Владимир Егоров: "Флот нужно не возрождать, а модернизировать"

26.07.2014 14:00
   


Владимир Егоров: "Флот нужно не возрождать, а модернизировать"

"Над дорогой при въезде в город Балтийск висит огромный транспарант "Возродим Балтийский флот!". Не знаю, у кого как, а лично у меня при виде этой наглядной агитации сразу возникли ассоциации, связанные с полным развалом частей и кораблей старейшего российского флота. Кто и когда умудрился сотворить такое?"

С этого вопроса и началась наша беседа с экс-командующим и бывшим руководителем Калининградской области, а ныне – советником губернатора, Владимиром Егоровым.

- Видел я эту растяжку, - выслушав вопрос, ответил с негодованием адмирал Егоров. - И вот что я вам скажу: не от большого ума был написан этот транспарант. Видимо, придумал его человек, который никогда в жизни не служил на флоте, а такие слова, как "гюйс" и "комингс", для него являются ругательными. Что значит возродим? Можно подумать, что Балтийский флот однажды впадал в летаргический сон, а теперь его пытаются разбудить. Флот, невзирая на все сложности того времени, был сохранен, и говорить сегодня о каком-то возрождении совершенно неправильно. Я еще соглашусь с посылом о том, что флоту нужны корабли на совершенно новых научных открытиях. Но это не возрождение, это – модернизация.

Последний и первый командующий Балтфлотом

- Владимир Григорьевич, вы сказали, что время было сложное. В чем конкретно была трудность того периода?

- Мне было с чем сравнивать. Ведь я был последним командующим Балтийским флотом Советского Союза и первым – Российской Федерации. Вы ведь тоже тогда служили и хорошо помните ситуацию на кораблях в 1991 году.

- Помню, конечно. Но, согласитесь, уровень ответственности капитан-лейтенанта и адмирала - командующего флотом – разный. Что было самым главным для Балтийского флота в тот период?

- Это было время доживания великой страны под названием Советский Союз, время демонтажа всего государственного устройства, всей политической системы, крушения идеологии. Все это многократно озвучивалось, описывалось и, к сожалению, во многом извращено. Тем не менее те задачи, которые были поставлены перед флотом Президентом России 7 мая 1992 года, решались успешно.

В этот период были попытки создания объединенных Вооруженных сил. Но все они завершились в конечном итоге созданием национальных армий.

Если говорить про Балтийский флот, то остались в прошлом все наши базы и пункты базирования, аэродромная сеть, материально-технические комплексы остались в национальных республиках, которые стали самостоятельными государствами. Ведь Балтийский флот базировался в шести государствах. В конечном счете пришлось все сосредоточить в двух областях – Калининградской и Ленинградской. Частично – в Кронштадте. Это было тяжелейшее время, которое лично у меня никогда не уйдет из памяти. Но какие бы тяжелые времена ни были, удалось сохранить весь корабельный состав, материально-технические запасы и сохранить весь авиационный комплекс и даже добавить его. В перспективе был создан Калининградский особый район, куда вошли части сухопутных войск, войска противовоздушной обороны. Затем эта структура трансформировалась в Балтийский флот, который и по сегодняшний день решает все поставленные перед ним задачи.

- Вы сильно переживали, наблюдая за развалом флота?

- Разумеется, переживал. Это были естественные переживания человека, который поставлен для того, чтобы обеспечивать безопасность страны с западного морского направления, чтобы сберечь все то, что было создано нашим народом. Основные усилия были сосредоточены на том, чтобы по максимуму сохранить вооружение и технику, обеспечить боевую готовность теми ресурсами, которые у нас оставались. Сделать это было нелегко. Денег не было, прервалось централизованное снабжение. Пуще ока берегли оставшееся на складах топливо. В течение пяти лет мы обеспечивали и боевую подготовку, и сохранение всего того, чем богат Балтийский флот. Но пришлось, конечно, идти на жертвы – сокращать корабельный состав, так как он стал неподъемным для нового государства под названием Российская Федерация.

- Много кораблей было отправлено в утиль?

- Много. Очень много. Все корабли, сроки службы которых уже подходили к предельным допускам, были выведены из боевого состава и списаны. А это почти две трети. Оставили только те, которые, по нашим расчетам, могли прослужить еще 25 лет. Набрался 101 вымпел. В своих расчетах мы не ошиблись. Многие из этих кораблей до сих пор успешно выполняют задачи командования.

- Списать корабль – ведь это не авторучку выбросить…

- Что означает для моряка остаться без корабля, может понять только моряк. Вспоминаю случай с крейсером "Зозуля", который только закончил ремонт и мог бы продолжать служить, но в тот момент на Северном флоте на тяжелом авианесущем крейсере "Горшков" разорвало трубопровод, погибли люди. Проверили трубопроводы на "Зозуле", оказалось, что у них уже предельный износ и их нужно менять. То есть снова ставить крейсер в ремонт. Денег на это у флота не было. Поэтому было принято решение вывести его из боевого состава и списывать.

Единоначалие как необходимость

- Вы сказали, что в Калининградской области все воинские части были подчинены Балтийскому флоту. Насколько оправдала себя такая структура управления?

- Такая структура полностью себя оправдала. Мы разрабатывали ее с использованием опыта Великой Отечественной войны. Нашли конкретные примеры эффективного управления войсками на ограниченной территории, окруженной со всех сторон сопредельными государствами. Свои соображения мы высказали министру обороны Павлу Грачеву. Он согласился с нашими доводами и утвердил предложенную концепцию единоначалия над всеми видами и родами войск.

Скажу больше. Менялись министры обороны, но ни у кого не поднялась рука что-то изменить, а потом наш опыт нашел применение в других регионах России. Например, на северо-востоке страны.

- Кажется, когда министром обороны был Анатолий Сердюков, то предпринимались какие-то попытки реформировать систему управления Балтийским флотом…

- Я с Сердюковым не служил, но могу с уверенностью сказать, что даже он не тронул созданный в сентябре 1997 года фундамент структуры флота. Мы работали пять лет над ее созданием. Она рождалась не в одночасье. Нужно было преодолеть межведомственные противоречия. И вот уже скоро будет два десятка лет, и ничего принципиально не меняется. Некоторая корректура, разумеется, вносится, но, повторюсь, фундаментальных изменений нет.

Винт корабля – не пропеллер

- Вы не теряете связь с флотом?

- Было бы удивительно, если бы такую связь потерял. Я часто общаюсь с командованием флота и, конечно, стараюсь быть в курсе того, что делается, быть полезным, если есть в том необходимость.

- Я не случайно задал вам предыдущий вопрос. Единоначалие в военном деле необходимо, но флотские офицеры жалуются, что "сапоги" начинают попирать флотские традиции.

- У меня таких данных по ситуации сегодняшнего дня нет, поэтому воздержусь от каких-либо комментариев. Но в то же время считаю, что флот – тот организм, который вполне может обходиться своими кадрами. В стране достаточно высших военно-морских училищ, есть академия. У флота такой необходимости нет.

- И тем не менее сегодня на Балтийском флоте многие полковники сменили зеленые кителя на флотские тужурки. Винт называют пропеллером, палубу – полом, а комингс – порогом…

- Издержки с ротацией кадров, наверно, сказываются. Но это отдельная тема, и походя в ней не разберешься. Что касается периода моего командования Балтийским флотом, могу со стопроцентной уверенностью сказать: до 9 октября 2000 года ни один сухопутный офицер не стал моряком. Хотя, стоит признать, и тогда были некоторые сложности, но флот всегда обходился своими кадрами.

Семь футов под килем

- Владимир Григорьевич, мы встречаемся с вами накануне Дня Военно-морского флота. Что бы вы хотели пожелать морякам-балтийцам?

- Прежде всего хочу пожелать здоровья ветеранам, которые смогли пройти тяжелейший путь и сохранить великие флотские традиции, заложенные еще Петром I. Огромное спасибо и низкий поклон тем, кто в советские годы сумел создать флот, равного которому не было во всем мире. Огромная благодарность им за то, что они передавали свои знания и опыт нынешнему поколению моряков. Счастливого плавания и семь футов под килем тем, кто сейчас находится на кораблях и несет нелегкие боевые вахты по защите рубежей нашей Родины. Меня очень радует то, что снова начались наборы курсантов в высшие военно-морские училища. Это свидетельство того, что у флота будет достаточно хорошо подготовленных специалистов, способных работать на современной технике, что, в свою очередь, вселяет надежду на дальнейшее совершенствование флота и укрепление его мощи.

© Михаил Кораблев, специально для информационного агентства Русский Запад

(0)
Опрос
  • Как часто вы употребляете спиртное (пиво, вино, водка и т.п.)?
Проголосовало 583 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты