Экономия на онкологии

18.02.2015 09:00
   


 Экономия на онкологии
Активисты "Движения против рака" обратились к Президенту России Владимиру Путину с письмом, в котором жалуются на сокращение финансирования раковых больных. С недавних пор общественные движения, занимающиеся проблемами онкологии, фиксируют рост числа жалоб на отказы в выписке дорогих лекарств. Зачастую в больницах сокращают сроки и дозы приема препаратов, иногда дело доходит до того, что медучреждения отказываются выдавать бесплатные рецепты.

— Пациенты в постоянном страхе, что лекарства вот-вот кончатся и медикаментозную терапию придется прервать,— говорит эксперт "Движения против рака" Денис Куров. — К сожалению, часто так и происходит. Недавно мы разбирались с ситуацией, когда женщине, которая добивалась выписки рецепта, чиновники сказали: «Год назад вы же не получили препарат, а мы видим, что вы живы. Значит, и в этот раз обойдется». А ведь даже короткий перерыв в лечении может означать, что предыдущие, часто многолетние, усилия прошли напрасно. Деньги, ранее потраченные на лечение больного, пошли на ветер. Нужно начинать лечение заново. А государству — снова тратить на это средства.

Есть жалобы, когда при гормонозависимом раке молочной железы, который поддается лекарственной терапии, пациентам предлагали либо соглашаться на калечащую операцию, либо самим искать спецпрепараты. 

По данным "Движения против рака", лидеры по жалобам на проблемы с лечением — Москва, Подмосковье, Нижний Новгород, Саратов и Питер. Правозащитники отмечают, что в последнее время у пациентов, даже самых пробивных, все чаще стала сквозить апатия, многие устали бороться с системой.

— Усталость и негативизм в нашей сфере нарастают, — соглашается Георгий Манихас, главный врач Санкт-Петербургского онкологического диспансера, главный внештатный онколог Санкт-Петербурга и Северо-Западного федерального округа. — И не только среди пациентов. Все проблемы из-за недостаточного финансирования. Как вы думаете, каково состояние врача, который понимает, что у него 20 больных, а квоты на таргетную, т. е. лекарства последнего поколения, есть на двоих. Как ему выбрать, кто левый, кто правый, а кто в середине?

В Ассоциации онкологов подсчитали: чтобы в России обеспечить всем раковым больным лечение в соответствии с мировыми стандартами, ежегодно в онкологию требуется вливать 435 миллиардов рублей. Но сейчас идет обратный процесс. По словам члена Общественного совета при Минздраве, председателя исполнительного комитета "Движения против рака" Михаила Дронова, расходы федерального бюджета на специализированную помощь, в том числе онкологическую, со 161 миллиарда рублей в 2012 году сократились до 72 миллиардов в 2015 году. Рост цен на лекарства из-за падения курса рубля по итогам прошлого года составил 12 процентов. Хотя правительство на 16,3 миллиарда рублей увеличило дотации на закупку импортных препаратов, входящих в список госгарантий, однако, как отмечает профессор Елена Тельнова из Национального НИИ общественного здоровья имени Н. А. Семашко, этого недостаточно, и онкобольные финансовых вливаний практически не почувствуют. Кроме того, с 1 января российское здравоохранение почти полностью перешло на одноканальное финансирование. Все медучреждения, в том числе онкодиспансеры, должны содержаться только за счет средств фонда Обязательного медицинского страхования (ОМС).

По статистике Минздрава, рак — вторая по частоте причина смерти россиян. На учете в онкодиспансерах сейчас стоят около трех миллионов человек. А это два процента населения. Ежегодно еще почти 500 тысяч узнают о том, что больны. Около 300 тысяч в год - умирают. При этом, по прогнозам Международного агентства по изучению рака, к 2030 году количество заболевших в разных странах может увеличиться практически вдвое. 

По словам главврача больницы № 62 города Москвы Анатолия Махсона, расценки страховщиков не обеспечивают затраты и на высокотехнологичные операции: "На лечение рака гортани выделяется 64 тысячи рублей, а голосовой протез стоит 40 тысяч. Мы удаляем гортань, но восстановить голос уже не можем".

- Тарифы, предложенные страховщиками, неадекватны, — считает замглавы по научной работе Российского онкоцентра имени Блохина Сергей Тюляндин. — Биохимический анализ крови оценивается в 34,68 рубля. Но только реактивы для его проведения стоят 150-200 рублей. На лекарства самый большой тариф составляет около 20 тысяч рублей, из которых на препараты можно потратить 40 процентов, остальные 12 тысяч идут на расходные материалы, диагностику и зарплаты. Пока проедаем скопленные "жировые запасы". А что будет дальше — сказать не беремся.

Относительно будущего у онкологов мрачные прогнозы. Жалоб будет больше. Имеющихся денег на всех больных не хватит. Предстоит выбирать, как помогать: либо лечить наиболее перспективных пациентов, либо сокращать дозы и сроки приема препаратов — чтобы каждому нуждающемуся хватило хотя бы по чуть-чуть. Как это скажется на эффективности и статистике по смертности — большой вопрос.

© Информационное агентство Русский Запад по материалам Лента.ру
(0)
Опрос
  • Сколько чашек кофе в день вы выпиваете?
Проголосовало 245 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты