Прегольский: между свалкой и короотвалом

06.09.2016 17:00
   


Прегольский: между свалкой и короотвалом
Доступность посёлка до сих пор зависит от подъёма воды в река Преголе

«Потоп застал меня по дороге на работу, – рассказывает продавец продуктового магазина в Прегольском. – Ручей вышел из берегов. Водитель остановил автобус и сказал, что дальше не поедет. Я вышла и попыталась поймать попутку, чтобы проехать затопленное место. Все автомобилисты разворачивались и ехали назад. Пришлось вернуться к Красносельской. Там я и сидела, пока один отважный водитель не подвёз меня до посёлка».

«Кол за работу!»

Единственную крепкую дорогу в один из самых труднодоступных районов Калининграда подтапливает ежегодно. Вдоль трассы идёт ручей, который выходит из берегов во время дождей. Окольный путь в Прегольский есть, но он разбит.

Единственный автобус № 14 ходит как раз по проблемной дороге. В 2014 году городские чиновники божились, что дорогу к Прегольскому подняли и больше подтоплений не будет. Они ошибались.

«Всё, что там делали рабочие, – это ямочный ремонт, но выше от этого там не стало,  – продолжила другой продавец, Осипенкова. – Дорогу подтапливает так же, как раньше. Особенно если нагон морской воды в реке совпадает с дождями».

Автобус № 14 идёт с Северной Горы через весь Центральный район, слетает с моста на проспекте Победы, поворачивает налево и сбавляет ход. Выходящий из берегов ручей подбирается к кромке асфальта. Навстречу вылетает грузовик. Приблизившись друг к другу, автобус и самосвал практически останавливаются. Слева – придорожные немецкие липы, справа – глубокий ров с водой. Между боковыми зеркалами 14-­го и встречного самосвала считанные сантиметры. Пассажиры автобуса делают общий вдох. Разъехались. Общий выдох. Ещё одна опасность – мост через ручей, на набережной у поворота к посёлку. Сверху переправа покрыта крупным листом железа. По этому настилу проезжает весь транспорт. Автобус вновь сбавляет ход.

«Этот лист металла уже проваливается, а без него к нам никто не проедет», – рассказывает житель Прегольского пенсионер Александр Коношенко.

Уехать из Прегольского тоже непросто. С 9.30 до 10.30 на кольце собирается по два­-три автобуса. Стоят и чего-­то ждут. В это время на остановке у магазина собирается недовольный народ. Всем нужно ехать, но водители на маршруте № 14 не торопятся. Самые недовольные завсегдатаи остановки поднимают глаза наверх – к жестяной крыше прилеплено объявление, написанное от руки. Оно начинается с английского слова «колл­центр», которое здесь понимают по­-своему: «Кол им за такую работу!» Реакция неудивительна. Диспетчер «колл-­центра» реагирует на жалобы прегольцев одним и тем же: «Они на линии». Водители вторят: «А мы – по расписанию!»

80 процентов жителей Прегольского населяют садовые товарищества.jpg

80 % жителей Прегольского населяют садовые товарищества. К садам ведут такие дороги. 

Улицы без названий

В Прегольский можно дойти и пешком, но тротуара на трёх километрах пути нет. От грузовиков приходится прятаться за деревья. С пустошей у целлюлозно­бумажного комбината несёт смрадом. Свалка коры тлеет примерно в полутора километрах отсюда, а голова гудит, как будто стоишь в центре короотвала. На дорогу то и дело выскакивают бродячие псы. Угрюмо оценивают взглядом и скрываются в бурьяне.

«Сколько организаций вдоль Преголи, и каждую из них охраняют эти собаки, – жалуются жители Прегольского. – К этим собакам осенью прибьются брошенные, с дач. У садоводов есть манера подбрасывать щенят на нашу остановку. Принесут собачат в коробке, а дети их растаскивают. Домики им строят во дворе. Собаки подрастают и сбиваются в стаи. Зимой своры рыскают повсюду. Бывает, что мусор несёшь выше себя, чтобы собаки его не выхватили».

«По поводу собак с начала 2016 года жалоб из Прегольского не зарегистрировано, – заверил «Русский Запад» майор Александр Командиров, заместитель начальника отделения полиции № 3 Управления МВД России по городу Калининграду по общественной безопасности. – Отреагировать на такие жалобы мы сможем, если гражданин напишет заявление, которое мы перенаправим в административно­техническую инспекцию Калининградской области. АТИ и будет составлять административный протокол, выносить штраф».

Прегольский периодически горит: чаще всего возгорания возникают в дачных домиках. Неудивительно, ведь 70% территории посёлка – это садовые товарищества, которых здесь четыре. Участки небольшие. Деревянные постройки стоят тесно. При хорошем ветре пламя распространяется быстро. Ближайшая пожарная часть № 5 – на улице Бассейной. Вроде бы недалеко, но драгоценное время уходит на поиск очагов возгорания.

«На территории посёлка нумерация домов, а также наименования улиц недостаточно информативны, что может в некоторых случаях затруднить ориентацию при выезде на место пожара, особенно в темное время суток, – указал в ответе на запрос «Русского Запада» Андрей Власов, начальник отдела надзорной деятельности и профилактической работы Центрального района Калининграда в УМЧС. – Данная проблема свойственна и для других участков жилой застройки Калининграда и области».

Проезд пожарной техники на некоторые территории садовых дачных товариществ затруднен, подчеркнул Власов. По мнению МЧС, решать проблемы обязана администрация Калининграда.

На адресных табличках указывается только: «Посёлок Прегольский». Попробуй найти нужный дом среди безымянных улиц в садовых обществах.

Улицы действительно не имеют названий Адреса странные Прегольский 25 Без запятых и точек.jpg

Школа переполнена, детсад пустует

Казалось бы, прегольцы живут в городе, но за любыми услугами они должны выезжать за 7–10 остановок от дома. Люди, прописанные или живущие у реки, прикреплены к поликлинике в восьми километрах от посёлка, почти у Театра кукол. Ближайшая стоматология ближе – в районе улицы Брусничной. Разумеется, она частная. Тем, кто лечит зубы в государственной системе, приходится ездить на улицу Марины Расковой, в ту же поликлинику № 1. Единственное государственное медицинское учреждение в самом Прегольском – наркологический реабилитационный центр.

Ближайшая школа расположена в трёх километрах от посёлка на Балтийском шоссе, 110. Домой пешком дети вынуждены идти по мрачной местности вдоль Пелавского озера, где тротуаром даже и не пахнет.

«Дороги из Прегольского в сторону нашей школы действительно очень узкие и плохие», – подтвердили в администрации школы № 9.

Официально прегольские дети закреплены за школой № 19 на улице Менделеева. До неё 6 км. Пешком с портфелем и сменкой далековато. На автобусе № 14–7 остановок от конечной. Транспортные проблемы местных школяров упираются в расписание автобусов. Директор школы № 19 Ольга Кулешова сказала, что приходилось даже корректировать расписание уроков.

«Мы находили возможность подвинуть расписание на 10 минут вперёд или назад, – рассказала директор школы № 19 Ольга Кулешова. – Приходилось подстраиваться, потому что школа переполнена. 5 лет назад в школе было 556 детей, а рассчитана она на 680 учеников, а их сегодня у нас 941. И с каждым годом детей всё больше. Уроки второй смены стараемся начинать пораньше, чтобы дети не  ездили по темноте. Некоторых учащихся довозят на машинах. К примеру, троих­четверых детей довозит один родитель».

Директор школы № 19 признала, что в Прегольском плохие дороги, много луж. В этом педагоги образовательного учреждения убеждаются на каждом выезде в посёлок. На успеваемости плохие дороги и транспортные нюансы не сказываются.

«За последние несколько лет социальный портрет жителей посёлка очень изменился»,  – говорит Ольга Кулешова.

Ещё несколько лет назад в школе № 19, по словам её директора, учились в основном выходцы из калининградских семей: дети из семей сотрудников судоремонтных предприятий, ЦБК­-2 и других.

«Сейчас в Прегольском стало много приезжих, которые прибыли по программе переселения соотечественников, – отметила Ольга Кулешова.  – Многие из них снимают в посёлке жильё в садовых домиках на какой­то период, потом переезжают ближе к центру. Хотя школа переполнена, в Прегольском вряд ли построят свою. Может быть, имеет смысл пустить школьный автобус для подвоза детей из посёлков – Прегольского и Совхозного. Конечно, для ребят проблематично, что они не могут обучаться в школе, находящейся в шаговой доступности».

В посёлке масса детей и есть детский сад. Правда, его посещает всего несколько малышей с отклонениями, которых привозят туда специально, рассказывают жители. Местную детвору в прегольский детсад не пускают, поэтому их развозят по дошкольным учреждениям цивилизованной части Центрального района. Прегольцы недоумевают, почему нельзя использовать здание их детсада в полную силу?

Где русский царь и прусский курфюрст решали судьбу Швеции

“Пётр Первый? – Буднично переспрашивает старожил Прегольского, пенсионер Александр Коношенко. - Был тут Пётр I (кивает на старинное здание в парке – прим. Русского Запада). Поможет ли слава Петра туризм развивать? Что-то я сомневаюсь. Кроме немцев, которых отсюда увезли ещё детьми, больше никто не интересовался этим местом”.

Главная достопримечательность Прегольского действительно связана с именем русского царя Петра I. Речь о Фридрихсхофе, Дворце герцога Гольштейна. Это последний уцелевший замок Кёнигсберга в Калининграде. Здание не только сохранилось, оно используется и сейчас. Цитадель внесена в “Свод петровских памятников России и Европы”, начатый в 2009 году Фондом имени Дмитрия Лихачёва. Перечень охватывает большинство объектов, на которых бывал великий русский реформатор. В Восточной и Западной Европе.

Замок Фридрихсхоф картина Арнольда Неринга 1830 год Schloss Holstein in Friedrichshof Ostpreußen Arnold Nering um 1830.jpg

Замок Фридрихсхоф. Картина Арнольда Неринга 1830 год. Schloss Holstein in Friedrichshof Ostpreußen Arnold Nering um 1830

На языке чиновников Калининградской области Фридрихсхоф известен в качестве объекта культурного наследия регионального значения №176, по адресу: город Калининград, посёлок Прегольский, 10. Форма дворца сверху повторяет очертания заглавной литеры “H” из фамилии последних владельцев – герцогов Гольштейн-Бекских.

“Небольшой охотничий замок построен в 1693–1697 годах, - пишет на портале “Свод петровских памятников России и Европы”кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории Российской Академии наук Наталья Корсакова. - Он получил название Фридрихсхоф (Friedrichshof) — усадьба Фридриха. Замок использовался в качестве загородной резиденции курфюрста Бранденбургского и герцога Прусского Фридриха III ”.

Фасад замка Фридрихсхоф.jpg

 Фасад замка Гольштейнов (Фридрихсхоф) в Прегольском, наши дни.  

Впервые Пётр I увидел замок Фридрихсхоф на пути из Пиллау (ныне – Балтийск – прим. “Русского Запада”) в Кёнигсберг, в мае 1697 года, пишет петербургский учёный. С борта корабля, на котором был Пётр, в честь Фридриха III дали салют. Гостил во Фридрихсхофе будущий император России в июне того же года, по пути в Пиллау. Фридрих III принимал Петра I широко: государи вместе охотились и обедали.

“После этого на борту яхты состоялись дипломатические переговоры, завершившиеся устными договорённостями об оборонительном союзе против Швеции и послужившие основанием для подготовки договора о дружбе и торговле, заключённого в Пиллау 2 июля 1697 года, - продолжила ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории Российской Академии наук Наталья Корсакова. - По завершении переговоров Пётр подарил Фридриху крупный рубин. По преданию, этот рубин украсил скипетр, с которым Фридрих в 1701 году был коронован как прусский король Фридрих I. По легенде, во время первого пребывания в Фридрихсхофе Пётр I выступил в роли крёстного отца только что родившегося Петера Августа Фридриха Гольштейн-Бекского(1697–1775) — брата будущего владельца замка Фридриха Вильгельма. Крестник Петра впоследствии поступил на русскую службу, дослужился до чина генерал-фельдмаршала, и в 1761–1762 годах был генерал-губернатором Санкт-Петербурга”.

Русский царь Пётр I и прусский курфюрст Фридрих III.jpg

Прижизненные портреты Пётра I и курфюрста Фридриха III, сделанные в период Великого посольства 

голландским и французским художником. 

Второй визит Пётра I в замок Фридрихсхоф состоялся 19 ноября 1711 года по пути в Россию из Западной Европы. Сегодняшние хозяева легендарного замка называют его по фамилии крестника Петра I– герцога Гольштейна.

“В 1719 году сын курфюрста "солдатский король" Фридрих Вильгельм I подарил Фридрихсхоф своему тезке и двоюродному брату гepцогу Фридриху Вильгельму Гольштейнбеку (1687-1749)”, - пишет о замке в Прегольском калининградский краевед Алексей Губин. Сегодня зданием владеет организация “Калининградгеофизика”, филиал Федерального агентства “Росгеология”. Хранителем истории старинной цитадели сегодня является завхоз. Так себя называет Леонид Анисимов, человек, который встречает и провожает всех, кто заглядывает в замок.

Замок Гольштайн фасад год постройки 1697 Визуальный архив Восточной Пруссии.jpg

Замок Гольштайн, фасад. Визуальный архив Восточной Пруссии

Петра Великого здесь пока не увековечили

“Правильное название замка –Гольштейн, - поправляет корреспондента “Русского Запада”заведующий хозяйственной частью компании “Калининградгеофизика” Леонид Анисимов. – По периметру двойных стен здания были установлены свинцовые пластины, для герметизации. В былые годы к нам сюда из Германии приезжали потомки местных дворян и даже принцессы (из рода Гольштейнов-Бекских – прим. “Русского Запада”), жившие здесь до войны. Сейчас, как я понимаю, этих людей уже нет в живых”.

Историю о пребывании Пётра I во дворце Гольштейнов Леонид Анисимов считает легендой: “Пётр I обучался в Пруссии и был здесь неофициально, поэтому гостить во дворце герцогов просто не мог. Если бы царь в этом здании был, это бы давно увековечили. Историки всё равно пытаются доказать его пребывание в замке”.

Своды замковых подвалов.jpg

Своды подвалов замка Гольштайн (Фридрихсхоф)

И всё же самодержец высаживался в этом посёлке, считает завхоз замка Анисимов.

“У реки, где сейчас православная деревянная часовня, стояло питейное заведение из красного кирпича, - продолжил собеседник “Русского Запада”. – Трактир давно разобрали, а его подвал остались. Когда на остановке стоишь, проходит автобус и земля трясётся. Это за счёт подвалов, закрытых плитами. В этом заведении Пётр I бывал 100%. Тут действовал пирс, дорога с которого вела к замку”.

От реки Прегель к замку Гросс Гольштайн вела аллея растений, завезённых сюда из других регионов Европы. Об этом свидетельствует довоенный снимок дворцового сада. Редкое фото можно увидеть на сайте “Визуальный архив Восточной Пруссии”. Перед замком дорожка переходила в лестничный марш. Преодолев его, гости оказывались у главного крыльца замка. Сегодня центральный вход в это здание с противоположной стороны. Лестница, сложенная из валунов сохранилась и сегодня, а вот большие каменные вазоны для цветов, стоявшие у подъёма, утрачены. Неизвестна судьба и металлических фигур, венчавших колонны замка. Украшения замка пережили штурм Кёнигсберга. Они пострадали позже, от субъектов, “хозяйствовавших” в советские времена.

“В Прегольском у замка были не только металлические фигуры, но и изваяния из гипса, - рассказывает пенсионер, бывший слесарь-оружейник Александр Коношенко. – Но их застали только те, кто приехал сюда первыми, в 1947 году. Я застал только каменные вазы, стоявшие у входа в замок”.

Остатки внешней южной стены замка Фридрихсхоф.jpg

Остатки подпорной южной стены замка Фридрихсхоф 

“Белый” чердак и сводчатые подвалы

После Великой Отечественной войны поместьем прусских герцогов овладел 69-й завод по ремонту ракетно-артиллерийских вооружений Балтийского флота.

“Первых, кто прибыл сюда в 1947 году работать на заводе, в армию не брали, им было по 16-18 лет и они считались курсантами, - продолжил слесарь-оружейник. Работа на заводе зачитывалась ребятам как служба. Они-то и восстанавливали Балтийский флот после войны”.

Как рассказывают жители Прегольского, поначалу замок приютил библиотеку, магазин и даже школу. Тогда ещё дворец стоял под старинной черепичной крышей, над которой возвышались массивные дымоходы.

“Когда я впервые увидел это здание, у него ещё был так называемый белый чердак: там были крепкие деревянные полы, над которыми сушилось бельё, - продолжил Леонид Анисимов. – У немцев не принято вывешивать одежду и пододеяльники на улице, они делали это так, чтобы никто не видел. Тем более, считалось, что это замок”.

Хранитель здания сетует на то, что внешний вид здания уже не соответствует первоначальному историческому облику. Из стопки бумаг на старом столе Леонид Анисимов достаёт историческое изображение: герцогский дворец с черепичной крышей, высокими дымоходами и окнами в окружении парка. В 1960-1970 годы памятник старины утратил прежнюю кровлю и массивные трубы, лишился украшений на фасаде. Даже окна стали меньше, большие проёмы заложены кирпичом. Глубокий колодец советские хозяева дворца использовать по прямому назначению не смогли. Спустили туда канализацию.

Двухсотлетний дуб со стволом в два обхвата.jpg

Двухсотлетний дуб в замковом парке 

периодически лишается своей кроны, 

но сохраняет мощный ствол.

“Калининградгеофизика” получила это здание в 1980 годах. За него заводу Балтфлота построили магазин и столовую. К тому времени многие элементы внешнего убранства самого дворца были уже утрачены. И всё же в мощных контрфорсах и полуколоннах ещё угадываются былые особенности. Под штукатуркой видны большие тёсаные валуны. Контуры стен сохранились полностью.

Подвал последнего кёнигсбергского замка сохранился практически в первозданном виде. Металлическая лестница ведёт в сухое и очень глубокое помещение. Зажигается свет и открывается перспектива анфилад: залы с высокими перекрёстными сводами. Без проводника здесь легко заблудиться.    

Сотрудники “Калининградгеофизики” стараются содержать здание в порядке. Ухаживают и за территорией герцогского сада. К примеру, завхоз высадил там более 20 деревьев, а главный инженер привёз с юга кавказскую ель. В этом году привередливая хвойная южанка впервые дала шишки. 

Шишки реликтовой кавказской ели.JPG

Звёздочки против орлов

Во время Великой Отечественной войны в герцогском дворце разместился немецкий военный госпиталь. Раненые умирали быстро. Хоронили солдат вермахта рядом, в старинном парке. После штурма Кёнигсберга германский некрополь во Фридрихсхофепополнился советскими бойцами. У немцев, вероятно ещё с первой мировой, осталась колонна с орлом. У наших – крашеные фанерные звёздочки. 

“Стелу с немецким орлом быстро уничтожили”, - констатируют прегольцы. В 1950-х германского памятника уже не было. Однако, следы немецких захоронений оставались ещё долго.  

“Мемориальное кладбище восстановили к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, но не в том виде, каким оно было вначале, рассказывает заведующий хозяйственной частью компании “Калининградгеофизика” Леонид Анисимов. –Люди, которые после войны занимали квартиры во дворце, рассказывали, что советские и немецкие воинские могилыдоходили до дороги. В 1990-х немцы привезли сюда венок и дубовый крест, с надписью “Павшим немецким воинам”. Со временем крест сгнил. Я его ремонтировал. Потом мы поставили крест из “нержавейки”. Когда объект реконструировал Балтийский флот, появилась информация, будто прах немецких и советских солдат отсюда перезахоронили. На самом же деле сдёрнули прежние памятники и плиты, а останки оставили там. Прах солдат никто не перезахоранивал, сказали после проверки наши поисковики. Когда люди из Калининграда поехали в Москву, доказывать, что перезахоронения не было, им показали бумаги об обратном”.

Современный мемориал примерно втрое меньше реального кладбища. На нём нет немецких крестов и фамилий, только советские, со звёздами.

Мемориал советским бойцам втрое меньше кладбища на котором покоятся и немецкие солдаты.JPG

Мемориал советским бойцам втрое меньше кладбища на котором покоятся и немецкие солдаты

Бомжи-­электрики

В центре Прегольского возвышается большое заброшенное здание без крыши – бывшее семейное общежитие 69-­го завода. По вечерам к пустым дверным проёмам на полусогнутых ногах стягиваются бомжи. В таких строениях по всему жилмассиву обитает 20–30 деклассированных элементов.

«На заводе решили сделать к общежитию ещё пару этажей, пробы земли взяли, вроде бы выяснили, что она вес выдержит, пробу кирпича самого здания не взяли, а там ракушечник, – вспоминает Александр Коношенко.  – Только стали надстраивать, здание начало рассыпаться. Дом не рассчитан на такой вес».

Полуразрушенный дом стал пристанищем бомже которые не хотят его покидать.jpg

Полуразрушенный дом стал пристанищем бомжей, которые не хотят его покидать

На бездомных чаще всего жалуются председатели садовых товариществ. Среди бездомных в этой части Калининграда встречаются люди самых разных национальностей, рассказал лейтенант полиции Бадигин. Есть даже узбеки.

«Мы с председателями периодически посещаем места, где живут бездомные,  – говорит лейтенант полиции Алексей Бадигин, участковый уполномоченный отделения полиции № 3 Управления МВД России по городу Калининграду.  – Пару раз мы наведывались туда с представителями муниципального «Центра социальной адаптации для лиц без определённого места жительства и занятий». Предлагали этим людям отправиться в дом ночного пребывания. В основном они отказываются, говорят: «Я здесь свободно живу, мне это нравится». В реабилитационных центрах и домах ночного пребывания нужно соблюдать режим, а такие люди привыкли к распорядку «насобирал денег и выпил». Нормальный режим не нравится. Те, кто живёт в социальных центрах, работают. Их не тянет выпить или совершить что­то плохое».

Бомжи в Прегольском изобретательны: нередко подключают свои хибары к электросетям садовых товариществ. Бездомные буквально вытягивают энергию у обычных людей. При том, что те, кого обокрали, и без того живут бедно. Здешний народ оплачивает услуги ЖКХ из последних сил. При незаконном подключении председатель СНТ обращается к участковому, и они дружно перекрывают бомжам ворованный свет. Через некоторое время история повторяется. Возня бродяг под проводами добавляет головной боли обычным прегольцам. Напряжение здесь и без того постоянно «скачет», утверждают местные жители. Включать обычные бытовые приборы без так называемого стабилизатора здесь не решаются. Когда со стороны реки дуют сильные ветры, провода, ведущие к домам, часто срывает. Прегольцы поправляют их сами, палками.

Клубничный вор

«С 20:00 и порой до 4:00 утра все местные алкоголики собираются здесь, у магазина разливного пива, – сетует жительница посёлка Прегольского пенсионерка Яна Коношенко. – Играет музыка. Шум и пьяные бредни алкашей мешают спать. Со стороны магазина не могу окно открыть! Хоть бы раз участковый после 22:00 сюда приехал…»

«Самостоятельно проверять магазины на предмет ночной продажи алкоголя нам запрещает федеральное законодательство, – заверяет майор Александр. – Должно быть сообщение от гражданина. Достаточно и звонка участковому. Возможно, это прозвучит абсурдно, но в случаях с ночной продажей пива гражданин, заявивший об этом, должен пойти вместе с нами в магазин и купить алкоголь – по­другому протокол не составить. До того как законодатели запретили органам полиции осуществлять такие проверки, подобные ситуации разрешались проще. Теперь магазин должен получать уведомление о том, что мы придём его проверять совместно с сотрудником
Роспотребзнадзора. Получается, у нас отняли функцию проверки магазинов на соблюдение статьи о нарушении правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

За пивным магазином собираются шумные компании.jpg

За пивным магазином собираются шумные компании, которые 

не дают спать другим жителям Прегольского

«За пивным магазином есть место, где постоянно собираются шумные пьющие компании,  – говорит Алексей Бадигин. – Мы приезжаем туда, проводим с этими гражданами профилактические беседы, составляем на них административные протоколы за распитие и пребывание в состоянии алкогольного опьянения. Это заканчивается штрафами. В основном пьют и шумят в Прегольском ранее судимые люди, которых там много. 90% судимостей у них за кражи».

И кражи в Прегольском продолжаются, сказал участковый. Чаще всего воруют садовый инвентарь. Взламывают домики и выносят оттуда всё ценное. Случаются и курьёзы.

«Мне пришло сообщение о том, что в Прегольском воруют с участка в садовом обществе «Весна»,  – продолжает Бадигин. – Бабушка очень ухаживала за своим огородом, вырастила много крупной ягоды, а весь урожай исчезал. Огородница очень расстраивалась. Я выехал на место, отработал материал, установил подозреваемого и раскрыл преступление: получилось, что с одного огорода совершено шесть краж. Ранее судимый за кражи гражданин каждый раз воровал с огорода примерно по 10 кг клубники,  около 60 кг в сумме. Краденое он продавал здесь же в посёлке, на конечной остановке, – по 500 рублей за килограмм. Было возбуждено уголовное дело. Ущерб воришка бабушке не возместил, но искупил свою вину тем, что вскопал ей огород. Бабушка осталась довольна… За счёт того, что население Прегольского живёт компактно, раскрывается около 90% краж. Скажем, на Тенистой аллее труднее».

Оружейники: на воде
и без воды

Долгое время Прегольский зависел от артиллерийского ремонтного завода. Ради него сюда ехали в 1947‑м. Из­за него отсюда уезжали. Посёлок покидали, потому что предприятие давало жильё в других районах Калининграда. Когда подходил черёд, очередная семья оружейников снималась с места и растворялась в шуме большого города. Безымянные улицы Прегольского пустели. За оградами оставались немецкие коровники и конюшни, перестроенные под жильё.

Со временем оружейный завод перестал раздавать квартиры в других районах Калининграда. Однако в 1990‑х признаки города появились в самом Прегольском.

«Глава Калининграда Виталий Шипов построил в Прегольском многоквартирный дом и заасфальтировал центральную дорогу,  – рассказывает жительница Прегольского Яна Коношенко. – Если бы не Шипов, мы бы так и жили в этих конюшнях и свинарниках. Но он построил и ликвидировал почти всю оставшуюся очередь на жильё».

Пятиэтажка построенная при мэре Виталии Шипове.jpg

Пятиэтажка, построенная при мэре Калининграда Виталии Шипове.

Завод построил, завод испортил, говорят в Прегольском. И сейчас предприятие участвует в жизни посёлка. Говорят, что именно через него здесь происходит распределение воды. В день, когда в Прегольский приехал корреспондент «Русского Запада», воду в посёлке дали в шестом часу утра. Потом отключили. Когда включат, никто не знает. Расписания нет.

«Хорошо, сейчас дождик идёт, жары нет,  – продолжает Яна Коношенко.  – Когда жара, приходим с работы и сидим без воды. Если у них там насос «полетел», воды можем ждать два­три дня. А жители пятиэтажки на последних этажах вообще холодной воды с горем пополам видят. Мы устали жаловаться. У всех на всё один ответ: разбирайтесь с 69‑м заводом, он – потребитель воды. Как я с ними буду разбираться? На проходной нас не пускают, с нами не разговаривают. И почему я должна разбираться с ними, если за воду я плачу «Водоканалу» и управляющей компании?»

Пенсионеры­-оружейники живут у реки на воде, но без воды.

Остров Васи­-моряка

В июне 2016 года заместитель главы Калининграда Артур Крупин пообещал городу водный общественный транспорт. Одна из остановок речного трамвайчика должна быть в Прегольском. Мол, это нужно не только туристам, но и местным жителям. В посёлке обещания властей воспринимают с недоверием.

«Одно время люди из нефтеразведки (нынешняя «Калининградгеофизика»– Прим. «Русского Запада») хотели строить себе у посёлка причал,  – рассказывает Александр Коношенко.  – Думали краны сюда поставить. Ничего не получилось. Завод хотел восстановить причал. Тоже не получилось. А ведь здесь был хороший причал – немецкая бетонная тумба с краном, от которой шли мостки. По ночам там всегда горел огонёк, одна лампочка. Этот причал снесли в 70‑х годах. Это произошло после того, как в причал врезался СРТ (средний рыболовный траулер.  – Прим. «Русского Запада»). Видимо, уходили в рейс поддатыми. В то время жил у нас в Прегольском моряк Василий. Он тоже ходил в море на СРТ. Его траулер возвращался в Калининград из рейса, и Вася по привычке попросил капитана высадить его здесь, в посёлке. Капитан притормозил. Матрос спрыгнул на бетонную тумбу. Судно ушло, а мостков на берег уже не было – их подхватил СРТ. Когда расцвело, Василий так и сидел на этой тумбе. Ждал, пока кто­нибудь из рыбаков снимет его оттуда. Ну ничего, сняли».

Морская жизнь теперь проходит мимо Прегольского.jpg

Морская жизнь теперь проходит мимо Прегольского

Прегольский матрос Вася давно умер. СРТ больше не причаливают у посёлка. Времена весёлых рыбаков и крутых капитанов прошли. Сегодня Прегольский – это просто отдалённый район Калининграда, где­то между дымящим короотвалом ЦБК­-2 и полигоном твёрдых бытовых отходов в посёлке имени Александра Космодемьянского.

В жару несёт дымом, в холод – рыбой. Раз в несколько месяцев мимо одноэтажных домов тащится грузовик с отходами консервного производства. По узкой грунтовой дороге провозят внутренности сельди и кильки. Головы, кишки и чешую вываливают на пустошах между фортом «Герцог Гольштейн» № 7а и свалкой. Точное место жителям Прегольского, по их словам, неизвестно.

«Месяц после этого дышать в нашей части посёлка невозможно, – возмущается Яна Коношенко. – У наших домов из машины на дорогу проливается часть отходов».

Пожилой женщине, по её словам, приходится выходить на просёлок и убирать вонючую слизь лопатой. После каждого такого рейса «рыбовозки». Как должен развиваться посёлок на реке Преголе дальше?

«Не будет здесь туристических троп, и причала для пассажирского городского транспорта тоже не будет»,  – резюмирует старый оружейник Александр Коношенко. Возможно, он прав.

Хотя по новому Генплану Калининграда форт «Герцог Гольштейн» включён в перечень объектов, перспективных для развития туризма. Но кто же всё это будет развивать?

Внешние сооружения форта "Герцог Гольштайн" №7-а

Внешние сооружения форта Герцог Гольштайн 7а.JPG

© ИА Русский Запад/пс

(0)
Опрос
  • Как часто вы покупаете продукты по акциям (со скидкой)?
Проголосовало 575 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты