Защитник Сушкевич сказал о роли других врачей в деле о смерти ребёнка

29.10.2020 18:16    © Фото: Пётр Старцев
4 мин   


Защитник Сушкевич сказал о роли других врачей в деле о смерти ребёнка
Элина Сушкевич.

Защитник врача Элины Сушкевич, обвиняемой в убийстве ребёнка, высказался о роли других докторов в жизни и смерти недоношенного малыша. На заседании Калининградского областного суда 29 октября 2020 года юрист Камиль Бабасов поднял инструкции, по которым должны работать медики после сложных родов.

«О рождении ребёнка, нуждающегося в интенсивной терапии, информация незамедлительно направляется дежурному врачу регионального перинатального центра», - процитировал приказ минздрава региона защитник Элины Сушкевич Камиль Бабасов и зачитал ещё несколько пунктов приказа, в которых ключевую роль в судьбе таких детей должен играть именно неонатолог. Причём, сразу после появления на свет.

Елена Белая.jpg

Елена Белая - ещё один подсудимый по этому делу

«О рождении Ахмедова не было сообщено своевременно, - сказал юрист Камиль Бабасов. – Ребёнок нуждался в реанимации, после рождения он был помещён в палату интенсивной терапии. Сообщение о том, что он родился, было только в 7.50, что является нарушением со стороны персонала родовспомогательного учреждения».

«Какой вопрос рассматривается у нас?», - спросил судья Сергей Капранов.

«Свидетели давали показания о том, что они не нарушали правил, - начал отвечать защитник Элины Сушкевич. – Свидетель Косарева, свидетель Кисель сообщали, что никаких нарушений с их стороны допущено не было… Кроме того, свидетель Косарева сообщала нам ложные сведения о том что»…

«Давайте без оценки, пожалуйста, - попросил судья. – Это ваша оценка».

«Хорошо, это наша оценка, - согласился юрист Бабасов. – Она сообщала о том, что с приездом врача Сушкевич, они передали новорожденного ей и дальнейшее лечение и транспортировка было её задачей. В данном случае, есть прямое нормативное указание о том, что решение о возможности перевода принимается врачом родильного дома, в данном случае – заведующим отделения, которым была сама Косарева и врачом реанимационной бригады. Такого решения в материалах дела не имеется. Никаких переводных эпикризов врачом Косаревой не составлялось. Свидетелями, работниками родильного дома, сообщалось, что состояние ребёнка позволяло транспортировку и перевод исключительно в условиях стабилизации состояния. Крайне тяжёлое состояние, о котором сказала свидетель Астахова, исключает стабильность новорожденного».

Защитник Элины Сушкевич попросил исследовать эти пункты в присутствии присяжных.

«Напомню, что рассматриваемое уголовное дело – дело не о врачебной ошибке и не о правильности или неправильности оказания медицинской помощи, - заметила представитель стороны обвинения. – Рассматривается уголовное дело о факте умышленного причинения смерти новорождённому Ахмедову».

Смерть новорожденного, по версии защиты, произошла не из-за действий неонатолога Элины Сушкевич. Чтобы подтвердить это, юристы представили мнения экспертов федерального уровня. Выкладки столичных профессоров сводились к тому, что малыш умирал без шансов на выживание. При этом, адвокаты выразили неприятие результатов официальной судебно-медицинской экспертизы.

© ИА Русский Запад/пс

Опрос
  • У вас есть знакомые с официальным диагнозом "коронавирус"?
Проголосовало 418 человек Проголосуй, чтобы узнать результаты