Прибрежный: на грани вымирания?

22.11.2016 12:00
   


Прибрежный: на грани вымирания?
Общежитие на Заводской, 33: идут годы - ничего не меняется..

«Нас травят каждый день, – говорит Вера Насекайло. – Здесь умирают постепенно. Только в нашем подъезде за последние несколько лет от онкологии скончались девять человек. В последнее время по посёлку движется рак лёгких. Таким был диагноз мужа нашей медсестры. Таким же – у спортсмена, у которого внезапно появилась мерцательная аритмия. Думаю, откуда она у пловца? Отправили спортсмена в больницу, где ему диагностировали рак. Аритмия оказалась вторичным явлением, а рак – в результате интоксикации. Один и тот же диагноз и сходные причины смерти у жильцов квартир нескольких этажей одного и того же подъезда».

Для жителей Прибрежного диагноз, поставленный посёлку бывшим участковым врачом, не подлежит обсуждению. Многие считают, что если где­то она и не права, то только если преуменьшает.

Голубой туман

Промышленная зона Прибрежного примыкает к жилым домам. Местные жители стараются держать окна закрытыми. В нескольких шагах от дверей и форточек в атмосферу выбрасываются вредные отходы металлического, плавильного, железобетонного, керамического и коврового производства. Этим ежедневно дышат несколько тысяч местных жителей.

«С завода «МетУпак» несёт запах, напоминающий растворитель красок, а в его составе преобладают формальдегиды, – убеждён Виктор Шмановский, председатель территориального общественного совета посёлка Прибрежный. – Когда ветер дует в сторону жилых домов, тяжёлые вещества несёт на детский сад № 99. Воспитатели стараются спрятать малышей в помещение. Когда ветра нет, бывает, что у детской площадки и магазина вредные выбросы собираются в голубой туман».

Из всех отрав сильнейшей в Прибрежном считается формальдегид. Его выбросы замеряются официально. Данные отражаются на сайте администрации Калининграда. В 2016 году с промзоны Прибрежного в атмосферу принесло в один из дней 78, 4 микрограмма на кубометр (мкг/м3), при норме в 3,7 мкг/м3. Предельно допустимая концентрация этого вещества в воздухе была превышена более чем в 21 раз. Самые значительные импульсы газоанализатор отмечал 12 и 18 августа, 16 и 22 сентября, 2, 3, 20 и 30 октября, а также 4 и 5 ноября. И это только по одному из нескольких видов вредных веществ.

Видимый дым над промзоной Прибрежного ещё не самый опасный.jpg

Видымый дым над промзоной Прибрежного ещё не так опасен, как скрытые выбросы формальдегидов.

«В первое время моей работы на терапевтическом участке в Прибрежном такой заболеваемости, как сейчас, не было, а мне есть с чем сравнить, ведь я живу здесь с 1969 года, – говорит бывший медик Вера Насекайло. – Вредные вещества намного сильнее всасываются в организм в сыром климате, а наш посёлок как раз у залива. Детская заболеваемость тут выше, чем в других районах Калининграда».

«Четыре года назад у нас только родилась внучка, и тут пошёл выброс с металлоплавильного завода «Браво БВР», – вспоминает председатель ТОС Прибрежного Виктор Шмановский. – 

Этот запах у нас знают все: с металлическим привкусом, кисловатый, останавливающий дыхание. Я выглянул из окна, и действительно выхлоп пополз вдоль леса, медленно, как туман. 

Потом на заводе поставили фильтр, но технологически неграмотно. Чтобы забросить сырьё в печь, нужно открыть специальный люк. Когда он открыт, фильтр отключается, а все испарения идут в цех и через вентиляцию наружу. Специалист из нашего посёлка замерил это секундомером. Выяснил, что времени контакта вредных испарений с атмосферным воздухом достаточно, и сделал своё рационализаторское предложение. В ответ на разработанную им закрытую систему в министерстве промышленности Калининградской области сказали, что это нецелесообразно».

Максимальные показатели выбросов формальдегида за 2016 год по данным газоанализатора в Прибрежном.jpg

Максимальные показатели выбросов формальдегида, по данным газоанализатора в Прибрежном (сайт администрации города Калининграда)

Отравленные игры

Жители Прибрежного жаловались во все инстанции. Дошли до федеральных органов власти, но самое большее, чего добились, – временной приостановки работы одного из заводов. Да и то только по требованию прокуратуры. Заводы выждали предписанную паузу и… продолжили коптить атмосферу.

«Основная промзона в 100 метрах от детского садика, а новую игровую площадку поставили в 200 метрах от заводов, – говорит Вера Насекайло. – Тяжелее многих приходится жильцам домов на Заводской, 20а, 22 и 24. От их окон заводы отделяет лишь узкая дорога».

У стен промзоны.jpg

У стен промзоны

На проблему, по словам представителей ТОС, поначалу откликнулся депутат Госдумы Андрей Колесник (в нынешней Госдуме он не представлен). Он общался на тему выбросов в Прибрежном с главврачом Центральной городской клинической больницы и заведующей местной поликлиники.

«Медики сказали депутату, что всё нормально, а я отправился в Калининградстат за нашей статистикой заболеваемости, – утверждает Шмановский. – Выяснилось, что отдельной информации по районам нет. Данные размазываются по всему городу, а число онкологических больных в Прибрежном растёт. В нашей поликлинике онколога нет. Поликлиника на улице Летней приглашает онколога из Калининградской областной клинической больницы. Кто будет лечить наших людей?»

Здравоохранение в посёлке с несколькими заводами уже не проблема, а беда. Дело не только в онкологии. Пациенты местной поликлиники страдают от нехватки и других узких специалистов.

«В поликлинике Прибрежного нет стоматолога, хотя зубоврачебный кабинет есть, – рассказывает Вера Насекайло. – Приехала туда девушка­стоматолог, поработала немного и исчезла. Её зарплаты хватало только на дорогу в Прибрежный с двумя пересадками да на обеды. Стоматолог в поликлинике то появляется, то исчезает. Нужен гинеколог, но его сюда тоже не получилось привлечь. Нужен второй педиатр, ведь детская заболеваемость растёт. Сейчас в нашей поликлинике работает только один детский врач, хотя раньше здесь их было два».

Символом выживания людей в Прибрежном стало бывшее общежитие предприятия ЖБИ-­1 на улице Заводской, 33. Фабрика передала коммуналки муниципалитету, который отказался от неликвида.

Общага на Заводской

«Общежитие на Заводской, 33, изначально строилось для рабочих заводов железобетонных изделий, – объясняет жительница Прибрежного Светлана Галяс. – То есть первыми туда вселяли людей, которые построили половину современного Калининграда. Часть из них либо их дети до сих пор там живут. Вернее, выживают».

Перед пятиэтажкой из серого кирпича простирается большая мутная лужа. Грязная и тёмная дыра подъезда ведёт в помещение с ободранными синими стенами. На фоне тусклого горчичного света в проёме коридора виднеется женский силуэт. Девушка распыляет освежитель воздуха. Слабая защита от смрада, зависшего между облупившимися стенами болотных тонов. Туалетный баллончик шипит в последний раз. Хозяйка торопливо скрывается за дверью своей «однушки». Поднимаемся выше.

Коридор общаги на Заводской 33 Как в советских коммуналках.jpg

Коридор "общаги" на Заводской, 33, начало 21 века. Как в советских коммуналках 40 лет назад.

«Когда муниципальная власть от нашего общежития отказалась, мы попали к домоуправлению, которое разделилось, – объясняет причину упадка собственница одной из квартир Лариса Самойленко. – Здание взял под опеку ТОС Прибрежного. Но и у них что­то не срослось. Причём не только с нами. Во всех домах, по которым прошёлся ТОС, жильцы писали заявления о выходе из этого территориального самоуправления. В управлении нашим общежитием остался один господин Ворфоломеев, управляющий, бухгалтер и не знаем ещё кто в одном лице. Он руководит управляющей компанией «Наш берег», соучредителями которой остаются руководители ТОС Прибрежного. Управляющая компания повысила цены на обслуживание жилья, на свет… Да буквально на всё. Ворфоломеев в грудь себя бил: «Я всё отремонтирую». Ссылался на какие­то договоры, которых многие жильцы не видели. Мне с большим трудом удалось найти этот договор. Большая часть его условий не выполняется».

Зато кто­то упорно портит имущество жильцов. Как рассказали нам на последнем этаже, пару недель назад здесь проведена настоящая диверсия.

Перерезали все провода

«Пока мы были на работе, в общежитии кто­то обрезал провода, – говорит жительница общежития на ул. Заводской, 33, Оксана Любецкая. – Только на нашем этаже срезали сетевые шнуры шести стиральных машинок. Свет на кухне тоже обрезали, но ещё раньше. Впрочем, как обрезали и многие другие электропровода. Мы ходили с заявлением к участковому, но он за это дело браться не стал».

В результате кухня на несколько семей освещается «лампочкой Ильича», которая работает от розетки. Батареи в общих помещениях срезаны. Туалет (общий санузел на пол­этажа. – Прим. «РЗ») зимой не отапливается, там иней.

Общая кухня общаги на Заводской 33.jpg

Общая кухня освещается единственной лампочкой, которая работает от розетки. В таких условиях здесь 

готовят пищу.

«Проводка никакая, а счёт за свет выходит по полторы тысячи рублей в месяц, – продолжила Оксана. – Электросчётчик, на который даже не прошёл срок гарантии, мы ремонтировали за свой счёт. На восемь семей – один унитаз. Должно было быть два, но второй не работает… Почтовых ящиков в подъезде нет. Жировки с аховыми счетами за коммунальные услуги бросают на подоконники. Попробуй, найди там свой конверт… Кодовый замок у нас проработал недолго – кнопки сразу же сломали. Если после этого поставим почтовые ящики, их опять собьют».

Половина жильцов общежития снимают комнаты. Вкладываться в улучшение условий не хотят, считает Оксана Любецкая. В результате немногочисленные собственники остаются с управляющей компанией один на один.

«Директор нашей управляющей компании признался нам, что скоро будет от нас уходить», – говорит жительница общежития.

«Возможно, у директора управляющей компании есть желание, чтобы все собственники съехали сами, – продолжает Лариса Самойленко. – Он как­то прямо заявил: «Уезжайте оттуда. Вы там не выживете».

Под какие планы жильцам предложено выметаться, неизвестно. Но очевидно, что люди здесь уже забыли, что такое поддержка. В тёмных коридорах общаги на Заводской почти никто не надеется на лучшее.

Единственное яркое пятно на фоне серой панельной застройки в районе общежития – новая детская игровая площадка. Говорят, её установил местный народный избранник. Пёстрое отражение горок, лесенок и качелей дробится в широком «зеркале» коричневой лужи. Её нужно обходить по дуге, за 30 метров. Только так дети могут попасть к площадке, подаренной благородным депутатом. Коммунальный триумф довершает запачканная табличка: «Фонд развития «Прибрежный».

Прибрежный стоит у воды и в воде Лужи в каждом дворе.jpg

Прибрежный стоит у воды и в воде. Лужи в каждом дворе.

Бродячие собаки и дети

Поздней осенью 2016 года Прибрежный остаётся лидером по популяции бездомных животных. Здоровенные одичавшие коты по-­хозяйски облепили трубы горячего водоснабжения, всем своим видом давая понять, кто тут гость, а кто – навсегда. Бродячие собаки освоились на детских площадках.

«В этом году девочку в центре нашего посёлка покусала бродячая собака, – говорит Светлана Галяс. – Мать привела пострадавшую дочь в нашу поликлинику на прививки. Ей отказали – нет прописки».

Бродячие собаки по всему посёлку.jpg

Бродячие собаки по всему посёлку. В том числе, на детских площадках.

«На стаи бродячих собак мы жаловались в частную организацию, которая выиграла муниципальный конкурс на исполнение соответствующего муниципального контракта, – продолжает тему председатель ТОС Прибрежного Виктор Шмановский. – В этой фирме нам говорят: «Скажите нам, в какое время, где и в каком количестве будут находиться бродячие собаки. Тогда мы приедем и отловим их». Предсказать, где бродячие животные окажутся в течение часа, не может никто».

Трубы над землёй теряют тепло

Одной из главных примет Прибрежного стали открытые сети водоснабжения и отопления. Трубы идут по всем кварталам, поднимаются в арки и даже завиваются в узлы, из которых торчат рулевидные вентили. В то время как в других пригородах Калининграда трубы в земле, Прибрега выставляет потроха своего жилищно­коммунального хозяйства напоказ.

«До 1982 года все эти трубы находились под землей, – объясняет Виктор Шмановский. – В декабре погода выдалась тёплой. Батареи топили сильно, в квартирах стало жарко, и на Новый год жильцы многих квартир открыли окна. Произошла протечка, слесари перекрыли отопление, под утро ударил мороз. Система рассыпалась как карточный домик. Весь Прибрежный остался без тепла. После этого решили пустить трубы поверху. Тогда же, 25–30 лет назад,
кое­где трубы запрятали в бетонные короба. В коробах на тёплых трубах нашли прибежище бродячие животные. Сами конструкции пришли в негодность, начали рассыпаться, констатировал председатель общественного совета посёлка»
.

Весь посёлок опутан трубами пересекать которые приходится через специальные переходы.jpg

Весь посёлок опутан трубами, пересекать которые приходится через специальные переходы

«Начальник котельной мне сказал, что сейчас нет смысла закрывать трубы в короба, потому что в 2017 году нам будут менять сети отопления, – замечает Светлана Галяс. – С другой стороны, любой неадекватный человек может крутануть вентиль, и целый микрорайон останется без тепла. Самое главное, что через незакрытые трубы мы отапливаем воздух. Сколько гигакалорий уходит впустую, никто не считал».

«Раньше и к магазину «Седьмой Континент» труба шла поверху, – продолжает Виктор Шмановский. – Её закопали в землю. Конечно, «Теплосети» свои коммуникации понемногу прячут под грунт. Можно ли так поступить с остальными трубами в посёлке? Мне кажется, это вопрос денег, которых не хватает. О том, чтобы все трубы Прибрежного закопать, речи не идёт».

Переименование главной улицы: самоуправление против

Как и в случае с Совхозным, приезжих встречают в Прибрежном два названия: Прибрежный и Прибрежное. Официальное – только первое. Разночтения есть даже между геоинформационным сервисом администрации Калининграда и топонимической комиссией мэрии на официальном портале. В первом источнике посёлок называется Прибрежный. Во втором – Прибрежное.

Сейчас в Прибрежном новая тема: смена названий улиц. В горсовете недавно обсуждали, какую улицу называть иначе – Заводскую или Береговую.

«На нас с этой идеей вышел наш окружной депутат Олег Аминов, – говорит Виктор Шмановский. – В Прибрежном на улицах Заводской проживает около 7000 человек. Более половины – пожилые люди. На Заводской также стоят все предприятия. На улице Заводской, в посёлке Суворово (это как раз по пути в Прибрежный. – Прим. ред.), стоят 30 частных домов. Так какую улицу переименовать проще? В Прибрежном задеты интересы тысяч людей, а в Суворово – меньше сотни. То же самое с переименованием улицы Береговой, на которой у нас стоят многоквартирные дома. На Береговой, расположенной в районе улицы Александра Невского, находятся в основном частные дома, в которых проживает не более 300 человек. После переименования придётся менять адрес, прописку, личные документы на собственность жилья. Я однозначно против».

Заводская главная улица Прибрежного.jpg

Заводская - главная улица Прибрежного

«Слава народу –победителю!»

Жители Прибрежного до сих пор пользуются аварийными дорогами. Не считая двух­трёх капитально отремонтированных улиц, качественного покрытия здесь нет.

«Из снимков ям наших дорог я сделал фотоколлаж, который положили на стол Александру Ярошуку, – продолжил Шмановский. – Что он сказал? Да ничего. Зато нам ответили в отделе, который занимается дорогами: «В плане ремонта дорог и тротуаров до 2019 года вас нет».

Автобус номер 16 плывёт по маршруту.jpg

Автобус № 19 "плывёт" по маршруту

На Заводской, у дома № 9, колёса автомобилей уходят под воду по оси. Из середины «затона» торчит доска с куском полиэтилена. Так обозначен открытый люк. При виде доски водители по обоим «берегам» снижают скорость. Шофёры стараются не поднимать волну, она может скрыть доску. Транспорт благополучно разъезжается. На коричневой поверхности лужи остаётся рябое отражение лозунга «Слава советскому народу – победителю!». Не поспоришь.

Слава советскому народу победителю.jpg

© ИА Русский Запад/пс
(0)
Опрос
  • Как часто вы употребляете спиртное (пиво, вино, водка и т.п.)?
Проголосовало 539 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты