Водитель БМВ чуть не насмерть сбила школьницу, а потом побила и её мать

15.09.2019 16:49    © Фото: ГАИ Калининградской области.
9 мин   


Водитель БМВ чуть не насмерть сбила школьницу, а потом побила и её мать
Мария С. рассказывает, как ехала на жёлтый свет светофора. Видео с места ДТП нет?!

Обстоятельства ДТП с 12-летней школьницей в Калининграде в первые дни нового учебного года заставляют усомниться в способности и желании сотрудников УМВД РФ по Калининградской области эффективно расследовать такие случаи и привлекать к ответственности виновных. Отдельные детали произошедшего свидетельствуют о явной коррумпированности.

Несовершеннолетняя Ирина М. (имя, инициал изменены. - Прим. РЗ) попала под колёса чёрного БМВ с номером О500**39 в четверг, 5 сентября 2019 года, на пешеходном переходе. О случае на Московском проспекте оперативно рассказала пресс-служба УМВД. Более того, на официальном сайте появилось видео. «Русский Запад» сообщал об этом 6 сентября.

На видео молодая уверенная в себе белокурая девушка, сидевшая за рулём автомобиля, рассказывает без тени волнения, связно и чётко:

«Я ехала по левой полосе, по свободной. Горел жёлтый. Бежала девочка по пешеходному переходу. Я притормозила, она пробежала. Загорелся уже зелёный. Я начала ехать. И в этот момент – я даже не видела девочку – она ударилась мне в правый бок, получается».

Официальное видео ГАИ Калининградской области, 5 сентября 2019 года

Вскоре в кадре появляется Дмитрий Пахомкин, старший инспектор отделения пропаганды УГИБДД УМВД России по Калининградской области, который говорит, что водитель БМВ «совершила наезд на ребёнка».

Казалось бы, теперь есть всё, чтобы установить детали произошедшего. Тем более, что они более чем очевидны. Водитель БМВ сама, без всякого принуждения, рассказала, что ехала на запрещающий сигнал светофора — жёлтый. Она признала, что не пропустила пешехода-девочку, которая заканчивала переход дороги.

Однако дальше начались странности — одна за другой.

Куча нарушений

«Инспектор ГАИ даже рапорт не написал, - говорит с возмущением Георгий Румянцев, известный калининградский юрист, десятилетиями занимающийся как раз дорожно-транспортными происшествиями. - Он там на месте должен был опросить водителя. Задать вопрос: на каком расстоянии вы увидели смену сигнала светофора? Водителю две машины, стоявшие правее от неё в двух рядах, закрывали ей обзор. Если едешь по левой полосе, то должна смотреть, кто там ступил на пешеходный переход».

Вместо детального осмотра места происшествия в материалах расследования административного правонарушения появилось только объяснение в свободной форме от уверенной в себе водителя БМВ. В графе, признаёт ли она себя виновной, она подчёркивает «Нет». Из письменного объяснения непонятно, кто его брал — стоит нечитаемый штамп инспектора ДПС.

«У ней куча нарушений», - продолжает Румянцев и описывает их шаг за шагом. Выйдя из машины к лежащему на дороге ребёнку, она хватает девочку и переносит её с места ДТП. Хотя как водитель должна знать, что на месте ДТП ничего нельзя менять, что надо ждать приезда врачей, которые окажут профессиональную помощь. Что любое перемещение пострадавшего может только усугубить последствия причинённых травм.

Даже в скупом постановлении о начале административного расследования опровергается ложь 28-летней водителя БМВ, что девочка «ударилась в правый бок». На машине зафиксированы повреждения лобового стекла, капота, правого бокового зеркала. Машина подбросила ребёнка в воздух, после чего школьница рухнула, ударившись головой об асфальт.

«Как там малышка»

В тот день Ирина М. возвращалась после прогулки с классом у катера на Московском проспекте со своей подругой Светой В. (имя и инициал изменены. - Прим. РЗ).

«Света проскочила. Она говорит, что повернулась на удар, - рассказывает Наталья Ф. (имя и инициал изменены. - Прим. РЗ), мать пострадавшей школьницы. - Повернулась и увидела, что Ира летит головой на асфальт».

С Московского проспекта ребёнка, которого, возможно, ещё раз травмировала водитель, перенеся с асфальта на другое место, на машине скорой помощи доставили в детскую областную больницу.

«Мне позвонили со скорой: не волнуйтесь - все живые», - вспоминает Наталья.

Ей сказали, что надо приехать в больницу. По пути туда на мобильный матери девочки поступали звонки. Не все она принимала. Не понимала в тот момент до конца, что произошло. Позднее Света В. рассказала, что не смогла ходить в школу несколько дней — была в таком шоке от случившегося со своей подругой Ирой прямо на её глазах на Московском проспекте.

Потом Наталье кто-то позвонил и представился женским голосом: «Я — водитель». Наталья не стала разговаривать, хотела поскорее увидеть дочь, и не сразу поняла суть происходящего.

«ДТП было в 16:20, я узнала о нём только в 16:55, а около 18:00 от водителя уже пришла СМСка! - удивляется Наталья. - Незнакомый мне человек, она обращается по имени-отчеству: «Как там малышка, я очень переживаю. Перезвоните мне, пожалуйста».

Откуда в распоряжении 28-летней водителя БМВ, работающей в обычной коммерческой фирме, уже спустя два часа после того, как она сбивает девочку на пешеходном переходе, появляется мобильный телефон и полные данные о матери девочки? Вопрос на засыпку для всех органов власти, которые так пекутся о защите персональных данных. Ну, и где она, ваша защита?!

«Понарожаете!»

В детской областной больнице перед Натальей её ребёнок:

«У неё черепно-мозговая травма, гематомы на голове с кулак две, на затылке, она не может не вдохнуть, не выдохнуть — компрессионный перелом. Я думала, что отнимут ногу — колено было размером как голова. Ножка чёрная, пальцы синие».

Врач успокоил: ногу загипсуют, но ампутировать не придётся, хотя там сложнейший перелом в коленном суставе, полученный при падении с высоты, после того как её подбросил БМВ.

12-летний ребёнок ничего не помнит про ДТП, не может даже назвать дату своего рождения. Заведующий отделением назвал примерную дату операции: в понедельник, 9 сентября, а сейчас, мол, надо подождать, пока пройдут последствия черепно-мозговой травмы.

Уже поздно вечером Наталья вспоминает об СМС от девушки-водителя.

«Я думала, что человек переживает, наверное, надо позвонить, - вспоминает Наталья. - Она меня спрашивает: «Как там малышка?» Я ей всё рассказываю про травмы, про то, что увидела. Она мне: «Ой, да я - бывшая спортсменка». И она начинает мне про свои травмы рассказывать. Я говорю: «Давайте не о вас сейчас!» Она: «Можно мне приехать к ребёнку? Что мне сделать?»

В момент удара у Иры вылетел и разбился вдребезги мобильный телефон.

«Я ей говорю: может быть, вы пока почините телефон, поскольку вы виноваты в этой аварии, - продолжает Наталья. - И вот этот человек, услышав мои слова, меняет свой тон за одну секунду: «В смысле, я виновата? Вы чего там себе позволяете? Вы чего такая борзая, вы чего такая наглая? Ваши девки лгут. Понарожаете... Вы рожаете, а потом не воспитываете детей!» Она переходит на крик. Я говорю: «Давайте так: мы с вами встретимся в суде, и они решат, кто виноват, мне от вас ничего не надо. Я вам запрещаю подходить к моему ребёнку».

На этом разговор прервался. Водитель бросила трубку.

«Бывает, теряются файлы»

Но персональные данные матери сбитого ребёнка, непонятно как попавшие к 28-летней Марии С., были только цветочками в букете странностей этого происшествия.

На следующий день после ДТП, 6 сентября, в отделение, где лежала со своей дочкой Наталья, пришёл заведующий отделением. Если днём ранее он показывал ей на смартфоне снимки с томографа и объяснял сложность перелома, то на этот раз он вдруг заявил, что у ребёнка «ушиб». Да и вообще нет никакой «черепно-мозговой травмы».

Наталья стала постепенно понимать, что происходят какие-то невообразимые вещи, и связаны они с личностью этой гонщицы на БМВ, Марии С.

Наталья попросила придти в палату нейрохирурга. Тот, после короткого осмотра, вынес вердикт:

«Сотрясение мозга я, разумеется, констатирую у ребёнка».

После чего матери посоветовали как можно скорее «записать на диск данные компьютерной томографии». А то, говорят, «бывает, у нас теряются файлы».

В понедельник, в ожидании операции, Наталья была в больнице со знакомой у парковки. Внезапно она увидела ранее уже знакомое лицо: та самая водитель БМВ! Девушка прошла от парковки в отделение и стала в справочной интересоваться состоянием Ирины.

Наталья была в шоке и напомнила Марии С. о произошедшем ранее разговоре: «Я — мама, мы с вами разговаривали. Я запретила вам подходить к моему ребёнку. Я сказала, что мы с вами встретимся в суде».

«Жалуетесь, что овец сбивают»

Мария С., как выяснил «Русский Запад», - дама с очень хорошими физическими данными. Буквально в августе 2019 года она заняла одно из призовых мест в состязаниях по мас-рестлингу. Весь её инстаграм пестрит фотографиями, на которых участница автомобильного клуба «Königsberg BMW Club» демонстрирует свои атлетические достижения — где-то тягает на видео штангу, где просто показывает бицепсы, а где и дрифтит на своём, том самом, БМВ, на котором 5 сентября сбивает школьницу как кеглю.

Мария С. дрифтит на том самом БМВ, на котором позже сбивает школьницу

Зачем она пришла в больницу к ребёнку, поначалу непонятно.

«Она смотрит на меня сверху вниз с пренебрежением: «Ха! С тобой мы в суде будем встречаться, если ты видео найдёшь. У тебя будут видео, тогда и будешь мне про суд говорить», - вспоминает Наталья. - То есть, она мне даёт недвусмысленно понять, что я уже ничего не найду».

Как ни странно, Мария С. информирована гораздо лучше, чем пострадавшие от её автомобиля.

В шоке от слов Марии Наталья пытается вывести её из больницы.

«Я её попросила немедленно уйти отсюда», - рассказывает Наталья.

Для атлетки и рестлерши, да ещё и на БМВ, это выглядит как вызов и она переходит от слов к делу.

«Она мне сверху кулаком в губы — два удара в лицо. Разбила мне губу, у меня кровоточила десна», - говорит Наталья.

Инцидент фиксируется. Женщина вызывает полицию и просит возбудить уголовное дело против Марии С. - теперь по факту нанесения телесных повреждений и ей.

Но, уходя из больницы, Мария перестаёт себя сдерживать.

«Она начала оскорблять и меня, и ребёнка: «Ваши овцы бегают по дорогам, и вы жалуетесь, что овец сбивают. Ничего страшного, что овец сбивают», - рассказывает Наталья.

о500.jpg
Мария С. гораздо лучше знает подходы к правоохранительным органам Калининградской области, чем жертвы её агрессивного стиля вождения. На снимке - тот самый БМВ,

Свидетелей - нет, видеозаписей — нет

В ГАИ, куда за правдой о расследовании ДТП, едет Наталья, до этого занятая уходом за ребёнком в больнице, её ошарашивают. Нет, с делом нельзя ознакомиться. Дама, капитан полиции, вызывающе листает при ней материалы дела, но не показывает ничего: «Свидетелей - нет, видеозаписей — нет». С Натальи берётся объяснение.

«Тогда я позвонила в «Безопасный город», - продолжает Наталья. - Мне там сказали, что, по стечению обстоятельств, камеры отвёрнуты в другую сторону и не просматривают пешеходный переход».

Вот вам и «Безопасный город». А если нет камеры на одном из самых опасных пешеходных переходов, или она вдруг «отвёрнута в другую сторону», то зачем он тогда вообще нужен такой? Или камера там была повёрнута правильно, но Марии С. помогли влиятельные люди?

Последнее вполне возможно. По словам Натальи, ей тоже помогли достать информацию о Марии С.: несколько нарушений скоростного режима, а также административное дело из-за нарушения тишины.

Если правоохранительные органы Калининградской области не могут расследовать совершенно очевидное ДТП, в котором тяжкий вред причинён здоровью ребёнка, то зачем они такие нужны вообще?

Наталья написала о случившемся губернатору Антону Алиханову в инстаграм и очень надеется на его ответ.

(0)
Опрос
  • Сколько вы получаете в месяц?
Проголосовало 418 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты