В Общественной палате Калининградской области показали, как не надо обсуждать мусорную реформу

21.02.2019 21:34    © Фото: Алексей Шабунин
   


В Общественной палате Калининградской области показали, как не надо обсуждать мусорную реформу
Общественные слушания в Общественной палате Калининградской области.

В четверг, 21 февраля 2019 года, в Общественной палате Калининградской области собрались на обсуждение реформы обращения с твёрдыми коммунальными отходами (ТКО). Официально этот пункт в повестке дня — первый и единственный — был обозначен в ином ракурсе: «Организация общественного контроля за реализацией «мусорной» реформы в Калининградской области.

Но ни до контроля, ни до организации дело не дошло.

По команде председательствовавшего Александра Зубарева, заместителя председателя комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению ОП КО, общественные слушания начались с просматривания и прослушивания записи выступления Владимира Путина. Участники молча внимали фрагменту его речи о реформе в сфере обращения с ТКО. Запись была остановлена только тогда, когда её воспроизведение вновь пошло с самого начала.

Александр Зубарев (1).JPG
Александр Зубарев

Александр Зубарев дал понять, что отступлений от позиции президента не будет. Потом слово дали главе Службы по государственному регулированию цен и тарифов Ольге Бобровой.

Она рассказала о том, как был установлен тариф на вывоз ТКО. Получалось, что никаких других вариантов практически не было, поскольку он возник «на основании документов, предоставляемых регулируемой организацией», то есть, ГП КО «Единая система обращения с отходами», директор которого Алексей Хряпченко сидел рядом же и согласно кивал.

Министерство природных ресурсов и экологии Калининградской области устанавливает только схему, по которой отходы везут на полигоны.

Ольга Боброва (2).JPG
Ольга Боброва.

«У нас смешиваются понятия: тариф и плата. Служба проверяет экономическую обоснованность данной единицы товара или услуги. Применение платы лежит за пределами компетенции Службы, - сообщила Ольга Боброва. - Это какой объём услуги вы потребили, какое количество товара».

Потом в дело вступила сотрудница Службы по тарифам, которая долго под слайды из презентации зачитывала их же содержание, выражавшееся в перечислении нормативных актов.

К монологу подключилась вновь Ольга Боброва, которая рассказала, что 24% в тарифе составляет плата за негативное воздействие на окружающую среду — люди платят государству за то, что вредят своей же среде обитания.

«Мы получаем обращения, связанные не со структурой тарифа, а именно с платой. Мы вынуждены перенаправлять в министерства и ведомства для дальнейшего рассмотрения, - рассказала дальше Ольга Боброва. - Где мы видим моменты для уменьшения тарифа: если будет изменена территориальная схема и будет пересмотрена логистика с точки зрения транспортных потоков. Мы будем пересчитывать транспортную составляющую».

Но опять же получалось, что такой ход событий маловероятен. По крайней мере, на данный момент. Постепенно стало выясняться, что и, казалось бы, безупречный расчёт тарифа не так уж и безупречен. Со слов главы тарифной службы выходило, что окончательной прозрачности по затратам перевозчиков мусора, которые и съедают львиную долю расходов граждан, у Ольги Бобровой нет.

Именно по этой причине представитель тарифной службы уже месяц путешествует по муниципалитетам, чтобы получше разобраться. Заодно он смог оценить, где лучше всего вывозят мусор: в Черняховском городском округе, куда пришёл внешний перевозчик из Сибири — со своими машинами, контейнерами и прочим.

Ольга Боброва предостерегла от самостоятельного пересмотра тарифа. В этом случае, возникающие у перевозчиков убытки они могут истребовать через суд.

Но что-то делать либо с тарифом, либо с оплатой за мусор придётся.

«Имеет место быть поручение губернатора о рассмотрении вопроса льготирования отдельных категорий граждан. Вопрос касался многодетных семей. Они получились самыми пострадавшими, если можно так сказать», - сообщила Ольга Боброва.

Напоследок в своей речи, одним из немногих выступлений по существу, она предостерегла от прямого сравнения затрат граждан на мусор:

«Та плата, которая была по квитанции, это совершенно другая услуга, которая появилась в 2019 году».

Впрочем, это не помешало в дальнейшем всем участникам сравнивать именно так. А как иначе-то?!

Просили слово многие, но получил его... сам Александр Зубарев. На мониторах быстро пробежали кадры презентации. Из неё следовало, что вся реформа это чуть ли не сплошной обман, поскольку «элементарная арифметика» показала, что мусора стало в три раза больше, что объём не соответствует весу, что полигоны ТБО не соответствуют нормам. Но чтобы утверждения не воспрепятствовали дальнейшему общению с представителями государства они были сформулированы в виде вопросов. Для присутствующих они, разумеется, выглядели уже как ответы. Это вызвало возмущение и у представителей правительства. Заместитель министра природных ресурсов и экологии Калининградской области Александр Ядренцев сначала молча внимал презентации, но по её окончании заявил, что многие утверждения в чистом виде неверны.

Чтобы сгладить момент, Зубарев предоставил слово Георгию Дыханову, бизнес-омбудсмену Калининградской области. Уполномоченный по защите прав предпринимателей рассказал о жалобах как раз со стороны предпринимателей. Их было, правда, не так много: всего четыре с начала 2019 года. Но было и «несколько обращений».

Вопиющей оказалась ситуация у одного из ателье, которое столкнулось с необходимостью платить за вывоз мусора 6 000 рублей в месяц вместе прежних 150 рублей. Что такого могло случиться, чтобы плата выросла в 40 раз, ни предприниматель, ни Георгий Дыханов понять не смогли. Просто в недрах министерства природных ресурсов и экологии Калининградской области возник норматив, по которому ателье создаёт с каждого квадратного метра 1,5 кубических метра отходов в год.

А, например, мастерская по ремонту обуви создаёт мусор не с квадратных метров, а с рабочего места. Гостиницы, санатории, рестораны и кафе в нормативном смысле гадят в зависимости от количества номеров либо посадочных мест, как кинотеатры и театры.

«Таких вопросов очень много. Магазин образует 165 кг, а рынок образует 60 кг. На рынках мусора меньше стало? Почему так?!» - перечислял Георгий Дыханов.

Он предложил снова рассмотреть нормативы и привязать их к реальным объёмам. Ровно об этом говорил, например, не так давно премьер-министр России Дмитрий Медведев.

Предпринимателям предлагают заплатить за ещё неоказанную услугу, посетовал Дыханов. Но тут же нарвался на реплику Алексея Хряпченко: «Ещё ни одно юрлицо не заплатило».

Алексей Хряпченко (12) Ольга Боброва.JPG
Алексей Хряпченко и Ольга Боброва.

Дальше общественные слушания пошли в форме пояснений Александра Зубарева к словам Георгия Дыханова. Иногда пояснения выглядели как ответы на вопросы, задававшиеся представителям правительства.

«Музыкальная школа должна была платить 100 рублей, а теперь 4000 рублей», - рассказывал, например, Зубарев.

В конце концов, у замминистра лопнуло терпение:

«Если вы задаёте вопросы, то не нужно на них самому же отвечать и вводить в заблуждение людей. Вы ответили неправильно».

4.jpg

Представители исполнительной власти пытаются быть услышанными.

Зубарев передал слово Соломону Гинзбургу. Тот обещал вы ступить за 200 секунд, но вышло несколько больше. Причём начал член Общественной палаты Калининградской области с того, что назвал всё предыдущее «потоком сознания». Потом перешёл к мусорным проблемам Неаполя несколько десятилетий назад и сказал, что Калининградская область теперь ровным счётом как Неаполь.

Зубарев передал слово Юрию Злобину, генеральному директору ООО «УК КалининградЭнергоИнвест». Выглядело это как домашняя заготовка. Злобин сначала рассказал, насколько ушли вперёд в сфере переработки отходов страны Запада. С этим никто не спорил. Участники внимали презентации как откровению свыше.

Юрий Злобин.JPG
Юрий Злобин.

Из всех полигонов легальными Злобин признал только два: на востоке области. (Только спустя полчаса представителю правительства удалось вставить слово, сказав, что это не так.)

Полигон ТБО в посёлке Корнево, по словам Злобина, из-за отсутствия финансирования не строится и даже не проектируется. На свалках региона складывается до 99% отходов. С этим никто не спорил. При этом кто-то, вероятно, ещё помнил, что Владимир Путин требовал поскорее довести долю переработки до 30% в обозримый период времени. Злобин утверждал, что без раздельного сбора отходов никуда не деться, потому что если сортировать неразделённый мусор, то больше 15% переработать не удастся. Остальное — снова на полигон. Калининградская область постепенно зарастёт полностью полигонами. Какой же выход?

Выход — это главное, чем завершилось 40-минутное выступление Злобина — состоял в том, чтобы принять некий инвестиционный проект стоимостью 10 млрд рублей, преподносимый неким консорциумом с участием итальянской компании.

Выступление Злобина не удалось прервать даже Александру Зубареву. На поначалу вялые попытки Злобин просил «ещё 15 секунд», которые ему тут же и предоставлялись.

В конце концов, право включить микрофон дошло и до опытных общественников. Представитель общественного совета в Советском городском округе привела в пример почему-то «Водоканал»: «Наворовал и убежал». По её версии, реформа обращения с мусором в Калининградской области может закончиться именно таким финалом. Общественность, к тому моменту в зале немного поредевшая, одобрительно загудела.

Из всех представителей власти на явный разгул неограниченного регламентом популизма остро реагировала только Ольга Боброва.

«Роль службы по тарифам — это роль калькулятора. Произошло существенное снижение тарифа. Мы вытащили 57,5 млн из заявленных оператором», - сумела вставить она в возникшую паузу.

Но тут слово взял атаман Максим Буга. Очевидно, догадываясь, что получит безусловное одобрение, он заявил: «В ходе так называемой реформы я увидел только изменение тарифа в 2019 году. Кроме повышения тарифа, которая отразится на населении, в этой реформе ничего не увидел».

Максим Буга Юрий Кондратьев.JPG
Атаман Максим Буга (в центре). Слева: заместитель председателя комитета городского хозяйства администрации Калининграда Юрий Кондратьев (он не выступал).

Большая часть зала снова загудела, выражая явное одобрение.

Пока шло обсуждение, директор единого регионального оператора Алексей Хряпченко время от времени пытался то ли выступить, то ли взять слово на программную речь. Но получались только реплики. В конце концов, он отчаялся и нарисовал на лежавшем перед ним листе бумаги (вероятно, невысказанной речью) стол со стоявшей на нём вазой с растением без листьев.

стол с вазой.jpg
Стол с вазой, нарисованный Алексеем Хряпченко.

Время подходило к половине шестого. Слушания длились уже 2,5 часа, когда Александр Зубарев решил всё завершить:

«Мы сегодня делаем первый шаг. Всё, коллеги, закончили».

Никто не протестовал. Даже представители исполнительной власти.

(0)
Опрос
  • Покупаете ли вы подержанную (секонд-хенд) одежду?
Проголосовало 54 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты