Тайна малахитовых огней: как я на заводе сварке обучалась

23.06.2014 19:00
   


Тайна малахитовых огней: как я на заводе сварке обучалась
"Янтарь"
С чего начинается судостроение? Кто они - люди, любящие тяжелый металл? И как дать жизнь кораблю? Узнать рабочую профессию изнутри и собственными руками в одном из производственных цехов судостроительного завода "Янтарь" решила специальный корреспондент Русского Запада.

Дух кенигсбергской верфи Шихау

Разобраться в судостроительной профессии помогла мне заслуженный мастер производственного обучения РФ Крылова Валентина Петровна. Именно под ее чутким контролем начинающие сварщики и судостроители делают первые шаги большого кораблестроения. Валентина Петровна пришла работать в Прибалтийский судостроительный техникум в 1973 году и преподает сварочное производство здесь уже 41 год.

- Не каждый сварщик может быть судостроителем, но каждый судостроитель обязан владеть сваркой. Поэтому всем первокурсникам я даю основы сварочного дела, - пояснила мастер по сварочному делу. - Судостроительный техникум находится на территории завода "Янтарь", и практические занятия у студентов проходят непосредственно в действующих цехах. Поэтому для начала я веду своих учеников на экскурсию по производственным цехам завода. 

Вот и меня Валентина Петровна провела по территории судостроительного завода. Сразу скажу, только переступив порог пропускного пункта с серьезными и суровыми охранниками, оказываешься в другом мире. В мире, который больше напоминает хорошо отрисованную компьютерную игру. Идеальная чистота и четкие краснокирпичные линии заводских корпусов… Все это - наследие кенигсбергской верфи Шихау. 

Подвиг инженера Гюльзена
    
По рассказам директора музея завода "Янтарь" Александра Финькова, во время Великой Отечественной войны верфь и заводские корпуса остались в сохранности  благодаря главному немецкому инженеру завода Шихау по фамилии Гюльзен. Он был оставлен на территории завода с поручением подорвать заминированные цеха верфи, как только русские войска попадут на ее территорию. Но Гюльзен был патриотом своего завода и не сделал этого, напротив, даже после захвата территории русскими войсками он еще два года помогал строить корабли на судостроительном заводе. Даже успел жениться на русской девушке, но в 1950-х годах был застрелен немцами как предатель. 
     
Мы продвигались к пришвартованным кораблям на Преголе, откуда веяло прохладой. В свете восточно-прусской архитектуры здесь даже воздух казался розоватым. По территории, где есть свои улицы и проспекты, разъезжали машины причудливых форм. Наконец, мы подошли к одному из главных цехов завода, откуда со стапелей выезжает готовый корабль и спускается на воду. За приоткрытыми огромными железными дверями стапельного цеха открывался вид на блок средней части судна в разрезе… От такого зрелища даже у далеких от судостроения людей дыхание перехватит, и я не стала исключением. Во внутренней части судна с буднично передвигались люди в робах, стапельные судосборщики, подсвеченные искрами сварки, они спокойно орудовали тяжелым металлом. 
     
Перед тем, как попасть в стапельный цех, детали будущего фрегата находятся в достроечно-малярном цеху. Именно там мне предстояло на практике освоить азы сварочного дела, владеть которым обязан судостроитель.

Страшно впервые зажигать дугу
    
Достроечно-малярный цех оказался небольшим, у сварщиков здесь отдельные рабочие кабинки. Я попала на этап сварки вентиляции для корабля. Валентина Петровна передала наставничество выпускнику Прибалтийского судостроительного техникума Давиду. Он окончил специальность “сварочное производство” с отличием и сразу получил приглашение от завода на работу. Несмотря на все регалии и положительные характеристики этого молодого специалиста, мне было страшно впервые зажигать дугу. Для начала со мной провели инструктаж по технике безопасности и рассказали об основных средствах защиты сварщиков, т. к. профессия эта вредная - ни для кого не секрет. 

Банан – на глаза
      
Практикующие сварщики употребляют картошку, в основном в сыром виде, накладывая на глаза, - это снимает напряжение. Нарезанный кружочком банан тоже хорошо накладывать на глаза, если "зайчиков" нахватался. Многие сварщики говорят, что молоко при сварке помогает лучше любого респиратора, но сами его редко пьют. 
    
Выдали робу, двигаться в ней сложно, но эти неудобства я поначалу списала на мое всеобщее волнение. А вот защитные перчатки понравились больше – ярко-алые, как будто велюровые. Но испытать их в деле не пришлось, - такие годятся для сварки полуавтоматом. Мне же доверили выполнить сварочный стыковой шов алюминия-магния (АМГ). Эта тонкая, почти ювелирная работа выполняется в плотно облегающих мягких перчатках. 
    
Перед своей первой встречей со сваркой лицом к лицу я на всякий случай выпила стакан молока, аккуратно забрала волосы в тугой хвост и, готовая к новым знаниям, в робе цвета хаки, с маской для сварки под мышкой, отправилась к своему наставнику, отличнику Давиду. 

Аргон горит изумрудным светом
     
В отдельной кабинке мне предстояло выполнить работу на аргонно-дуговой сварке, этот вид используется для сварки цветных металлов и вентиляции в корабле (сваривают такие детали в цеху, собирают непосредственно на судне). 
    
Прослушав четкий инструктаж, я удобно расположилась в рабочем кресле и надела маску. Каково же было мое удивление, когда в маске я абсолютно ничего не увидела, - кромешная тьма! Поначалу подумала, что неправильно надела. Но нет, оказывается, пока сварщик не зажжет дугу, ничего не увидит. Защитные стекла маски устроены таким образом, что не пропускают никакого света. Как известно, в темноте у человека обостряется чуткость; внутренне собравшись, я действовала вслепую и уже почти была уверена, что подпалю свои белые перчатки, как передо мной засветился зеленый огонек, он сиял и освещал фронт работы. Почему-то вспомнилась обложка книги из детства “Волшебник изумрудного города”, а себя я почувствовала магом. 

На фото: Аргонно-дуговая сварка. Подготовка и процесс
Аргонно-дуговая сварка. Подготовка и процесс
    
В полном мраке передо мной переливалось малахитовое свечение, и это был мой первый сварочно-стыковой шов сплава алюминия-магния для вентиляции в корабле.

40 военных кораблей – своими руками
    
После сварочных работ голова немного кружилась. Казалось, что приоткрыла завесу потустороннего мира, где царствуют во всей красе химические элементы. Перевести дух мне предложили в комнате Ленина, так иронично называют место для отдыха рабочие цеха. 
    
Разрисованный бюст Ленина, бытовая обстановка вернули меня к реальной жизни. И здесь я познакомилась с ветераном сварочного дела - Павловским Виктором Ивановичем.  Я поделилась с ним своими свежими впечатлениями, а он рассказал о том, как сам впервые пришел на завод.
    
На счету Виктора Ивановича 40 кораблей для ВМФ России, детали которых он собственноручно приваривал, а также проводил сварочные работы внутри фрегатов. 
    
- Я из поколения сварщиков. Отец мой газосварщиком был, я пробовал варить. А как 18 лет исполнилось, пошел на судостроительный завод, - вспоминал Виктор Павловский. - Поначалу токарем хотел быть, а на собеседовании впечатлился сварочным делом и вот уже с 1972 года работаю здесь со сварочным оборудованием. Первый раз, помню, когда взял сварку, дугу зажечь не мог, все прилипало. Раньше вручную варил, сейчас - на полуавтомате. 

На фото: Виктор Павловский
Виктор Павловский.jpg
   
К Павловскому приходят молодые ребята из судостроительного техникума на практику. Бывалый мастер старается передать им свой опыт. Есть свои нюансы. К примеру, тонкий металл надо держать подальше от шва. 
    
- Усердие нужно, надо постоянно варить, тренироваться, руку набивать, тогда придет профессионализм, - продолжал Виктор Иванович. - Сварка стала частью моей жизни, иногда так увлечешься, что даже коллеги по цеху начинают переживать, мол, иди, Иваныч, перекури хоть (улыбнулся – прим. Русского Запада). Время как-то проходит за сваркой, не замечаешь. Да и романтичная эта профессия ведь. Когда корабль на буксире на воде стоит, а ты выполняешь в нем работы – это ощущение причастности к большому делу, великому.
    
Да, в этом с Виктором Ивановичем не поспоришь. Благодаря таким людям, умеющим творить своими руками, заставлять масштабные конструкции действовать, держится мир. Пожалуй, это и есть то настоящее, что спасет нас в эпоху бездушного менеджмента, юриспруденции и маркетинга.

Справка Русского Запада
    
Калининградская область входит в четверку крупнейших центров России по кораблестроению. Для развития российского гражданского судостроения в 2007 году в соответствии с указом Президента РФ Владимира Путина была создана Объединенная судостроительная корпорация (ОСК). Калининград входит в Западный центр судостроения, который является одним из трех дочерних региональных центров состава субхолдинга ОСК. 
    
В составе Западного центра судостроения - семь крупнейших российских предприятий судостроительной отрасли, три из которых находятся в Калининградской области:  судостроительное предприятие "ЭРА", 33 судоремонтный завод и Прибалтийский судостроительный завод "Янтарь". Несложно догадаться, что специалисты судостроения являются одними из самых востребованных на рынке труда в Калининградской области.
    
Обучение корабелов проходит как на высшей ступени (вузы КГТУ, БГА), так и на средней профессиональной, где можно изучить профессию изнутри. Прибалтийский судостроительный техникум - единственный в Калининградской области по подготовке судостроителей, сварочных мастеров с обучением на производственных цехах судостроительного завода "Янтарь".

© Дарья Катаева, специально для Русского Запада
© Фото Киры Малиновской
(0)
Опрос
  • Какой фонтан в Калининграде для вас самый-самый?
Проголосовало 222 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты