Ветеран ВОВ Тамара Самоварова: "Даже в войну Кенигсберг выглядел сказочным городом"

04.05.2013 00:00
   


Ветеран ВОВ Тамара Самоварова: "Даже в войну Кенигсберг выглядел сказочным городом"
Ветеран Великой Отечественной войны, участница штурма Кенигсберга Тамара Самоварова рассказала корреспонденту Русского Запада о том, какой была для нее Восточно-Прусская наступательная операция советских войск.
Всю войну  наша собеседница  служила хирургической сестрой 482-го полевого госпиталя 31-й Армии 3-го Белорусского фронта в звании старшины медицинской службы.
В этом качестве Тамара Самоварова и вступила на землю Восточной Пруссии. Туда, откуда в 1941 году нацисты двинули свои войска на ее страну. На Москву, в которой она выросла и которую пришлось покинуть, уйдя на фронт со второго курса медучилища…

СУ 76 атакует немецкие позиции в предместьях Кенигсберга.jpg
Корр.РЗ: 
-Тамара Алексеевна, большое спасибо, что уделяете нам время и рассказываете о событиях войны, в которых Вы принимали непосредственное участие. Ведь Вы были в гуще событий при штурме  города-крепости Кенигсберг, еще не зная, что этот город станет для Вас второй Родиной.
- Действительно, тогда я об этом не знала, в 1945 году мне был 21 год,  я всю войну работала хирургической сестрой. Наша 31-я армия 3-го Белорусского фронта ворвалась на землю Восточной Пруссии через Тильзит (ныне – г. Советск Калининградской области, – прим. Русского Запада). Когда часть добралась до Инстербурга (ныне – г. Черняховск Калининградской области, – прим. Русского Запада), армия двигалась настолько быстро, что мы почти не могли принимать раненых. Наступление лишило нас возможности развернуть полевой госпиталь. Впрочем, то же было и с другими медиками армии. Передышка выдалась лишь после взятия Инстербурга. Именно там, в небольшом городе, среди аккуратных двухэтажных прусских домов случилась эта история… Даже неудобно рассказывать…
- Что произошло?
- Напротив нашего расположения было полуразрушенное старинное строение. Несмотря на то, что из госпиталя отлучаться без разрешения было строго запрещено, я с двумя другими хирургическими сестрами отправилась в этот дом. Нам так  хотелось трофеев, чего-то женского, не военного... Идем, а навстречу - двое легкораненых, которые помогали нам при госпитале.
- Девчата, там немцы столько всего оставили… и платья, и туфли - все побросали, - говорят раненые. – Как в дом войдете, - увидите большой шифоньер, – в нем все и лежит.
- Мы обрадовались. Вошли в дом, нашли этот шкаф и дернули за ручку. А оттуда на нас вывалился труп замерзшего немца. Как мы бежали, как кричали! А ведь парни пошутили над нами так, чтобы неповадно было за трофеями лазить.
Перевязка1.jpg

- Какие самые страшные ранения вы видели в Пруссии?

- Когда наш госпиталь остановился под Прейсиш-Эйлау (ныне – Багратионовск Калининградской области, – прим. Русского Запада) в ожидании новой партии раненых, нас внезапно вызвали на пригородное шоссе. Мы похватали санитарные сумки и - бегом туда. На дороге - целое месиво из наших солдат. Живые, мертвые, покалеченные. Кто-то погиб, у кого-то оторваны конечности. Оказалось, что шедший по дороге грузовик подорвался на мине.
Погибшие при подрыве мины.jpg

- Какой вам запомнилась первая встреча со столицей Восточной Пруссии?
- Мы подошли к Кенигсбергу с востока. Наши бойцы штурмовали пригороды, обеспечивая другим соединениям возможность сломить оборону самой прусской столицы. Когда утихли бои в самом городе, туда попали и мы. Несмотря на войну, это было удивительное место. Кенигсберг мне запомнился совсем иным, чем предыдущие города, что мы брали. Он казался сказочным: узкие улочки, шпили, скульптуры. Несмотря на то что город был сильно разрушен в центре, там все равно было видно, насколько он красив. Красивые старинные дома, незнакомые надписи – все не такое, как у нас. И это вызывало особенные чувства. Мы, простые советские девушки, ничего подобного раньше не видели, - все было в новинку. Мне тогда и в голову не приходило, что однажды я приеду сюда жить и останусь здесь на всю жизнь.
Советские солдаты на реке Прегель.jpg

- Как вы вернулись в Кенигсберг?
- До этого момента еще была Победа: 9 мая 1945 года я вместе со своим госпиталем застала в Чехословакии. После войны вернулась в Москву, устроилась на работу в Дом ветеранов сцены. А спустя год, в 1946-м, мне на глаза попалось объявление о вербовке рабочих в Кенигсберг: туда набирали всех желающих. Так я вернулась в этот город. Сейчас это мало кто помнит, но тогда он жил в режиме комендантского часа… Нас вместе со многими другими приезжими поселили в вагонах - там, где сейчас находится ул. Киевская.
- Как Вы жили  в послевоенном Кенигсберге?
- Я работала медсестрой в Железнодорожной больнице. Первое время мы питались, конечно, довольно плохо. Спасала треска, которую ловили сами, да картошка, которую удавалось выручать по сходной цене у местного немецкого населения. Мы работали много, а когда выдавались выходные, шли на субботник: нужно было восстанавливать город. Я трудилась на заготовке кирпичей. Со временем разрушенные улицы отстраивались, - и жизнь потихоньку наладилась.

На фото: Хирургическая сестра 482 полевого госпиталя 31 армии 3 Белорусского фронта,
старшина медицинской службы Тамара Самоварова

Тамара Самоварова.jpg

© Информационное агентство Русский Запад. Специальный корреспондент Алена Мирошниченко

© Информационное агентство Русский Запад. Руководитель корпункта в Калининграде Петр Старцев

© Фото предоставлено Тамарой Самоваровой

© Фото из архива Русского Запада
(0)
Опрос
  • Как часто вы употребляете спиртное (пиво, вино, водка и т.п.)?
Проголосовало 582 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты