Людмила Зверева: "Сегодня инвалиду живется очень тяжело, власти толком не помогают"

25.01.2014 02:00
   


Людмила Зверева: "Сегодня инвалиду живется очень тяжело, власти толком не помогают"

Корреспондент Русского Запада пообщался с председателем Балтийского районного общества инвалидов о том, как нелегко приходится людям с ограниченными возможностями сегодня и что делают власти для того, чтобы облегчить их жизнь.

Людмиле Александровне Зверевой, председателю Балтийского районного общества инвалидов, 25 января исполняется 80 лет. В преддверии своего юбилея она дала интервью Русскому Западу, рассказав о своей жизни и труде на благо людей с ограниченными возможностями. Интервью получилось немного грустным, но, возможно, оно заставит власти задуматься о том, что они делают.

- Людмила Александровна, Русский Запад поздравляет Вас с юбилеем. 80-летие - безусловно, большая веха, когда можно подводить какие-то итоги. Какими достижениями на своем жизненном пути Вы особенно гордитесь?

 - Горжусь, наверное, тем, что всю жизнь проработала. Я люблю свою работу, тружусь с 18 лет, мама детей воспитывала одна, нас было трое, в 18 лет я начала работать, одновременно училась на вечернем в институте. Жила тогда в районном городе, автобусов тогда почти не было, на грузовой машине каждый день вечером ездила учиться. Работала после института в Конструкторском отделе, а в Калининграде я с 1958 года, также в Конструкторском бюро в Стройдормаше проработала 10 лет, затем в Техрыбпроме 10 лет, хотя я сама инвалид с детства. И училась на вечернем, хотя у меня такой недостаток – я хромаю, но все равно вышла замуж, двоих детей вырастила, они получили образование. 

Когда мне дали инвалидность, дети у меня еще маленькие были, одна в первом классе училась, второй - в пятом, а я все время тогда ходила по больницам. Но у меня был любимый муж, который не бросил ни меня, ни детей. Сейчас у меня уже трое внуков и даже один правнук. Ну а сама я, когда внуки подросли, пошла в общество инвалидов работать. И с 2000 года здесь председательствую. Работа  довольно тяжелая, но мы стараемся.  Очень много у нас грамот различных, сами видите (стены увешаны различными грамотами – прим. РЗ). Особенно трудно жить было в перестройку, много инвалидов тогда нуждались в работе, но все равно мы уже тогда старались поддерживать всех, не оставлять никого без внимания. А сегодня я уже 3-й год являюсь внештатным заместителем Областного общества инвалидов. То есть работаю там, замещаю, когда председателя нет, на бесплатной основе – такая общественная работа. Даже в настоящее время: он в больнице, а я  - и там, и тут. Самое, конечно, для меня важное – это то, что люди мне верят и уважают меня. Потому что к любому празднику они меня всегда поздравляют, одна женщина из нашего общества пишет стихи и одно из стихотворение посвятила мне.  

- Вы - председатель общества инвалидов, с какими трудностями Вы сталкиваетесь в силу своей работы?

- В последнее время большинство инвалидов обращается по поводу медицинской помощи. Очень плохо относятся медики к нам. Вот, например, вчера одна женщина приходила, рассказывала, как она пришла к врачу и просила помочь, говорит: "Мне дышать тяжело. У меня была астма, а сейчас совсем худо стало. Дайте мне направление на обследование". А врач ей отвечает: "А что вы хотите? У вас уже возраст…". А ей 70 лет. Она доктору говорит: "Но что же мне делать? Я же хочу жить. Я задыхаюсь". Это в нашей городской больнице, на ул. Летней. Она туда уже обращалась и к заму Серых, и никакого результата. 

И много ведь таких инвалидов, которые жалуются, которым даже направление не дают и говорят:  "А что вы хотите? Вы смотрели в свой паспорт?". Недавно еще одна приходила, говорит: "Не могу терпеть, боли сильные. Вчера уже скорую вызывала, желудок болит. Говорю, дайте мне направление к гастроэнтерологу". А доктор ей направление не дала, объяснила: "А сейчас у всех гастрит". Вот так прям нагло в лицо говорят. Представляете, как людям обидно, они прожили столько, столько вынесли…  У каждого - своя история. Я ведь - ребенок войны, я тогда и стала инвалидом. Как раз шел 1941 год, началась война, и я летом заболела скарлатиной, врачи все - на фронте. У меня была 40-градусная температура, и пошли осложнения на левую сторону. А врач один был только по женским болезням, вот он меня лечил. Он мне и ногу, и руку в гипс закатал, руку под углом в 45 градусов, так я всю войну в школу и ходила в гипсе. Рука у меня не сгибается, и одна нога короче другой. Вот так мы и жили, все это прошли. Поэтому мне сейчас так хочется людям хотя бы доброе слово сказать, чтоб они смотрели тебе в глаза и немного верили. Для меня самое главное - человеку сделать добро, чтоб он ушел от меня хотя бы немного довольным.

- С лекарствами как дела обстоят?

Также и с лекарствами проблемы у нас. Я вам так скажу, я не помню, сколько лет назад я в последний раз получала бесплатные лекарства. У нас лечение сейчас - не дай Бог заболеть, и неважно, молодой ты или старый. Никакого внимания нет людям, очень плохо с этим у нас. Стараемся поддерживать инвалидов чем-то, но материально не можем. Только гранты. Но если сначала давали 200 тысяч на год, то в 2013 году дали 500 рублей на поздравления юбилярам – на год! Кого я могу поздравить на эти деньги, скольких людей?! У меня две с лишним тысячи человек, и нам дают 500 рублей на поздравления! Хотя бы юбилярам – и то не хватит!  Мы - общественная организация, у нас есть штатное расписание. У меня оклад  - 2500 рублей, у бухгалтера - 2200. Некоторые из наших инвалидов просто так помогают, а ведь они - тоже пожилые люди. Молодежи у нас много, но мы не можем ей платить, стараемся привлекать как можем. Областное общество делает слет молодых инвалидов, на 5 дней в Светлогорске собираются они, в этом году - тоже. Но деньги нам на это брать негде теперь… В первый год, когда был у нас грант, нам дали 9 тысяч на 5 дней – 5 человек собиралось. А в этом году на слет ничего не дали, пришлось к Олегу Болычеву обращаться. Мы с ним с 2006 года работаем, раньше еще другие помогали, а теперь только он остался. Он нам и дал деньги, мы поехали на этот слет, а так все отменилось бы.

- То есть власти не помогают?

- Министерство областному обществу выделило деньги, по-моему, около 200 тысяч или 100. А там ведь со всей области, со всех районов - 26 организаций. Так вот все тоже перебиваются. Я вот стараюсь помогать и лежачим, и более активным, вот выписала 12 чел. "Калининградку" бесплатно. Пошли они мне навстречу. Но печатают нас очень мало, я много раз присылала им свои статьи. Про этот слет, например, я статью написала, так они в газете только общее оставили, но вырезали о том, кто нам помог, про Болычева они не написали. Вот тут недавно он нам сделал праздник к Новому году и к 25-летию нашей организации. Он сам у себя в конференц-зале нас собрал. Я 14 лет работаю, такого не было никогда: он сам всем дал подарочные карты - на 1000 рублей каждому. У всех - глаза на лоб: нам таких подарков никто не делал. Я все время говорю: я не знаю какому Богу молиться, потому что почти к каждому празднику мы обращаемся, и нам всегда помогают. У нас каждый месяц проходит мероприятие такое, собираемся  за чашкой чая, человек 20, у кого получается прийти. И всегда Юрий Григорьевич Лысенко, помощник Болычева, нам привозит продукты. Мы делаем на разную тематику встречи.

- Как Вы считаете, сейчас в городской среде происходят какие-либо положительные изменения для инвалидов? Делается ли что-то для того, чтобы облегчить жизнь инвалидам в плане передвижения и т. д.?

- У нас в области есть мероприятие "Доступная среда". Но не выполняется ничего. Программа есть, мы пишем письма... А если даже и сделают что-то, то без помощи использовать такие средства нельзя. Это просто единичные места в городе, куда колясочник может заехать. Вот в "Солянке" у нас было мероприятие, там действительно удобно сделали. Мы нашу пару колясочников привозили. А так даже в наше Общество инвалидов не попасть им, т. к. у нас крыльцо, просим прохожих: "Молодые люди, помогите".

- То есть ничего не изменилось за последнее время?

- Программа вроде есть, но не работает толком. Хотя автобусы есть для колясочников, с подъемником – социальное такси. Так вот, я на День инвалидов своего колясочника привозила в Дом искусств на таком такси. Обратно его также в этот автобус посадили, я проследила. А потом он мне звонит: "Людмила Александровна, меня довезли до подъезда и уронили". Он своим друзьям об этом рассказала, и один из них это в сеть выложил. И тут они забегали, стали звонить, извиняться, да все такое, просили дальше никому не рассказывать. Может быть, это и повлияло на то, что ему дали коляску в итоге. Остальные колясочники - по домам, выезжают очень редко. Я обращаю внимание на электроколяски. Но их кто нам купит? Они больше 200 тысяч рублей стоят. У нас вот председатель в Центральном районе без ноги, на двух костылях ходит. Ей бы тоже надо электрическую коляску. Но разве сам купишь? У меня пенсия - 8 тысяч. Вот трость купила – 300 рублей, а ведь нам должны их давать бесплатно.

- Разве не должны деньги выделяться на такие вещи?

- Они дают нам ЕДВ (единая добавочная выплата). ЕДВ у меня 1000 рублей, но это и на проезд, и на лекарства. А у меня один билет проездной 600 рублей стоит. И еще что-нибудь купить… И все.

- А льготы предоставляются как инвалидам?

- На коммунальные услуги была 50-процентная льгота. Раньше ведь и в транспорте бесплатно ездили, а сейчас вот проездной покупаем за 600 рублей. Мы с этим бьемся, уже и в газеты писали: ну почему инвалиду за 600 рублей проездной? Но все без толку. Нам же надо в больницу ездить, но все бесполезно. Говорят, вот вам ЕДВ дают, и хватит. Очень тяжело живется инвалиду.

Опрос
  • За последний год случалось ли вам справлять нужду в Калининграде не в туалете?

Проголосовало 114 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты