Врач роддома №4: «Живого ребёнка предложили сделать «антенаталом»

11.09.2020 19:09    © Фото: Пётр Старцев
5 мин   


Врач роддома №4: «Живого ребёнка предложили сделать «антенаталом»
Крайние слева и справа: обвиняемые в убийстве врачи Элина Сушкевич и Елена Белая.

Врач рассказала, как отговаривала коллег подделывать документы о смерти младенца: в пятницу, 11 сентября 2020 года, на суде над Элиной Сушкевич и Еленой Белой выступила их коллега, исполняющая обязанности главного врача по медработе роддома №4. Она рассказала о словах и действиях обвиняемых в убийстве.

Малыша должны были забирать

«Утром Ирина Широкая (акушер-гинеколог – прим. «Русского Запада») сообщила на совещании, что на 23-24 неделе беременности произошли преждевременные роды, - рассказывает суду Татьяна Соколова, свидетель по уголовному делу, бывшая заведующая родильным отделением, а теперь и.о. главврача по медработе роддома №4. – Широкая сказала, что родился ребёнок весом в 700 грамм, в тяжёлом состоянии, но приехала бригада с Элиной Сушкевич и они будут его забирать. Доклад Широкой не был завершён. Елена Валерьевна (Белая – прим. «Русского Запада») выразила недовольство тем, что этот ребёнок вообще появился в нашем роддоме, что он не доношен».

Это высказывание прозвучало на заседании в Калининградском областном суде. Днём ранее другой свидетель по этому делу сказал там, что и.о. главврача роддома Елена Белая была недовольна что ребёнку роженицы Ахмедовой оказывают помощь. Как следует из показаний Соколовой, есть ведомственный приказ о том, что женщин с родами на столь раннем сроке должны сразу направлять в региональный перинатальный центр.

«Понятно, что при рождении таких детей, перспективы у них могут быть самыми разными, - говорит доктор Соколова. – После первого совещания Елена Валерьевна (Белая – прим. «Русского Запада») неоднократно забегала ко мне в ординаторскую с разными высказываниями. В частности, слова были такими: «Что вы здесь сидите? Только у меня одной голова болеть должна?»


Обвиняемая, бывшая и.о. главврача роддома №4, Елена Белая перед заседанием суда

«Кто-то должен сказать матери, что младенец умер»

Во время второго совещания, собранного Белой, по словам доктора Соколовой, и.о. главврача распекала коллег за роды.

«Нам сообщили, чтобы мы сказали матери, что ребёнок родился мёртвым, - вспоминает калининградский врач. – Ещё Белая сказала, что мать не заинтересована в сохранении беременности, но врач возразила ей: женщина очень заинтересована и поставила себе акушерский пессарий, для сохранения ребёнка. Незаинтересованная мать не поставила бы его себе».

Тем не менее, исполняющая обязанности главврача, по словам её бывшей подчинённой, настаивала на подмене информации в документах о родах.

«Елена Валерьевна сказала: «Женщина – чурка, она ничего не поймёт», - свидетельствует Татьяна Соколова. – Белая сказала, что нужно сделать ребёнка «антенаталом», а это означает, что кто-то должен сказать матери, что ребёнок умер до наступления родовой деятельности. В противном случае, вероятно, Елена Валерьевна имела ввиду, что мы своей деятельностью могли негативно повлиять на показатели детской смертности в регионе».

Из последующих показаний специалиста следовало, что по каждой смерти в роддомах собирают совещания. По их итогам принимаются, в том числе, дисциплинарные решения. Между тем, Соколова, как и её коллеги, выступавшие на суде ранее, сказала, что на момент смерти ребёнка, Елена Белая готовилась избавиться от приставки «и.о.» и занять место главного врача роддома полновластно.


Елена Белая с адвокатом

Белую просили: «Спасите его!»

После прибытия выездной бригады регионального перинатального центра, у Белой состоялся диалог с неонатологом Элиной Сушкевич.

«Белая спросила: «Что вы с ними делаете?», - вспоминает врач Татьяна Соколова. – Сушкевич спросила: «Что вы имеете ввиду?». Белая сказала: «Бросьте ломать комедию! Что вы вводите, чтобы сделать его антинаталом?» Сушкевич ответила: «Вводим магнезию». Белая: «Хорошо, идите и делайте». Они ушли с Сушкевич и Косаревой и сделали… Меня туда не звали. Я осталась на своём месте и попыталась сосредоточиться на работе. Ребёнка я не видела... Когда вышла из ординаторской, по коридору шла Косарева (заведующая отеделением новорожденных – прим. «Русского Запада») с выражением лица близким к ужасу. Она показала мне рукой вот так (жест «перерезающий горло» - прим. «Русского Запада»)».

Через некоторое время заведующая родильным отделением увидела в роддоме тётю новорожденного Оллоберди Ахмедова. Узнав что малыш умер, родственница рыдала.

«Она говорила бессвязно: «Он не умер, помогите ему, он ещё живой», - вспоминает свидетель Татьяна Соколова. – Тётя Ахмедова пыталась заглянуть в кювез и опять просила Белую: «Спасите его!»


ЧП или убийство?

После вопросов представителей сторон обвинения и защиты, врач ещё несколько раз возвращалась к рассказу об исправлениях документов.

«Белая сказала: «Историю Ахмедову будем переписывать, делаем его не антенаталом, а интранаталом (погибшим при асфиксии – прим. «Русского Запада»)», - цитирует Соколова. – Я сказала, что ничего переписывать не буду. Потом Белая пошла к Балашенко, но и та отказалась, после чего это предложили Ирине Петровне Широкой. Широкая сказала «а что мне делать?» и переписала. Я узнала, что внесены исправления в историю родов, но не видела этих документов. Вместо «живой/мёртвый» было написано «интранатал». Ирина Петровна Широкая, которая подделала эту историю, сказала Белой: «Я боюсь… А разбор?» Белая сказала ей, что разбора не будет». Хотя, смерть ребёнка в родовспомогательном учреждении это ЧП. Оно всегда разбирается».

«Указание сделать ребёнка «антинаталом» это предложение убить ребёнка?» - Спросила у свидетеля Соколовой представитель государственного обвинения.

«Напрямую этого никто не говорил, - ответила Соколова. – Приезжает квалифицированный врач (Сушкевич – прим. «Русского Запад»), оказывает ребёнку помощь, а потом звучит предложение сделать новорожденного «антенаталом».


На заседании суда по делу об убийстве ребёнка

Белая: «У ребёнка произошла асфиксия»

«В родах у ребёнка произошла асфиксия (удушение – прим. «Русского Запада»)», - сказала подсудимая Елена Белая. После этого адвокат предъявил суду историю родов, но прокурор опротестовал это действие. Речь зашла об инъекциях.

«Татьяна Львовна, как магнезия действует на плод?» – Спросила подсудимая Элина Сушкевич у свидетеля.


Детский неонатолог, подсудимая по делу об убийстве Элина Сушкевич 

«Магнезия вводится как противосудорожный препарат, - ответила Соколова. – Судорог у этой женщины не было и никто ей магнезию не вводил. Я узнала от своих коллег, что состояние роженицы охарактеризовали как удовлетворительное».

У свидетеля спросили о субординации между Элиной Сушкевич и Еленой Белой на момент смерти ребёнка. В ответ прозвучало, что работая в региональном перинатальном центре, Сушкевич периодически дежурила и в роддоме №4. Ранее сторона защиты представляла информацию так, как будто неонатолог никогда и никак не подчинялась исполняющей обязанности главврача роддома.

«Государственный обвинитель закончил представлять доказательства, - подытожил основную часть заседания судья Сергей Капранов. – У нас перерыв в заседаниях до 10.00 23 сентября».


Елена Белая покидает здание суда после очередного заседания   


© ИА Русский Запад/пс


Опрос
  • Планируете ли вы сейчас отпуск за границей летом 2021 года?
Проголосовало 405 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты