И снова о падении рубля

24.12.2014 11:00
   


И снова о падении рубля
Продолжаем анализировать причины феноменального падения рубля. Ранее мы уже высказывались на эту тему здесь  и  здесь

У падения рубля есть один интересный аспект, который мы подробно не изучали. Дело в том, что Россия - чуть ли не единственная страна из числа экспортеров нефти, у которой падает валюта. Публика заинтригована и хочет понять, почему так происходит. Однако любопытство публики почему-то остается неудовлетворенным. Никто из экономистов почему-то не спешит дать ответ на сей интереснейший вопрос. Хотя вопрос-то элементарный. Почему нам ничего не объясняют монетарные власти (то бишь ЦБ), понятно. ЦБ впал в кому и последние недели вообще перестал подавать признаки жизни. Улюкаев и Силуанов делают вид, что их нет. И это правильная стратегия. По идее, ректоры ведущих экономических вузов должны были подать голос, чтобы как-то объяснить смысл своего существования, но и эти спрятались в ужасе. 
          
Посмотрим на динамику курсов валют основных экспортеров углеводородов с 1 июля сего года. С этой даты началось падение цен на нефть. Напомним, Brent за это время упал на 41%. 

1.png

Как мы видим, рубль упал существенно сильнее, чем нефть. Здесь мы уже рассказывали, что цены на нефть - не единственный фактор девальвации рубля. Поскольку нас отрезали от внешних рынков капитала, нам приходится выплачивать где-то по 50 млрд. долларов внешнего долга в квартал (так было в 3 квартале). Падение цен на нефть объясняет дырку в платежном балансе в размере 30 млрд. долларов в квартал. 
          
Т. е. нефть объясняет где-то 40% девальвации. Но даже 40% от 70% - это существенно больше, нежели у других стран. Отчего так сильно падает рубль? 
          
Дело в том, что для стран с большой долей доходов от экспорта нефти (газа) в структуре экспорта существует одно простое правило монетарной политики. Таким странам нужно поддерживать сильно положительный платежный баланс. Профицит платежного баланса должен быть сопоставим с выручкой от экспорта нефти. Соответственно, когда цены на нефть начинают падать, профицит сокращается, а на курс нацвалюты падение цен на нефть не влияет никак. 
          
Правило это – элементарное. Его знают все руководители ЦБ. Кроме одного, российского.
          
Как известно, Центробанки во всем мире отвечают за ценовую стабильность, а ценовая стабильность предполагает, что курс валюты не должен скакать. Поскольку ни для кого не секрет, что цены на нефть колеблются, любой руководитель ЦБ, когда занимает свою должность, должен в первую очередь подумать, а что он будет делать, если цены на нефть резко пойдут вниз. Поэтому любой руководитель ЦБ борется за то, чтобы платежный баланс был максимально профицитным. 
          
Но руководители российского ЦБ (Игнатьев и Набиуллина) решали какие-то совсем иные задачи. Вообще, российский ЦБ живет в какой-то параллельной вселенной. И Игнатьев, и Набиуллина делали все, для того чтобы убить профицит платежного баланса. Плавающий курс рубля, к которому они переходят с 2008 года, как раз и есть инструмент подавления положительного сальдо платежного баланса. Где-то в начале 2013 года они свели платежный баланс в ноль. А потом вообще увели его в минус.

2.jpg

Вы спросите меня, а чем думали люди, которые увели платежный баланс в минус? Это правильный вопрос. Чтобы при ценах на нефть в 110 долларов за баррель сделать платежный баланс отрицательным, нужно быть сильно нетривиальным руководителем ЦБ. 
            
Как оценить, насколько экономика уязвима к падению цен на нефть? По отношению резервов к экспортной выручке от продажи углеводородов. Большой профицит платежного баланса означает большие резервы. Взгляните на диаграмму внизу.

3.png

Это размер резервов у основных экспортеров нефти.
          
А в следующей таблице мы видим отношение резервов к экспортной выручке.

34.png

Как мы видим, Россия наименее готова к падению цен на нефть среди всех стран, экспортирующих нефть. Поэтому и девальвация у РФ самая большая. Даже у бедуинов макропруденциальная политика грамотнее, нежели у нас. 
          
Еще важен размер внешнего долга. Потому что чем больше внешний долг, тем меньше шансов удержать валюту во время кризиса. Кредиторы начинают требовать возврата долгов, старые долги не рефинансируются. Образуется дырка в балансе, в результате которой падает курс. Размер внешнего долга нужно сравнивать с размером резервов, чтобы понять, большой он или маленький. В таблице внизу произведено сравнение внешнего долга и резервов в отношении тех же нефтедобывающих стран.

4.png

Здесь мы на втором месте по степени лузерства после Канады. Но нужно понимать, что у Канады существенно лучше диверсифицирован экспорт. В Канаде доля углеводородов в экспорте составляет 23,5%, у нас – 68%.
          
Собственно, из-за этих 2 факторов - большой внешний долг и плавающий курс рубля - рубль и обвалился.  

©  Информационное агентство по материалам Монетарная политика (monetary_policy) 
Опрос
  • За последний год случалось ли вам справлять нужду в Калининграде не в туалете?

Проголосовало 171 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты