Доступная среда. Для всех?!

17.03.2016 11:00
   


Доступная среда. Для всех?!
На выставке в "Пакгаузе" (Музей Мирового океана).

Руководитель Калининградской региональной общественной организации инвалидов «Ковчег» Роман Аранин в феврале 2016 года не только обсудил с председателем правительства РФ Дмитрием Медведевым строительство в Калининграде завода по производству электроколясок, но и стал одним из героев уникального российско-шведского фотопроекта. Подробнее об этих событиях «Русский Запад» расспросил самого Романа Аранина.

- Роман, как к вам поступило предложение стать героем фотовыставки «AccessAbility»/ «Доступная среда для всех»?

- Организаторы этой выставки искали людей, которые занимаются безбарьерной средой. Им рассказали о нашей организации «Ковчег», сказали, что есть вот такие пять человек, которые в Калининграде занимаются доступной средой.

У нас самих давным-давно была идея пригласить кого-то из Швеции, потому что у нас шведские лифты, пандусы – работаем с тремя шведскими фабриками. И, сравнивая доступность в Германии и в Швеции, реально в Швеции на 30% всё более доступно.

Потом организаторы «AccessAbility»/ «Доступная среда для всех»сообщили, что хотят появиться здесь, в Калининграде, и им нужны надёжные партнёры. Я сказал: «Мы готовы этим заниматься, но только при условии, что вы привезёте нам кого-то интересного из Швеции». И они привезли представителя Ассоциации людей с особенностями Швеции Кена Гаммельгорда.

На выставке.jpg
На выставке 
AccessAbility в Музее Мирового океана.

- Вы сразу согласились принять участие в проекте?

- Мы с Татьяной (Татьяна Анашенко, специалист КРООИ «Ковчег» в области создания доступной среды. - Прим. РЗ) согласились сразу.

Изначально выставка должна была разместиться в актовом зале на втором этаже в Музее Мирового океана. Мы сказали, что при таких условиях не будем принимать участие, тогда выставку перенесли в «Пакгауз», за что большое спасибо. Музей недавно приобрёл правильный пороговый пандус и благодаря этому «Пакгауз», наконец, стал доступен для людей с ограниченными возможностями.

На самом деле получилось очень симпатично, и место очень подходящее. До Калининграда выставка побывала в Пскове, Санкт-Петербурге, Архангельске, и организаторы отметили, что из всех городов, где прошла выставка, у нас была наиболее подготовленная площадка.

Татьяна Анашенко.jpg
Фотография Татьяны Анашенко на выставке.

- А где проходила фотосъёмка?

- Меня прямо здесь фотографировали, в «Ковчеге». Фотограф Алексей Костромин посадил меня напротив фрезерного станка в мастерской. Вот так он решил, так меня увидел.

Сначала я думал: «Ну, у нас своих фотографов ребят хороших много», сватал их шведам, но они говорят: «Нет, у нас есть проверенный». И вот когда он начал со светом что-то экспериментировать, я понял, что парень - профессионал. Мне как мужчине мои фотографии не интересны, а Таня, и правда, получилась очень хорошо.

На выставке, если заметили, была одна интересная фотографии. Я настойчиво просил шведов не размещать её у нас, так как наша публика пока не готова к такому. Фотография сама по себе нормальная – сидит девушка в инвалидной коляске, но её история... Дословно не помню, но суть такая: «Я была несчастным человеком в Африке, потом я стала беженцем, уехала в Швецию, там я встретила свою любовь... Теперь я беженец, инвалид, негр, лесбиянка...» Мы ещё недостаточно толерантны к такому. Но, если не вчитываться в легенду, фотография красивая.

- Помимо фотовыставки, шведы привезли ещё и выставку «Design for Dignity»/ «Дизайн для достойной жизни», где представлены 22 технических средства от шведских компаний для людей с особенностями развития.

- Да, выставка отличная. Технические средства представлены именно с точки зрения дизайна. Шведы обещали привезти немного другие экспонаты, в том числе две интересные электроколяски. Они мне понравились, и мы даже думали подписать со шведами контракт. Но, почему-то не привезли, что-то не сложилось.

- Роман, а насколько доступны такие технические средства?

- Хочу сразу сказать – они доступны. Тут постановка вопроса неправильная. К примеру, санитарный стул, который также представлен на выставке, есть в федеральном перечне. Понятно, что человеку достанется, может быть, не конкретно вот этот стул. Но должна быть нормальная работа местной общественной организации с Фондом социального страхования. Если мы им объясним, что нам надо именно это, поможем написать техническое задание и откажемся все от того не очень качественного стула, который привезут как альтернатива тому красивому шведскому, то в следующий раз в техническом задании они опишут именно его и через аукцион купят этот шведский санитарный стул.

ФЗ-44 не говорит о том, что нужно купить самое плохое, он говорит о том, что просто купите необходимое через электронный аукцион. Здесь должно быть взаимодействие.

Москва, к примеру, может себе позволить свой городской отдельный перечень, и инвалидам выдают какие-то красивые технические средства за счёт этого перечня. Калининград и Калининградская область точно по своему бюджету это позволить не смогут.

- А как прошла встреча с представителем Ассоциации людей с особенностями Швеции Кеном Гаммельгордом?

- Мы попросили привезти к нам шведа, борца за доступную среду, но позитивного. Побывавший у нас Кен Гаммельгорд рассказал, что они каждый четверг на протяжении четырёх лет митинговали перед зданием правительства Швеции и добились подписания закона о персональном помощнике, то есть дают человека, который 60 часов в неделю с тобой занимается не за твои деньги, а за федеральные. Это хорошая идея, её надо продвигать, потому что у нас сейчас на эти цели выделяется 1 200 рублей в месяц.

Кен нам также показал презентацию и рассказал, вот так надо делать транспаранты, вот так надо делать забастовки, а у нас половина присутствовавших – социальные работники. Представляю, как у них волосы дыбом вставали от таких слайдов.

Сказал, что у них есть проблемы с выдачей технических средств реабилитации, с доступом во все здания, всё плохо, не платят. Я слушал и понимал, что негативных инвалидов много - и не только у нас, но и во всём мире.

Кен и Роман.jpg
Кен Гаммельгорд и Роман Аранин (справа).

- Мне удалось пообщаться с Кеном Гаммельгордом в «Пакгаузе» и он рассказал, что в Швеции в соответствии с законом дома строятся с пандусами и за неисполнение закона полагается штраф.

- Смотрите, дом с пандусом – это изначально неправильно. Когда вы будете разговаривать с любым архитектором, он вам скажет, что бордюр должен быть не менее 30 см, иначе вода от машин будет заливать тротуар, на входе должен быть порог у двери 4 см и так далее. Вы же видели, что у нас нет абсолютно никакого порога на входе в «Ковчег», чтобы людям удобнее было заезжать на колясках и ничего никуда не заливает, не затекает. Такие же 20 домиков «без порога» построили и на улице Колоскова.

Мы почему и делаем семинары по «Доступной среде», потому что поняли – копать надо с консерватории. Мы пытаемся донести какие-то базовые основные вещи.

- А как часто вы проводите у себя семинары?

- Проводим семинары уже третий год подряд. В 2016 году, в мае или июне, будет серьёзный семинар на три дня, приедет Ингеборге Штудде из сената Берлина. Из Москвы - Сергей Чистый, главный специалист по адаптации архитектурных памятников. Поговорим с епархией и, может быть, на примере Храма будем что-то экспериментировать, проводить мастер-классы.

Осенью 2015 года мы ездили в небольшой городок Кулдига в Латвии. Сергею Чистому этот городок заказал комплексный проект, то есть сделать его безбарьерным для всех. Этот проект на семинаре тоже представим.

Плохо, что это всё неинтересно архитекторам. Они ведь искренне считают, что лестница – это главное украшение здания. Заходишь иногда в здание, а там – восемь ступенек. Ну, зачем такое? Можно же было просто «резинкой» подтереть и опустить пол. И это повсеместно. Архитекторы искренне этого не видят.

- Не видят или не хотят видеть.

- Не хотят – заставим. Просто руки не доходят. Сейчас закон абсолютно на нашей стороне, прокуратура на нашей стороне. Мы сейчас заводом несколько озадачились, хочется решить какую-то большую задачу, а потом к этому вернуться.

Здания то уже построены, и они никуда не денутся. Самое плохое, что это всё проходит через Госархнадзор. Получается, люди просто не видят этой проблемы. Здесь, на семинарах, мы берём людей, которые через час начинают засыпать от всех этих строительных норм, сажаем в обычные инвалидные коляски, кладём на входе досточку в 2 см, и никто не может её переехать. И тут у них происходит прозрение – это, оказывается, проблема!

Но, хочу отметить, что сейчас мы видим встречное движение со стороны мэрии. Мы им дали план, по которому хотя бы к ЧМ-2018 по футболу основные магистрали приспособить, то есть мы представили, куда могут пойти люди – в Рыбную деревню, Художественную галерею, на площадь Победы. Мы запланировали все эти вещи в этом и следующем году сделать. Мы пытаемся не упустить все моменты, которые сейчас делают по благоустройству, и всё это проконтролировать.

- Не могу не спросить про вашу встречу с председателем правительства РФ Дмитрием Медведевым, с которым вы обсудили строительство в Калининграде завода по производству электроколясок.

- Лучше я пока промолчу. Поддержка будет, а как это всё сформулировать в рамках всех этих бюджетных отношений, пока не очень понятно. Пока получается так, что мне нужно брать кредиты, но это вариант мне не очень нравится. Поэтому сейчас выруливаем, все очень конструктивно настроены.

В Минсоце мне выдали начальника отдела как менеджера, две недели со мной занимается, в Москву уже два раза летали. Думаю, что в ближайшее время сформулируем и отправим Максиму Топилину документ и будет понятно, как и что.

Вопрос решается хорошо, но не решится окончательно, пока мы все вместе не придумаем, как бюджетные деньги повернуть так, чтобы родилось наше здание, наш завод.

- А сколько сейчас у вас работает человек?

- Работает семь человек, в мастерской – четверо, а будет 37 человек. Сегодня встречался с тремя людьми в инвалидных колясках, которые хотят у нас работать, но их брать некуда сейчас, элементарно нет места.

После встречи с Дмитрием Медведевым в день звонят по два-три человека, которые просят устроить на работу или своего сына, или мужа. Это хорошо, люди заинтересованы, так что строительство завода необходимо.

Посетить выставки «AccessAbility»/ «Доступная среда для всех» и «Design for Dignity»/ «Дизайн для достойной жизни» в выставочном корпусе «Пакгауз» можно до 1 апреля 2016 года.


На открытии выставок, которое состоялось 1 марта, корреспонденту «Русского Запада» также удалось задать несколько вопросов Кену Гаммельгорду.

- Какие проблемные места вы бы обозначили в Калининграде?

- Начнём с дорог: дороги, тротуар, бордюры – ничего не соответствует норме, ничего не приспособлено. Многие тротуары просто в плохом состоянии. Также магазины - практически везде мы видим ступеньки. Это то, что бросается в глаза сразу.

- Как можно решить эти проблемы? На встрече с Романом Араниным вы дали ему какой-то совет?

- Если мы говорим о дорогах, то необходимо обращаться в ту структуру, которая отвечает за состоянием дорог. Это их первостепенная задача сделать доступным дороги, тротуары и так далее. Подобные структуры не должны быть сконцентрированы только на автомобилях.

Что касается жилых зданий, домов, то тут необходимо ориентироваться на собственников жилья.

- Как все эти проблемы решаются в Швеции?

- Изначально планируется, разрабатывается проект, как нужно сделать правильно, составляется список приоритетов. Особое внимание уделяется пешеходным переходам. Все эти мероприятия планируются не на один год, а на несколько лет. Безусловно, предпочтение отдается тем местам, которые затрагивают наибольшее количество людей.

- В Швеции дома, учреждения культуры уже проектируются с учётом потребностей людей с ограниченными возможностями здоровья?

- Что касается именно приспособлений – пандусов и прочее, то в Швеции законодательство на этот счёт было принято в 1968 году. Безусловно, вопросы доступности должны быть изначально предусмотрены при проектировании зданий. С другой стороны, я должен быть честным и сказать, что, несмотря на существующий закон, не все архитектурные бюро Швеции добропорядочны и соблюдают закон.

Должна быть система наказания, то есть, если требование не выполняется, то организации штрафуются. У нас в Швеции есть такая система, может быть, не всегда успешно она работает, но она есть.

Подготовила Анна Михайлова
(0)
Опрос
  • Покупаете ли вы подержанную (секонд-хенд) одежду?
Проголосовало 199 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты