области – заместитель генерального Сокальский Андрей Николаевич, и прораб Евлантьев Дмитрий Юрьевич

Данная документация отражала ход и результаты работ. То есть товарищи, при условии, что претензии ПИС к ООО «Вента» верны, включили в акты выполненных работ (по форме КС-2 и КС-3) заведомо недостоверные сведения о фактическом объёме выполненных работ?!

При этом получалось, что ООО «Вента» выполнила работ гораздо меньше, чем того требовали условия контракта.

Это звучало абсурдно, потому что заказчик в лице РосРАО оплатил ПИС все заявленные работы - в полном объёме! А руководство ПИС объём работ, выполненных ООО «Вента», просто-напросто занизило?! Такой нехитрый, российский способ «заработать».

То есть, к примеру, РосРАО отплачивает ПИС 18 миллионов рублей, а те, в свою очередь, заявляют ООО «Вента», что те произвели работ на 5 миллионов.

Как так может быть, ведь простая математическая логика подсказывает, что не может быть такого, когда за определённый вид произведённых работ платится оговорённая сумма, а у заказчика вдруг появляется на счету лишних 13 миллионов.

В природе так не бывает, потому что контракт предполагает оплату определённого вида работ. Поэтому арифметика подсказывает, что ООО «Вента» просто обманули. То есть, в отношении калининградской фирмы-подрядчика произведены мошеннические действия.

В интересах ПИС-а могли быть подделаны акты выполненных работ, в который включили иной объём, нежели им оплатил заказчик, и ООО «Вента» по этим бумагам ещё оставалась должна. 

Дела судебные

Юристы ООО «Вента» подали исковые заявления в Арбитражный суд Мурманской области и, несмотря на кажущую простоту дела, проиграли оба суда в первой и апелляционной инстанциях.

Однако, кассационная инстанция в Санкт-Петербурге не согласилась с решениями мурманских судов и отправило дело новое рассмотрение. Лейтмотив выводов кассационного сюда был следующим:

«Необходимо назначить строительно-техническую экспертизу, которая сделает вывод о реальном объёме строительства, и только на основании этого можно будет делать какие-то заключения и принимать справедливые судебные решения».

Такое решение вызвало панику в рядах не только ООО ПИС, но, видимо, и интересантов со стороны Росатома и РосРАО.

Мы с вами живём на этой земле не первый год и понимаем, что такая организация как «Проектинвестстрой» (ПИС) не могла возникнуть на голом месте и тем паче стать подрядчиком у структур Росатома.

Государственные корпорации часто грешат тем, что передают подряды компаниям, так или иначе связанным с ними «невидимыми» нитями. Такие связи выглядят «белыми» и, при хорошей работе, уголовно не наказуемы.

Решения судов выглядели, мягко говоря, так, как будто кто-то взмахнул волшебной палочкой и ООО «ПИС» вкупе с ООО «Ист’ок» стали выглядеть белыми и пушистыми, а ООО «Вента» оказалась виноватой без вины.

Но тут параллельно, по инициативе ООО «Вента», возбуждается уголовное дело, в ходе которого и была назначена искомая строительно-техническая экспертиза, которая полностью поддержала доводы ООО «Вента»: работы были выполнены в полном объёме в соответствии с исполнительной документацией.

То есть всё, о чем в судебном процессе заявляли представители ООО «Вента», было подтверждено выводами экспертов.

В кассационной инстанции это заключение было представлено, что вызвало много шума и недовольства в рядах ответчиков, и суд принимает решение отправить дело на новое рассмотрение.

Таким образом, дело вернулось в исходную точку. 

Что за птица этот ПИС?

Сайт каталога организаций list-org.com даёт в справочной информации следующие сведения о предприятии «Проектинвестстрой»: генеральный директор – Меняйло Сергей Геннадьевич, зарегистрированный в октябре 2017 года ещё и как индивидуальный предприниматель. Он же является соучредителем ПИС-а, имея 48 % в уставном капитале наряду со вторым владельцем Алёхиным Антоном Геннадьевичем.

Сотрудниками в этой мощной фирме числятся 14 человек (данные kartoteka.ru).

Проектинвестстрой.jpg

Сайт ПИС-а призывает заключать с ним контракты, и сулит неимоверную выгоду от сотрудничества:

«Все необходимые работы будут выполнены в кратчайшие сроки и с высоким качеством, при этом Вы получите значительную экономию Ваших денежных средств».

Однако найти в галерее сайта фотографии объектов или хода выполнения работ не удалось.

Визитная карточка фирмы, которой доверился Росатом, носит информативный характер. Сайтов таких миллионы, и они не несут никакой полезной нагрузки.

Отчего же? Стоит задать себе вопрос.

Если копнуть дальше – дело начинает проясняться.

На сайте Госзатраты находим сведения о поставщике – ООО «Проектинвестрой», на данном сайте указаны все контракты данной организации.

Как видим, одним из основных заказчиков у ПИС-а является РосРАО. Смысл себя пиарить, когда у тебя есть такой большой и надёжный партнёр?

Смотрим вкладку Госзакупки. Здесь указаны общие данные и с помощью переходов можно зайти на официальный сайт госзакупок. Например, тут.

Где мы видим, что данная организация очень часто является единственным участником тендеров.

К примеру, протокол рассмотрения единственной заявки на участие в электронном аукционе № 0573100002517000084-4 от 10.05.2017.

Выгрузив все контракты ПИС-а, увидим, что 11 контрактов с РосРАО превышают сумму в 168 миллионов рублей, по договорам с другими подрядчиками всё гораздо скромнее. 

Дела идут, контора пишет

Поначалу дело, возбужденное в следственном управлении в Калининграде, внушало надежду на то, что скоро всё встанет на место, и виновные в схематозе, а, по большому счёту, в краже средств Евросоюза при строительстве площадки для хранения ядерных отходов будут уличены и наказаны.

Как мы уже писали выше, двое сотрудников «Венты», командированные в Мурманск для осуществления контроля за подрядчиком ООО «Исток», перешли на работу в «Проектинвестстрой», старанием которого в проекте появилось ООО «Ист’ок». Такая вот тавтология.

Что делается дальше? Когда возбуждается дело, в Мурманск выезжают калининградские следователи, которые не месте делают все необходимые следственные действия в виде обысков, выемки, изымают все необходимые оригиналы документов, в том числе, пресловутые акты выполненных работ, в которых фигурирует недостоверный объём работ.

Соответственно градус на загрязнённой мирным атомом мурманской земле повышается, потому что дело расследуется калининградскими сотрудниками, степень влияния на которых на тот момент была равна нулю. А шуму уже стало слишком много, и он мог докатиться и до Росатома, и до структур Евросоюза.

В «Проектинвестрое» прекрасно понимают, что, если следственные органы доберутся до Сокальского и Евлантьева, дело может принять совсем дурной оборот.

Руководство ПИС-а начинает прятать Евлантьева. Его посылают то в Мурманск, то в Смоленск. Когда калининградские следователи появляются в Мурманске, он оказывается у себя дома в Смоленске, а когда смоленская полиция вызывает его на допрос по просьбе калининградских коллег, он оказывается в Мурманске – Фигаро тут, Фигаро там.

В результате чего встреча со следователями у Евлантьева так и не состоялась.

Дело расследовалось в течение восьми месяцев. Всех устраивала законность его возбуждения, законность его ведения на калининградской земле, а через восемь месяцев вдруг прокуратурой г. Калининграда резко ставится вопрос о том, что вообще всё неправильно. Мол, дело надо было возбуждать и расследовать в Мурманске, причём срочно надо принять решение о передаче его в Мурманск.

Адвокаты ООО «Вента» с такой постановкой вопроса не согласились.

«Как так? – говорит адвокат. – Преступление сопряжено с перечислением или неперечислением денежных средств в безналичной форме со счёта на счёт. Есть пленум Верховного суда, который разъясняет все эти вопросы, и в котором чётко сказано, что преступление окончено в том месте, откуда перечислялись деньги. В данном случае расчётный счёт «Венты», которая перечисляла деньги в ООО «Ист’ок» находится в Калининграде».

На что в прокуратуре попытались ответить, что именно в Мурманске находится большинство свидетелей.

Однако и это оказалось плохим аргументом надзорного органа, ибо в «Венте» исполнением контракта занималось пятьдесят сотрудников, а в Мурманске только руководитель ООО «Ист’ок» и двое фигурантов из «Венты».

Тем не менее, в прокуратуре рождается письмо за подписью целого заместителя прокурора города Калининграда, смысл которого более чем конкретен: передать дело в Мурманск…

На сегодняшний день уголовное дело, тем не менее, находится в следственном отделении Ленинградского района города Калининграда, и лежит там мёртвым грузом.

Назначен очень странный следователь, который за это время не произвёл ни одного следственного действия. Сначала была приостановка уголовного дела, потом после жалоб в прокуратуру дело было возобновлено, но спущено в отдел Ленинградского района.

Фотография.jpg
Губа Андреева в Мурманской области. (с) Bellona  

Что дальше?

Как известно, когда мы ведём речь о Росатоме, ядерной энергетике или радиоактивных отходах, мы ведём речь о национальной безопасности страны.

Росатом, наряду со Сбербанком, Газпромом или Роснефтью – это визитная карточка России.

Интересно, как наши западные партнёры отреагируют, если вскроется факт, что подрядчик Росатома нагрел руки на европейских налогоплательщиках?

Тем не менее, в июне 2018 года международные эксперты высоко оценили работу государственной корпорации Росатом и ФГУП «РосРАО» в вопросах обеспечения безопасности при вывозе отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) из хранилища в губе Андреева Мурманской области.

Свое мнение они выразили на совещании Экспертной группы по управлению ядерным наследием при Агентстве по ядерной энергетике и Организации экономического сотрудничества и развития (OECD Nuclear Energy Agency).

По итогам 2018 года на объекте в губе Андреева в Мурманской области, была сделана выгрузка отработавшего ядерного топлива из баков сухого хранения, подготовка ОЯТ к транспортировке на переработку, доставка и размещение на накопительной площадке ФГУП «Атомфлот» в количестве 42 транспортных контейнеров.

Процесс идёт, европейские партнёры довольны, Росатом и РосРАО на хорошем счету, а то, что какая-то сотня тысяч евро из кармана европейского налогоплательщика бесследно растворилась на просторах нашей великой Родины, уже никого не интересует. Но это – до поры, до времени...

И ладно бы никто не знал, как она растворилась, или дело было бы неинтересно калининградским следователям ввиду давности лет или неактуальности.

Ан нет, всё свежо, свидетели живы и документы, свидетельствующие о преступлении, находятся в комплекте.

Почему в руководстве калининградского УМВД положили дело в «долгий ящик», большой вопрос.

Адресовать его, наверное, можно начальнику следственной части Следственного управления УМВД России по Калининградской области, полковнику юстиции Румянцеву Юрию Борисовичу, или заместителю начальника УМВД – начальнику следственного управления УМВД полковнику юстиции Кадыкову Сергею Васильевичу.

Не может быть, невозможно себе представить, чтобы это была некомпетентность или личная заинтересованность. Но тогда в чём загвоздка?

Если такое дело не может быть расследовано в течение почти двух лет, то, что можно ожидать от нашей калининградской полиции в более серьёзных вопросах? Хотя, что может быть серьёзнее, когда речь идёт о национальной безопасности или о добром имени страны?

Остаётся надеяться на то, что прокуратура Калининградской области заинтересуется этими вопросами, возьмёт дело под контроль, и придаст динамику процессам.

(0)
Опрос
  • Как часто вы покупаете продукты по акциям (со скидкой)?
Проголосовало 250 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты